0
5718
Газета Главная тема Печатная версия

23.11.2022 20:30:05

Возгорится пламя

460 лет Лопе де Вега, 305 – Сумарокову, 220 – Александру Одоевскому

Тэги: сумароков, лопе де вега, шекспир, декабристы, история, театр, пьесы


44-9-2480.jpg
Этот даже был палачом, но все равно
исстрадался. Луис Тристан де Эскамилья.
Портрет Феликса Лопе де Вега. 1614.
Эрмитаж
Из троих юбиляров популярен сейчас, пожалуй, только Феликс Лопе де Вега Карпио (1562–1635). По крайней мере ставятся его пьесы бешено и во многих странах. И немудрено, написал он их за жизнь, по утверждению своего первого биографа, аж две тысячи, да еще и в стихах! До наших дней дожило только четыре с лишним сотни, но и тех хватает с лихвой. Жизнь плодоносного испанца вся состояла из перипетий. Чего стоит его изгнание из Мадрида за сатиру на семью бывшей дамы сердца и тайное возвращение в город для похищения уже новой возлюбленной, участие в провальном походе «Непобедимой армады» в Британию, служение секретарем у самых разных знатных особ и шишек, трагические смерти или безумие детей, жен и любовниц, отсидка в тюрьме, добровольное служение инквизиции и даже руководство церемонией сожжения на костре францисканского монаха-еретика, сан священника и вступление в религиозную организацию терциариев параллельно с продолжающимися скандальными романами, и на фоне всей этой бурной личной жизни – потрясающее по своей производительности творчество, включавшее в себя не только тексты для театра, но и романы, и сонеты (между прочим, несколько тысяч штук).

Над каждым произведением Феликс работал, по слухам, не дольше трех дней, получая за них при этом большие деньги, что однако же не помешало некоторым пьесам («Собака на сене», например, или «Учитель танцев») пережить века. Темы были самые разные – фольклор, история (сочинял даже про современные ему события в России – пьеса «Великий князь Московский, или Гонимый император» посвящена Лжедмитрию и Годунову). При жизни он тоже был любимцем народа, на похороны «Феникса Испании» собрались толпы поклонников, читали в его честь траурные стихи и эпитафии. 153 испанских писателя откликнулись на его смерть коллективным сборником «Посмертное прославление», а 104 итальянских поэта – сборником «Поэтические похороны». Потом на три столетия его почти позабудут и даже на какое-то ханжеское время запретят за безнравственность сюжетов, но Лопе де Вега все-таки триумфально вернется к софитам.

44-9-1480.jpg
Этот юбиляр служил монархам, что его
не спасло. Антон Лосенко. Портрет поэта
и драматурга Александра Петровича
 Сумарокова. 1760. Русский музей
Русскому его коллеге Александру Сумарокову (1717–1777) повезло гораздо меньше, главным образом потому, что быстро устарел и жанрово, и, главное, языком. Ценят его главным образом в узких литературоведческих кулуарах, однако же нельзя не признать, что этот драматург, стихотворец, басенник, песенник, издатель первых частных литжурналов, придворный, эзотерик, словесный, жанровый и стихотворный экспериментатор, страстный полемист и неистовый спарринг-партнер Тредиаковского и Ломоносова, а еще не очень, говорят, приятный по характеру человек, был одним из ярчайших столпов, на которых потом и выстроилась хваленая русская классика. Писал «отец русского театра» тоже, надо сказать, много, и незаконные шашни тоже водил, но не в таких масштабах, как Лопе де Вега, а умер вконец обанкротившись, растранжирив имущество, утратив и нимб, и славу, и милость императрицы Екатерины II, с которой тоже вздумал вступать в дерзкие литературные диспуты. Да что там императрица, когда писатель рассорился со всеми своими близкими, и даже родная мать его прокляла, а место погребения его давно затерялось.

Трагедии Сумарокова, написанные по всем канонам французского классицизма («Хорев», «Димитрий Самозванец» и т.д.), читают сейчас, наверное, только филологи, и мало кто знает, что он был чуть ли не первым переводчиком Шекспира на русский, причем не только переводил, но заодно еще и полностью переписывал (в «Гамлете» Сумарокова все заканчивается хорошо).

А вот третий юбиляр, поэт и декабрист Александр Одоевский (1802–1839) в отличие от работавшего на монархов Сумарокова абсолютную власть как раз низвергал. И, как и многие смельчаки, к сожалению, плохо и рано кончил – в свои символические для русских поэтов 37 лет. Одоевский в русской литературе был не один (а потом еще и Одоевцева появилась, тут и вовсе можно запутаться), но в родственные связи литераторов XIX века лучше даже не углубляться – там все друг другу родственники. Среди двоюродных братьев нашего Одоевского (древняя фамилия из рода Рюриковичей) найдется, к примеру, Александр Грибоедов. А еще Владимир Одоевский, автор первых фантастических утопий, предсказавший интернет-мессенджеры, хозяин литсалона, а заодно по иронии – цензор и редактор журнала Министерства внутренних дел. О приговоренном к двенадцати годам каторги (потом скостили до восьми) кузене тот еще до восстания на Сенатской выражался восторженно: «Александр был эпохою в моей жизни. Его имя осталось на золотой доске пансиона (Московского университетского благородного пансиона. – А.Г.) вместе с именами Жуковского, Дашкова, Тургенева, Мансурова, Писарева».

44-9-3480.jpg
А этот боролся и проиграл.  Михаил
Теребенев. Портрет князя А.И. Одоевского.
1823–1824
Именно Александр Одоевский – автор знаменитой строки «Из искры возгорится пламя» (потом в честь искры из этой строчки назовут большевицкую газету, а потом и многих советских девочек, вспомните Искру из васильевской повести «Завтра была война»). Стихи были написаны в читинском остроге в ответ на пушкинское послание декабристам, и там были и такие строчки:

Мечи скуем мы из цепей

И вновь зажжем огонь свободы,

И с нею грянем на царей –

И радостно вздохнут народы.

На царей и вправду грянули, но народы так радостно и не вздохнули, а бессмысленные войны, в которых пришлось поневоле участвовать и Одоевскому (на Кавказе он познакомился с Лермонтовым, с младшим братом Пушкина Львом, с Огаревым, а военная экспедиция на Черном море и свела его в могилу посредством малярийной лихорадки), продолжаются до сих пор.

Одоевский, конечно, не был настоящим борцом с режимом, после ареста он впадал в смятение и каялся перед царем, но настоящих героев в принципе не так много, а уж поэтов тем более. Стихотворений после Одоевского осталось с гулькин нос (первое собрание вышло только в 1883 году), большинство сохранилось лишь потому, что их запоминали и записывали друзья. Даже в прощальных стихах Лермонтова, где тот называет покойника «мой милый Саша», сказано:

…Твоих последних слов

Глубокое и горькое значенье

Потеряно… Дела твои,

и мненья,

И думы – все исчезло без следов.

Печально, но на самом деле не все. Какие-то строчки все же остались. А главное, самая актуальная (вечно актуальная в России) строчка про искру.

Наш скорбный труд

не пропадет,

Из искры возгорится пламя,

И просвещенный наш народ

Сберется под святое знамя.

Только вот со знаменем заминка. И главное, с народом. Или, думаете, еще просветится?


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В Театре имени Моссовета провели конкурс пьес о Москве

В Театре имени Моссовета провели конкурс пьес о Москве

Елизавета Авдошина

Старомодная история

0
919
Визит Путина в Волгоград оказался рабочим, выборы 2023 года выстраивают под 2024-й

Визит Путина в Волгоград оказался рабочим, выборы 2023 года выстраивают под 2024-й

Иван Родин

0
730
Эхо Сталинграда в пространстве и во времени

Эхо Сталинграда в пространстве и во времени

Игорь Шумейко

Грандиозное сражение помогли выиграть работники транспорта

0
1186
Переименуем – будем жить

Переименуем – будем жить

Юрий Юдин

Заметки об украинской и новороссийской топонимике

0
937

Другие новости