0
4284
Газета Политика Печатная версия

21.10.2002 00:00:00

Уроки карибского кризиса

Карэн Хачатуров

Об авторе: Карэн Арменович Хачатуров - доктор исторических наук, профессор Дипломатической академии МИД России.

Тэги: куба, карибы, кризис, сша, урок


"Дежа вю" - диагноз иракофобии Вашингтона, готового в обход СБ ООН развязать против Багдада войну либо принудить его к миру на условиях безоговорочной капитуляции. Но госсекретарь Колин Пауэлл тысячу раз прав, утверждая, что "не видит ничего принципиально нового" в провозглашенном Вашингтоном праве отстаивать свои интересы любыми средствами (вплоть до упреждающих военных ударов по странам, чью политику он считает угрожающей). Назову лидера нации, который вызывает у Вашингтона стойкую аллергию не 10, а 40 с лишним лет, имя его Фидель Кастро. А по большому счету США начали грозить Кубе вслед за рождением последней в Новом Свете латиноамериканской республики.

Мессианская гордыня всегда обуревала правителей США, их аргументы и сама фразеология часто агрессивно убоги, на грани полукриминальной лексики. Президент Джордж Буш-младший так объясняет главную вину Саддама Хусейна: "Этот парень собирался грохнуть моего папашу". Почти 100 лет назад отец политики "большой дубинки" и "дипломатии канонерок" президент Теодор Рузвельт чистосердечно свидетельствовал с трибуны панамериканской конференции: "У меня вызывает такое отвращение эта адская кубинская республичка, что хотелось бы стереть ее народ с лица земли. У нас нет иного выхода, кроме вмешательства. Это убедит подозрительных идиотов в Южной Америке в том, что при желании мы можем вмешаться и что мы жаждем земель". Именно в таком контексте полезно вспомнить истоки карибского кризиса, его фабулу и его уроки.

Постреволюционная Куба еще до провозглашения радикальных целей была объявлена США государством-"изгоем". 3 января 1961 г. президент Дуайт Эйзенхауэр разорвал дипломатические отношения со строптивым государством и приступил к интенсивной подготовке вторжения на Кубу в условиях ее торгово-экономической блокады. ЦРУ развернуло масштабные диверсии, включая охоту на Фиделя Кастро. 17 апреля 1961 г. в районе Плайя-Хирон был высажен десант с интервентами, вскоре уничтоженный.

В обстановке конфронтации двух сверхдержав безысходная для Кубы ситуация была использована Москвой, которая 5 мая 1960 г. восстановила официальные отношения с Гаваной. Через два года новому военно-политическому союзнику было предложено в целях обороны размещение нацеленных на США ракет с ядерной начинкой. Никите Хрущеву приписывают такой обращенный к министру обороны Родиону Малиновскому вопрос: "Почему бы не запустить ежа дяде Сэму в штаны?" В ходе беспримерной морской операции "Анадырь" на остров, расположенный в 11 тыс. км от СССР и в 150 км от США, были тайно доставлены 50 тыс. солдат и офицеров и 42 ракеты среднего радиуса действия. Фидель Кастро прав, когда первоначально предлагал (и об этом он напомнил на днях) разместить ракеты на основе договора об оказании оборонной помощи.

Когда ракеты ставились на боевое дежурство, тайна стала постыдной явью. 14 октября 1962 г. самолеты У-2 зафиксировали советские ракеты. В соответствии с рассекреченными записями совещаний в Белом доме военные советники Джона Кеннеди предлагали сравнять Кубу с землей, а затем вторгнуться на остров. Президент, однако, полагал, что удар по Кубе "даст сигнал Советам для вторжения в Берлин". Москва продолжала отрицать очевидное уже на встрече 18 октября президента США с министром иностранных дел Андреем Громыко.

Карибский кризис вступил в критическую фазу, когда 22 октября Джон Кеннеди, публично заявив, что СССР создал на Кубе ракетную базу, объявил о начале морской блокады острова и приведении вооруженных сил США в боевую готовность. На следующий день советское правительство заявило, что нанесет "самый мощный ответный удар". Америка, да и весь мир содрогнулись, ощутив ледяное дыхание, казалось бы, скорой ядерной зимы. Впервые мир реально оказался у порога термоядерной войны.

Мир висел на волоске, и тогда для лидеров двух сверхдержав наступил момент истины, они осознали свою уязвимость и взаимозависимость. 26 октября Москва объявила о готовности вывезти ракеты при условии гарантии ненападения на Кубу. Карибский кризис был разрешен, стал достоянием истории, хотя по сей день США и Куба рассекречивают документы, проливающие дополнительный свет на драматические события 40-летней давности. Через 13 месяцев после начала кризиса был застрелен Джон Кеннеди, а спустя еще 11 месяцев отправлен в отставку Никита Хрущев. В их судьбе пусть не решающую, но определенную роль сыграла компромиссная позиция здравомыслящих лидеров. Главного они достигли: после карибского кризиса мир не подвергался подобному испытанию.

Конструкция миропорядка времен карибского кризиса рухнула. России не до великодержавных игр, Куба - маргинал на мировом геополитическом поле, год назад Москва объявила о решении демонтировать на острове радиолокационную станцию - последний форпост былой империи. И все же по-прежнему актуальны уроки карибского кризиса, главные из которых - уязвимость планеты, незащищенность ее обитателей перед лицом агрессии, неизбежность огласки сокровенных тайн, неотвратимость возмездия, безальтернативность поиска мирного урегулирования самого острого конфликта, готовность ради этого пожертвовать собственной репутацией: советскому руководству не легко далось унизительное решение признать ложь и отступить.

Универсальные уроки карибского кризиса приобрели за последний год новую тональность. Лишенная сдержек и противовесов единственная сверхдержава, столкнувшись с международным терроризмом - бессмысленным и беспощадным, поддалась опасному искушению приспособить глобальную антитеррористическую акцию к своим далеко не бескорыстным интересам. В списке стран-"изгоев", нанизанных на "ось зла", первой мишенью назначен Ирак. По прогнозу Альбера Гора - конкурента Джорджа Буша на последних выборах, новый президент намерен развязать "цепь войн", это чревато появлением "легиона врагов". Директор ЦРУ Джордж Тенет в письме к конгрессу сомневается в использовании Ираком химического или биологического оружия и предостерегает, что военная акция может спровоцировать Багдад на отчаянные шаги с катастрофическими для США последствиями. Новейшая разведывательная технология не выявила наличия в Ираке оружия массового поражения, что было доказано в канун карибского кризиса допотопными по нынешним стандартам средствами.

К "оси зла" последней в проскрипционном списке причислена Куба. Тогда же экс-президент США Джимми Картер посетил остров, где дезавуировал обвинение Вашингтона о разработке Кубой биооружия и его возможной передаче террористам. Картер называет себя "другом Фиделя", он - жесткий критик твердолобой антикубинской политики Белого дома, и для Гаваны - сущий подарок присуждение ему Нобелевской премии мира аккурат в 40-ю годовщину карибского кризиса.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Память о Великой Отечественной Войне как нельзя более актуальна сегодня

Память о Великой Отечественной Войне как нельзя более актуальна сегодня

Олег Никифоров

Федеральный президент ФРГ выступил с речью о необходимости извлечь уроки из истории нападения  Германии на СССР

0
1018
С пятницы на воскресенье. Про факап, Чижика-Пыжика и другое такое же

С пятницы на воскресенье. Про факап, Чижика-Пыжика и другое такое же

Алла Хемлин

0
804
Шаг вперед, два назад, флот в океане, пушки в поле

Шаг вперед, два назад, флот в океане, пушки в поле

Россия продолжает демонстрировать возрастающие возможности Вооруженных сил

0
2682
Конец эпохи Меркель

Конец эпохи Меркель

Владимир Иванов

Спецслужбы обеспокоены ростом правого экстремизма

0
1139

Другие новости

Загрузка...