0
1178
Газета Политика Печатная версия

22.10.2009 00:00:00

Уголовно-преступный личный состав

Владимир Мухин
Обозреватель «Независимой газеты»

Об авторе: Владимир Георгиевич Мухин - обозреватель "Независимой газеты".

Тэги: армия, призыв, судимость


Призывная кампания в разгаре, а в обществе активно идет дискуссия по поводу возможного призыва на службу в связи с нехваткой людских ресурсов лиц с уголовным прошлым. Замначальника Генштаба Василий Смирнов, который первым заявил о возможности призыва этой осенью лиц, имевших снятую или погашенную судимость, на днях, впрочем, дал задний ход: «Более 12 тысяч парней с уголовным прошлым пока останутся дома».

Правда, по информации из ряда регионов страны, призыв таких людей все-таки осуществляется. И в Генштабе подобную информацию не опровергают. Да и что, собственно, опровергать, если наличие снятой или погашенной судимости по закону не является основанием для освобождения от военной службы. Об этом же сказал на днях и заместитель генерального прокурора – главный военный прокурор Сергей Фридинский. По его мнению, «если людей, которые имели приводы в милицию или, к примеру, когда-то привлекались к ответственности за хулиганство, мы не будем брать в армию, думаю, что это будет несправедливо. При нормальной организации призыва они все-таки должны исполнять свой конституционный долг». Запрет на призыв в армию лиц с уголовным прошлым, по мнению Фридинского, имеет и другую сторону – «это станет одним из способов уклонения от военной службы». Мол, «достаточно будет попасть пару раз в милицию, чтобы тебе сказали – можешь в армии не служить».

Между тем вопрос о социальной справедливости при призыве в армию в нашем обществе носит, как известно, относительный характер. Можно не призывать в войска бывших хулиганов, но при этом «забривать» в армию молодых папаш и попечителей инвалидов, престарелых родителей, студентов, аспирантов и т.п. И здесь, конечно, работают не нравственные критерии и ценности, а практическая целесообразность. И с этим мало кто спорит. Хотя стремление сделать Российскую армию лучше и чище – это нормальное стремление и государства, и общественных организаций.

Тот же Сергей Фридинский, оправдывая призыв в армию бывших уголовников, категорически выступает против службы в армии офицеров и прапорщиков, имеющих условную судимость за корыстные преступления. Этот вопрос он поднимает уже несколько лет и приводит тревожную статистику. Скажем, в 2007 году, по данным военного прокурора, из ранее осужденных условно офицеров 67 человек снова попались на преступлениях. Причем, как правило, аналогичных тем, что уже совершали и за которые получили условный срок. При этом Фридинский не видит опасности в том, что юноши, прошедшие тюремные коридоры, привнесут в армейскую среду криминальные законы. «Чтобы не создавать нездоровый климат, надо, чтобы значительное количество таких призывников не оказывалось в одном подразделении. И командиры за этим следят», – считает Фридинский.

Такую точку зрения не разделяют «практики». Полковник запаса Анатолий Мосолов, долгое время командовавший воинскими коллективами и 13 лет возглавлявший в Московской области Орехово-Зуевский военкомат, сообщил «НГ»: «В основном мы направляли бывших уголовников в стройбат и другие аналогичные им подразделения. Концентрация таких людей там была очень большая. Но тогда в Генштабе понимали, что если эту «тюремную заразу» разбавить по всем войскам, то это, как птичий грипп, заразит всю армию». Мосолов признает, что призыв в армию лиц, имевших уголовное прошлое, – это вынужденная мера, связанная с дефицитом призывных ресурсов в стране. В том же Орехово-Зуевском военкомате план призыва увеличился сейчас в три раза, и здесь «хочешь или не хочешь, призывать бывших уголовников все-таки приходится».

По мнению многих российских правозащитников, проблема решается «просто». Так, ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова считает, что искоренить уголовную атмосферу в казарме поможет только перевод всей армии на контрактную основу. «Пограничные войска перешли на профессиональную службу, им устраивают испытательный срок, платят деньги. И границы на замке, и преступность меньше», – приводит пример Мельникова. А председатель комиссии Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей Александр Каньшин считает, что, «для того чтобы поднять воинскую дисциплину, уровень правопорядка в войсках, нужно создать молодежные организации, которые раньше существовали в Советской армии».

Как известно, на самом высоком уровне не раз заявлялось, что Российская армия в отличие от погранвойск полностью профессиональной никогда не будет. А Василий Смирнов объясняет, что «граждан со снятой и погашенной судимостью не освобождают от службы. Им лишь предоставляют отсрочку». Если в войсках образуется дефицит новобранцев, военкоматы могут поставить в строй и таких парней. В условиях демографической ямы такое явление неизбежно. Похоже, все как всегда. наша армия обречена на постоянное присутствие в ее рядах солдат, имеющих судимость. Таким образом, до действительно высоких нравственных критериев в армии и на флоте еще далеко.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Коммунисты готовят свои протесты на 23 февраля

Коммунисты готовят свои протесты на 23 февраля

Дарья Гармоненко

Чтобы не выбирать между Навальным и властью, КПРФ объявила себя третьей силой

0
570
Гражданство надо заслужить политической лояльностью

Гражданство надо заслужить политической лояльностью

Екатерина Трифонова

У бывшего мигранта всегда можно отобрать российский паспорт

0
521
Столичные суды за два дня рассмотрели около 100 материалов о нарушениях в ходе несанкционированной акции 23 января

Столичные суды за два дня рассмотрели около 100 материалов о нарушениях в ходе несанкционированной акции 23 января

0
177
Минюст наделяется полномочиями на получение от банков сведений, являющихся банковской тайной

Минюст наделяется полномочиями на получение от банков сведений, являющихся банковской тайной

0
165

Другие новости

Загрузка...