0
10607
Газета Политика Печатная версия

16.06.2022 20:27:00

Скрытая мобилизация на спецоперацию упомянута в законе

Лица, с 24 февраля направлявшиеся на территорию Украины, ДНР и ЛНР, станут ветеранами боевых действий

Тэги: госдума, закон, корректировка, ветераны, боевые действия, военная спецоперация, украина, днр, лнр

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

госдума, закон, корректировка, ветераны, боевые действия, военная спецоперация, украина, днр, лнр Специалисты МЧС РФ уже сейчас разбирают развалины городов в Донбассе. Фото со страницы МЧС ДНР в «ВКонтакте»

Группа депутатов и сенаторов от «Единой России» 16 июня внесла в Госдуму инициативу о корректировке закона о ветеранах. Предлагается расширить категорию ветеранов боевых действий. Ими в том числе станут «лица, направлявшиеся для обеспечения выполнения задач в ходе специальной военной операции на территориях Украины, ДНР и ЛНР с 24 февраля 2022 года». Утверждается, что речь идет о гражданском персонале, но очевидно, что формулировка выбрана максимально широкая. Похоже, мобилизация, пока скрытая, превращается в реальность.

Определение новых ветеранов боевых действий, которое применено в законопроекте, теоретически повторяет норму, введенную в связи с действиями в Сирии.

Разница всего-то в несколько слов, но они, судя по всему, являются ключевыми.

Но прежде стоит заметить, что вряд ли бы под чисто технической поправкой подписалась большая группа парламентариев во главе с первым вице-спикером Совета Федерации Андреем Турчаком, лидером думской фракции «Единая Россия» Владимиром Васильевым и главой комитета Госдумы по обороне Андреем Картаполовым. В их отношении крайне трудно предположить, что они все, дескать, просто решили попиариться. Обычно подтягивание под тот или иной законопроект большого количества парламентских тяжеловесов косвенно показывает на важность данной инициативы.

И конечно, только подобные авторитеты могут себе позволить ряд вольностей. Во-первых, например, утверждать, что их предложение не увеличит бюджетные расходы, а потом написать, что деньги на это есть. И, во-вторых, внести свой проект без заключения правительства о согласии его финансировать. Именно в таком оперативном стиле поправка к закону о ветеранах и исполнена. Можно предположить, что уже в ближайшие пару недель она будет одобрена обеими палатами Федерального собрания и вступит в силу незамедлительно.

Это все скорее всего произойдет потому, что законопроект направлен не столько на расширение перечня будущих ветеранов боевых действий, сколько на поощрение пока еще не ветеранов. То есть на тех, кто сам вызывается (вызвался) для участия в спецоперации либо привлечен (привлекается) к ней в силу должностных или профессиональных обязанностей. И недаром новый подпункт 9 пункта 1 статьи 3 закона о ветеранах вроде бы и немного, но сущностно отличается от соседних. К примеру, тех, которые связаны с сирийской операцией, стартовавшей в 2015-м, или вообще событиями в Афганистане 1979–1989 годов.

В обоих этих подпунктах обязательно упоминается работа, на которую и направлялись соответствующие лица. В афганском варианте к данному слову никаких дополнительных определений не дается, в сирийском – есть уточнение: «для обеспечения выполнения специальных задач». Что же касается нынешней спецоперации, то там о работе не говорится вовсе, использован вполне себе военный термин «лица, направлявшиеся для обеспечения выполнения задач». Можно, конечно, сказать, что это какая-то мелочь, однако стоит заметить, что в правовых актах таковых не бывает. Случаются или ошибки, или намеренное использование «резиновых» формулировок. Хотя, понятное дело, в пояснительной записке авторы законопроекта говорят, что тот подготовлен «в целях установления статуса ветерана боевых действий гражданским лицам».

В связи с этим нелишним будет напомнить, что в начале спецоперации 24 февраля проходило несколько волн информации о наборе добровольцев и возникающих при этом проблемах. Сперва чуть ли не на официальном уровне уверялось, что военкоматы получили все указания, всем надо обращаться туда, а не искать неформальные пути попадания на украинский театр боевых действий. Потом пошли сообщения, что и военные добровольцы, и гражданские волонтеры испытывают много трудностей и препятствий, чиновники делают вид, что ничего не знают, хотя, как настаивали многие эксперты, если бойцы для спецоперации, может быть, и не нужны, то материально-бытовое и обязательно полицейское обеспечение ее тыла следует наращивать. Дело даже дошло до того, что лидер «Справедливой России – За правду» Сергей Миронов с однопартийцами инициировал отдельный законопроект о спецоперационных добровольцах. Однако с тех пор тема как-то затихла, что для России обычно означает одно: власти каким-то образом реализуют общественные идеи, но по-тихому, чтобы это не выглядело, что они кого-то со стороны послушались.

И вот теперь появляется предложение расширить перечень ветеранов боевых действий на некий неопределенный круг лиц, основной характеристикой которого является причастность к спецоперации. Как представляется, если это и не сигнал о начале скрытой мобилизации, то тогда скорее всего легитимизация уже некоторое время идущих процессов. 


Читайте также


Amnesty International может скорректировать резонансный доклад

Amnesty International может скорректировать резонансный доклад

Наталья Приходко

Сведения правозащитников перепроверят независимые эксперты

0
247
Единого референдума по всей Новороссии теперь не ожидают

Единого референдума по всей Новороссии теперь не ожидают

Дарья Гармоненко

Иван Родин

План праздничного голосования 11 сентября вступил в противоречие с военно-политической ситуацией

0
338
Тбилиси не принимает советов Киева

Тбилиси не принимает советов Киева

Юрий Рокс

Украинские политики все больше недовольны грузинской властью

0
282
Украина не исчерпала возможности для мобилизации

Украина не исчерпала возможности для мобилизации

Владимир Мухин

Потенциал государства – не менее 5 миллионов мужчин

0
413

Другие новости