0
3758
Газета Политика Печатная версия

30.05.2022 21:15:00

Граждан отвращают от суда присяжных

Апелляционные инстанции отменяют почти три четверти оправдательных вердиктов

Тэги: суды, присяжные, опроавдательный приговор, отмена


суды, присяжные, опроавдательный приговор, отмена Процессы с участием народных заседателей теперь сопровождаются множеством ограничений. Фото РИА Новости

С увеличением числа оправдательных приговоров в российских судах присяжных растет число их отмен апелляционными инстанциями. По итогам 2021 года это 71%. Эксперты «НГ» говорят о двойных стандартах, когда одинаковые нарушения в таких случаях признаются основанием для пересмотра вердикта коллегии, а при обвинительном решении – игнорируются. Имеется версия, что таким образом суд присяжных намеренно дискредитируют, чтобы граждане боялись туда обращаться.

К выводу о растущем отчуждении присяжных от судебной системы страны, неотъемлемой частью которой они вроде бы являются, пришли в Институте проблем правоприменения (ИПП) при Европейском университете Санкт-Петербурга на основании анализа статистики Судебного департамента при Верховном суде РФ.

Как отметила автор исследования научный сотрудник ИПП Екатерина Ходжаева, последние годы, прошедшие после очередной реформы судов присяжных, показали, с одной стороны, высокую востребованность этого института на районном уровне, а с другой – своего рода сопротивление судейского сообщества повышению роли народных коллегий. Именно на уровне райсудов заметен ежегодный рост процессов с участием присяжных. В 2019 году в райсуды поступили 463 дела в отношении 625 человек, в 2021-м – уже 562 дела в отношении почти 800 человек.

Однако, по словам Ходжаевой, «при высокой доле оправдательных вердиктов, вынесенных в судах районного звена, большинство из них отменяется». Статистика неутешительна: если в 2019-м 54% подобных вердиктов отменено апелляционными инстанциями, то в 2021-м число отмен достигло 71%. Причем данный показатель по обвинительным приговорам остался на прежнем уровне в 15%. По мнению экспертов «НГ», это показывает заинтересованность системы в пересмотре именно оправданий, вынесенных присяжными.

Напомним, что с июня 2018 года обвиняемые получили право ходатайствовать о народном суде по ряду дел, рассматриваемых в первой инстанции на уровне райсудов. До этого коллегии присяжных действовали только в региональных и равных им судах. Более того, на протяжении 2010-х годов юрисдикция присяжных урезалась. Последняя реформа привела к возрождению данного вида судопроизводства – и сразу же увеличилось число дел с участием граждан в качестве судей. И это соответствовало заявленной цели такой реформы, которую в пояснительной записке к своему законопроекту указал президент РФ Владимир Путин.

По словам адвоката Алексея Гавришева, институт присяжных «как был, так и остается наиболее эффективным инструментом в судебной системе». Об этом и свидетельствует статистика оправдательных приговоров, которая в десятки раз большая, чем в обычных судах. И хотя суд присяжных в России пока развит слабо и применяется редко, но именно он остается практически единственным шансом подсудимых на оправдательный приговор. Вице-президент Ассоциации юристов по регистрации, ликвидации, банкротству и судебному представительству Владимир Кузнецов по этому поводу заметил: мол, некоторые юристы полагают, что уровень отмены оправдательных вердиктов свидетельствует «скорее о наличии существенных процессуальных нарушений при рассмотрении дел, чем о предвзятости судейского сообщества». Но сам он винит в этом обвинительный уклон, который присущ всему уголовному процессу. И эксперт указал на явные двойные стандарты, когда одинаковое нарушение выступает основанием для отмены именно оправдания, но не влечет за собой опровержения приговора обвинительного. Еще одна причина такой статистической картинки, кроме понятной осторожности судейского сообщества, несовершенное законодательное регулирование. «В целом представляется, что тенденция на увеличение количества дел, рассмотренных с участием присяжных, будет иметь место и дальше, но для выравнивания статистики вердиктов необходима серьезная переработка законодательной базы, а также руководящие разъяснения высших судебных инстанций, которые могли бы дать осязаемые критерии для судов», – подчеркнул Кузнецов.

Как сказал «НГ» адвокат Вячеслав Голенев, «народное правосудие работает» однозначно, а вот система проверки его вердиктов действительно неоднозначна. «Статистика свидетельствуют о более объективной ситуации при рассмотрении уголовных дел присяжными: порядка 16–18% оправдательных приговоров – это адекватный показатель для здоровой судебной системы», – заметил он, подчеркнув, что количество дел, рассматриваемых такими судами все еще слишком мало. А тот факт, что апелляция, отменяющая оправдательные вердикты более чем в 70% случаев, свидетельствует о высокой степени доверия к доводам обвинения – нередко преувеличенным со стороны тех же апелляционных судов. И также говорит о чересчур скрупулезном изучении процессуальных нарушений, что вообще-то «не соответствует более спокойному подходу той же апелляции при проверке приговоров профессиональных судей по уголовных делам, рассмотренном в обычном порядке». Кроме того, пояснил Голенев, суды во многом еще не научились работать по процедурам суда присяжных, отчего и возникает большинство тех ошибок, которые влекут отмену оправдательных приговоров.

Однако, как утверждает федеральный судья в отставке Сергей Пашин, если говорить о том, что суды «не умеют работать» с присяжными, то скорее всего в том виде, который им диктует Верховный суд. По его мнению, изрядная доля действующих разъяснений касательно присяжных выглядит неправовой. Это, например, запрет адвокатам говорить перед лицом коллегии о пытках обвиняемого, настаивать на том, что преступление на самом деле совершил другой, или даже критиковать следствие за неполноту и ошибки. Так что именно те судьи, «которые еще не усвоили этот набор неправовых решений вышестоящих инстанций», и допускают так называемые ошибки, «подчиняясь здравому смыслу и собственному представлению о праве». За это их потом и наказывают отменой приговоров присяжных, ведь понятно, что это понижает рейтинг судьи, сказывается на его характеристике.

Пашин подтвердил, что сохраняет актуальность такой способ, когда прокуратура, скажем, выясняет некие сведения о присяжных – к примеру, у кого-то есть судимый родственник, но держит эту информацию в качестве козыря «на случай оправдательного приговора, чтобы можно было сказать, что состав заседателей был незаконным». Более того, весь отбор присяжных сложно назвать честным и прозрачным хотя бы потому, что сторона защиты не участвует в этой процедуре, которая вроде бы строится на принципе случайной выборки, но вовсе не исключает «внедрение нужных обвинению людей или вообще агентуры». И эксперт напомнил, что на Западе, если человека присяжные признали невиновным, прокурор не может это обжаловать. Логика там такова, что никого нельзя судить повторно, а в России логика иная. Хотя аналогичный постулат заложен в Конституции, но понимается он «в том смысле, что нельзя лишь дважды наказывать, при этом судить можно сколько угодно». «Поэтому-то оправдательные приговоры и отменяют по несколько раз подряд, пока не добьются желаемого результата», – заметил Пашин.

На основании изложенного он и пришел к такому резюме: происходит сознательная дискредитация и парализация суда присяжных. Сперва ввели этот демократический правовой институт, а затем стали обнулять его КПД: «Институт законтролировали, обставили неправовыми запретами и уже почти целиком свели на нет, чтобы люди не шли в суд присяжных, не рассчитывали на него, а скорее боялись и не любили». Ведь уже далеко не секрет, что судьи, как правило, назначают более строгое наказание за отказ от сделки со следствием, а особенно – за выбор процесса в формате слушания присяжными заседателями. В результате институт не движется в сторону развития, «силовики с попустительства судей толкают его к фактическому искоренению», хотя в законе все останется по-демократически, на практике будет все наоборот. При этом Пашин напомнил, что тот же Путин с 2019 года требует расширения компетенции суда присяжных, в том числе на дела против предпринимателей, но система де-факто его слова игнорирует. 


Читайте также


Фемида оставит публику перед медиафасадом

Фемида оставит публику перед медиафасадом

Екатерина Трифонова

Российские суды будут открывать страницы в соцсетях, а не базы приговоров

0
2410
Грохот российских и китайских пушек слышали в Токио

Грохот российских и китайских пушек слышали в Токио

Владимир Скосырев

Москва закрыла cпорные острова для бывших японских резидентов

0
2977
В российских СИЗО мест почти не осталось

В российских СИЗО мест почти не осталось

Екатерина Трифонова

Суды разрешают брать подозреваемых под стражу фактически для удобства следствия

0
2586
Вячеслав Лебедев обнадежил граждан компенсациями

Вячеслав Лебедев обнадежил граждан компенсациями

Екатерина Трифонова

Верховный суд готов упростить и монетизировать процессы против госорганов и чиновников

0
2917

Другие новости