1
5043
Газета Политика Печатная версия

13.11.2013 00:01:00

Из политиков – в рецидивисты

Над Навальным нависла угроза реального срока

Тэги: навальный, арест на имущество, следствие


навальный, арест на имущество, следствие Фото Reuters

Вчера Басманный суд Москвы наложил арест на имущество Алексея Навального и его брата Олега. Таким образом удовлетворено ходатайство следствия. Эксперты считают это недвусмысленным сигналом обществу – власть не потерпит критики в свой адрес, даже если реальный срок Навального вызовет возмущение россиян, поддержавших его на выборах.
Вчера стало известно, что арестованы счета братьев Навальных и их имущество. Напомним, что так называемое «дело «Ив Роше» было возбуждено в декабре 2012 года. По версии следствия, Алексей Навальный создал ООО «Главное подписное агентство» (ГПА), а его брат Олег, в 2008 году начальник департамента «Почты России», убедил представителя компании «Ив Роше Восток» заключить договор на грузоперевозки с «Главподпиской».
Следователи считают, что братья похитили около 55 млн руб., которые ООО «Ив Роше» Восток» перевело за транспортные услуги ГПА. Пресс-секретарь суда Наталья Романова объяснила, что имущество братьев Навальных арестовано в качестве обеспечительной меры. Речь идет об акциях, счетах, а также доле в ООО «Кобяковская фабрика по лозоплетению».
Материальная сторона дела против братьев Навальных, пояснил «НГ» адвокат Марк Фейгин, предполагает возмещение ущерба. Арест означает, что подследственный не может распоряжаться этим имуществом в плане отчуждения, хотя может им пользоваться. Если Навальный будет осужден по этому делу, то его условный срок превратится в реальный – поскольку речь пойдет о рецидиве по тяжким статьям, говорит Фейгин.
Кроме того, замечает собеседник «НГ», надо понимать, как работает система: «Если власти захотят, то из ничего сделают нечто и дело выдумают. Это во-первых. А во-вторых, дела Навального – это ловушечная вещь. Любую деятельность, более или менее законную, в России можно трактовать как противозаконную, особенно в сфере предпринимательства. Ведь со стороны «Ив Роше» это было добровольное вступление в договорные отношения с Навальными, заключение гражданско-правовой сделки. Если принуждение не выражалось в чем-то дискредитационном, условно говоря, если там под пистолетом не заставляли подписать этот договор, то видеть в такой предпринимательской деятельности деятельность незаконную противоречит понятию рыночной экономики. Потому что риски и ущербы от неэффективной собственной деятельности не могут ложиться на сторонних лиц».
После ареста имущества Навального, считает Марк Фейгин, все разговоры о том, что он разменял участие в выборах на условные сроки, кажутся умозрительными: «Как подтвердилось, это не он решает – сесть ему или нет. А сейчас он что должен разменять? Не участвовать в выборах? Или, наоборот, притворно участвовать в выборах в Мосгордуму?» Власть использует уголовный закон в качестве инструмента политического давления, уверен эксперт: «Навальный занимается коррупционными расследованиями, публично обвиняя власть в воровстве. Такой человек даже в более благополучных системах не может жить спокойно». По мнению Фейгина, действия власти создают над Навальным ореол человека, которого преследуют за правду, и поколебать это может только что-то из ряда вон выходящее – то есть если он окажется, например, педофилом: «Во всех такого рода делах, которые высасываются из пальца, когда мы не до конца понимаем фабулу обвинения, – всегда будут сомнения в объективности суда».
В «деле Навального», помимо прочего, власть ориентируется на общественное мнение, не склонное поддерживать политика, считает директор Левада-Центра Лев Гудков. Большинство граждан полностью находятся под влиянием официальной телевизионной пропаганды и разделяют все оценки, которые им транслируют. Жители малых городов, говорит эксперт, просто не знают, кто такой Навальный, и если им говорят, что это коррупционер и жулик, то они принимают такую информацию на веру. И одобряют действия следствия. В глазах жителей крупных городов, говорит Гудков, происходящее приведет к дискредитации власти: «Но в Кремле, видимо, считают, что лучше сейчас все это задавить, чем допустить развитие нездоровых тенденций в политике. Кого-то хотят запугать, кого-то предостеречь. Но мне не кажется такая повестка последовательной. В отношении Навального принимаются прямо противоположные действия: то его сажают, то отменяют арест и меняют срок на условный… С одной стороны, какая-то башня Кремля действительно делает ставку на устрашение и ужесточение, а другая немножко смягчает и отыгрывает это направление».
Политически Кремлю очень важно сделать так, чтобы Навальный не выглядел примером для подражания в регионах, считает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров. Пока поведение Навального смотрится следующим образом: человек бросил открытый вызов власти, получил относительно хороший результат на выборах, освобождение от реального срока, который ему предварительно дали. И в этом смысле демонстрирует собой пример того, что бросать вызов власти не страшно.
Но, напоминает Петров, впереди – новые выборы, и примеру Навального могут последовать многие люди, которые до сих пор считали совершенно бесполезным делом противостояние власти. И в этом смысле Кремль, с одной стороны, зажат в тиски, опасаясь, что чрезмерно жесткие действия в отношении Навального могут и имидж России перед Олимпиадой ухудшить, и протесты вызывать. А с другой стороны, считает собеседник «НГ», надо преподать обществу урок – чтобы примеру Навального никто не следовал. И Кремль балансирует между двумя этими своими задачами, пытаясь сделать так, чтобы Навальный оставался этаким исключительным примером, говорит Петров: «Чтобы сам он вместо того, чтобы заниматься политикой, погрузился с головой в многочисленные уголовные дела – борясь за освобождение, за снятие ареста на собственность и т.д. То есть власти хотят занять Навального и сделать так, чтобы другим неповадно было».
Такой политик, как Навальный, в определенном смысле удобен власти, считает председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко: «Теперь он не может никуда избраться и даже участвовать в избирательной кампании – подбитый, вечно под следствием, под давлением… Для власти важно, чтобы нигде в оппозиционном поле не возникало опасных для нее сгустков. Сгустки под названием КПРФ и ЛДПР давно привычны и не опасны. На последних выборах власть действительно пошла на допуск более широкой конкуренции, но только на тех условиях, чтобы в этой конкуренции нигде не возникало опасных для нее ситуаций».
Таким образом, арест имущества Алексея Навального имеет много подтекстов. И среди них – еще один: власть в очередной раз тестирует общество, доказывая твердость своего общего курса. Демонстрируя, что критики ее не стоят защиты общества. Однако такой курс имеет внутренние противоречия. Пропаганда убедительна только при благоприятной социально-экономической ситуации. Любые колебания в этом поле удваивают силу аргументов критиков власти, превращая их в народных героев.   

Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Казна получила профицит за счет экономии на социальных проектах

Анатолий Комраков

Правительство называет сокращение расходов улучшением финансовой дисциплины

0
486
Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Недовольство США повысило интерес Судана к военно-морской базе России

Игорь Субботин

Хартум вынужден искать новую точку опоры

0
408
Москва и Вашингтон заключили сделку

Москва и Вашингтон заключили сделку

Геннадий Петров

Переговоры Путина и Байдена похожи на договоренность о размене Украины на "Северный поток – 2"

0
662
Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Левые требуют от власти раскрыть QR-код

Дарья Гармоненко

КПРФ с круглого стола в Госдуме грозит уличными протестами

0
461

Другие новости

Загрузка...