0
698
Газета Поэзия Печатная версия

24.05.2023 20:30:00

Полет за Золотым руном

Реальность иллюзии поэта-символиста

Тэги: филология, литературоведение, андрей белый, миф, философия, антропософия, брюсов, розанов, достоевский, блок, есенин, клюев, гумилев, символизм, античность


15-2-1-t.jpg
Андрей Белый был мастером
мифотворчества. Фото 1912 года
Практически любой писатель стремится запечатлеть себя в сознании современников и в памяти потомков в наиболее выгодном для себя свете. Переиначив название романа Федора Сологуба, он творит о себе легенду. Денис Давыдов и Николай Гумилев хотели, чтобы их воспринимали поэтами-воинами, Валерий Брюсов любовно создавал культ «черного мага», а Владимир Соловьев, напротив – творца-монаха.

Не стал исключением и Андрей Белый (1880–1934). Доктор филологических наук, заведующая «Мемориальной квартирой Андрея Белого» Моника Спивак в новой книге рассматривает разнообразные мистификации автора «Петербурга». На протяжении жизни знаменитый писатель неоднократно конструировал мифы, превращая их в реальность. Сначала чтобы занять место среди многочисленных групп символистов, затем в результате сложившегося любовного треугольника с Асей Тургеневой и основателем антропософского движения Рудольфом Штейнером и, наконец, в период жизни в Советском Союзе, – уже с целью выживания и одновременно ради сохранения собственной идентификации в условиях враждебной писателю-символисту идеологии.

Так, интересна роль Белого в организации кружка «Аргонавты», серьезно повлиявшего на язык и эстетику символизма. В исследовании отмечается, что поэт творчески переосмыслил древнегреческий миф, давший название литературному объединению. Сказание о плавании за золотым руном превратилось в солярный миф о полете. Его истоки в новом изложении лежат не в исследованиях античности, а в философии Фридриха Ницше. В частности, само слово «аргонавты» было взято из «Веселой науки». Вторичен и образ Солнечного града, позаимствованный не напрямую из трактата Томмазо Кампанеллы, а из статьи о знаменитом итальянском мыслителе друга семьи Белого социолога-позитивиста Максима Ковалевского (неожиданный выбор для символиста!). Да и устойчивая идиома «дети Солнца» (ее также использовал Константин Бальмонт) пришла не из трудов автора «Civitas Solis», а из «Дневника писателя» Федора Достоевского и «Семейного вопроса» Василия Розанова.

Переосмысливался Белым и восходящий к Священному Писанию образ жезла Аарона. По мысли поэта, как расцветший жезл первосвященника, отечественная словесность возродится, если к форме и содержанию текста (то есть к «непересеченным сферам») добавить тишину, «смысл слов еще безгласных, глаголющих тайно». Помимо образа жезла Белый использовал образ расцветшего «словесного древа», который он взял из стихотворения поэта-имажиниста Николая Клюева «Оттого в глазах моих просинь…», посвященного Сергею Есенину.

15-2-2-t.jpg
Моника Спивак.
Андрей Белый: Между мифом и
судьбой.
– М.: Новое литературное
обозрение, 2023. – 848 с.
В новом исследовании Спивак также опровергает устоявшиеся в научной литературе взгляды, согласно которым основную роль в возникшем в пореволюционные годы издательстве «Алконост» играл Александр Блок. По мнению автора монографии, формирование концепции издательства в значительной степени лежало на Белом. Это косвенно подтверждается использованием графиком Александром Головиным при создании логотипа «Алконоста» всех предложенных писателем идей, в результате чего в образ мифической птицы были внесены нужные для книжной деятельности смыслы. Читателям предстала не птица-вдова, не птица-зимородок с хохолком на голове, а прекрасная птица-дева, что «близь рая пребывает» и доносит до людей дивные напевы.

Не менее значимы и такие связанные с мифотворчеством сюжеты, как роль танца в жизни Белого, его непростые отношения с критиком и переводчиком Эмилием Метнером или с публицистом Ивановым-Разумником и многие другие.

По прочтении книги вспомнились слова французского философа-структуралиста Ролана Барта, однажды назвавшего миф словом, которое поставили не на свое место. Остается понять, на месте ли стоят многочисленные мифологии поэта-символиста Андрея Белого.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Не мы такие, жизнь такая

Не мы такие, жизнь такая

Арсений Анненков

Первый роман Ги де Мопассана как сеанс саморазоблачения

0
2504
Судьба медвежья

Судьба медвежья

Вячеслав Куприянов

Стихи о физической карте мира, хорошем людоеде и звездном небе над головой

0
1323
Пойдем на край долины

Пойдем на край долины

Мила Михайлова

Мистические и (опти)мистические тексты наших дней

0
1593
Иеромонах в гостях у Бегемота

Иеромонах в гостях у Бегемота

Елена Кукина

О том, как быть не русским, но москвичом, Павле Флоренском и ковидной самоизоляции

0
602

Другие новости