0
1409
Газета В мире Печатная версия

26.07.2000 00:00:00

Стратегическия капитуляция

Сергей Рогов

Об авторе: Сергей Михайлович Рогов - член-корреспондент РАН, директор Института США и Канады.

Тэги: Квашнин, ПРО, атом, ядер


В УСЛОВИЯХ, когда экономические возможности страны резко сократились, надежный потенциал ядерного сдерживания является наиболее важным фактором сохранения статуса великой державы, пока Россия не сможет восстановить свою экономическую мощь и войти в число наиболее развитых стран мира. Показательно, что на саммите на Окинаве Российская Федерация фактически была отстранена от обсуждения экономических и финансовых проблем, но была полноправным участником дискуссии по политическим вопросам.

В новых официальных документах по вопросам национальной безопасности, военной доктрины, внешней политики, в недавнем президентском послании красной нитью проходит мысль о том, что при всей ограниченности наших ресурсов Россия должна стать одним из центров многополюсного мира. Надежный потенциал ядерного сдерживания провозглашен основой обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Зависимость Российской Федерации от ядерного оружия выше, чем у других стран. После распада Советского Союза произошло резкое падение мощи российских обычных вооруженных сил, снизилась их боеспособность, что было продемонстрировано в двух войнах в Чечне. Для других ядерных держав, включая Китай, практически отсутствует даже теоретически сценарий защиты своей территории от крупномасштабной агрессии с применением обычных средств вооруженной борьбы. России же придется в обозримом будущем иметь дело у своих границ с державами или коалициями, обладающими многократным превосходством над нашей страной в обычных вооруженных силах. Вполне возможно, что отношения России с соседями на Западе и Востоке будут развиваться позитивно и примут характер партнерства, но не исключены и другие варианты, если не будет создана надежная система международной безопасности на глобальном и региональном уровнях.

Особый, уникальный характер носят отношения в стратегической ядерной сфере между Россией и США. В ходе гонки вооружений в период холодной войны обе страны смогли нарастить такой стратегический ядерный арсенал, который по количественным и качественным параметрам гарантировал взаимное уничтожение, если бы соперничество между ними разрешилось ядерной войной. В результате модель взаимного ядерного сдерживания стала основой стратегической стабильности.

С окончанием идеологического и политического конфликта между Москвой и Вашингтоном и распадом двухполюсной системы международных отношений возникает теоретическая возможность замены взаимного ядерного сдерживания новым механизмом взаимодействия России и США в ядерной сфере. Однако это может произойти разными способами.

Один способ - это попытка США добиться абсолютного военного превосходства, обеспечив количественное преимущество в наступательных средствах при одновременном развертывании национальной ПРО.

Второй способ - это согласованный переход двух стран от жесткого конфронтационного ракетно-ядерного соперничества к качественно новой модели кооперационного взаимодействия в стратегической сфере.

Нельзя не отметить, что США пытаются добиться радикальных изменений военного баланса в свою пользу, стремясь к закреплению роли единственной сверхдержавы. Возникла реальная угроза подрыва стратегической стабильности из-за намерения Вашингтона отказаться от модели взаимного ядерного сдерживания. Это угроза может быть реализована в течение ближайших 10-15 лет, если в результате развала режима контроля над вооружениями США получат подавляющее превосходство по противосиловому ядерному потенциалу, смогут скрытно развернуть у наших границ тысячи высокоточных обычных средств нападения на российские стратегические объекты и создадут "плотную" систему национальной ПРО для защиты американской территории.

В силу этого требуется поддержание российских стратегических сил на достаточном уровне, переоснащение систем боевого управления, информационного обеспечения и раннего предупреждения новыми видами вооружения и техники. Главное - необходимо создать единую систему оперативного управления всеми ядерными силами России, ликвидировав дублирование и параллелизм.

В нынешней ситуации единственным реальным шагом, предупреждающим США о возможных быстрых ответных мерах Российской Федерации по поддержанию стратегического баланса, может быть только объявление об осуществлении программы испытаний комплекса "Тополь-М" с боеголовками. При такой постановке вопроса будет создана "увязка" между американским решением о развертывании ПРО и российским решением о развертывании мобильных ракет с РГЧ ИН. Угроза быстрого наращивания российских стратегических ядерных сил (СЯС) скорее всего резко активизирует противников ПРО как в США, так и среди американских союзников. Это также укрепит позиции Российской Федерации на переговорах с США по СНВ-3 и ПРО.

Поэтому не могут не вызывать серьезной озабоченности предложения начальника Генерального штаба Квашнина о радикальной ломке сложившейся структуры СЯС. Квашнин хочет ликвидировать РВСН, уничтожить мобильные ракеты и сократить количество МБР до 100 единиц. В случае принятия "плана Квашнина" СЯС будет включать уже в этом десятилетии 100 моноблочных МБР, 8-10 стратегических подводных лодок со 160-200 ракетами и 60-70 тяжелых бомбардировщиков.

Сторонники такого подхода утверждают, что это приведет к значительной экономии средств в интересах модернизации обычных вооруженных сил. Однако с этим тезисом нельзя согласиться, поскольку "экономия" за счет расформирования РВСН не превысит 2% бюджета Министерства обороны. На эти деньги нельзя развернуть, оснастить и обучить 26 дивизий и 10 бригад, как запланировал Генштаб. Но даже если бы это удалось сделать, для сдерживания НАТО или Китая этого слишком мало. А для локальных конфликтов, типа войны в Чечне, - слишком много.

Бесспорно, что неизбежным этапом военной реформы должно стать создание нового вида вооруженных сил, ответственного за сферу воздух-космос, но пока к нему не готовы как ВВС, так и РВСН. После недавней интеграции ВВС и ПВО, а также включения в состав РВСН военно-космических сил и войск космической обороны новое организационное слияние может оказаться чрезвычайно болезненным. К этому вопросу целесообразно вернуться к концу нынешнего десятилетия, после проведения необходимых подготовительных мероприятий.

России невыгодно копировать, как предлагает Квашнин, американскую структуру стратегических сил. Ведь для наращивания морской и авиационной составляющих стратегической триады потребуются огромные средства, которых у Российской Федерации сегодня просто нет. Кроме того, строительство новых подводных ракетоносных крейсеров и ракет для них, а также для тяжелых бомбардировщиков требует длительного времени.

Идея так называемого минимального ядерного сдерживания, которую выдвигают сторонники ликвидации РВСН, в нынешних условиях неприемлема для России. В то же время "план Квашнина" подорвет наш потенциал ядерного сдерживания. Односторонние сокращения российских ядерных сил позволят Пентагону планировать упреждающий противосиловой удар, избегая ракетно-ядерного возмездия. Сегодня, по сообщениям печати, американский план ядерной войны (СИОГ1) включает 1100 стратегических целей, 500 неядерных военных целей, 500 военно-промышленных целей и 160 политических и военных командных пунктов на территории России. Предложения Квашнина сократят это количество в несколько раз. Фактически хватит всего 2 американских подводных лодок (на каждой 24 ракеты с 8 боеголовками), патрулирующих вблизи российских берегов, чтобы в одном залпе уничтожить 100 МБР и десяток баз наших подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков. При этом подлетное время может составить меньше 10 минут. Это значит, что Россия может оказаться не в состоянии нанести не только ответный удар, но и ответно-встречный удар.

Более того, у США будет возможность нанести противосиловой удар с помощью новейших высокоточных дальнобойных обычных вооружений. Пентагон закупает тысячи крылатых ракет морского базирования и новейших авиационных систем, которые могут держать под прицелом подавляющее большинство стратегических целей на территории России.

"План Квашнина" резко повышает эффективность предполагаемой американской национальной ПРО, даже если ее состав будет ограничен всего лишь 250 наземными ракетами-перехватчиками. Этого может оказаться вполне достаточно для перехвата нескольких десятков российских боеголовок, которые смогут уцелеть после упреждающего удара США. В случае же если США развернут более плотную систему ПРО с космическим ударным эшелоном, российский ядерный потенциал может быть полностью нейтрализован.

Радикально ухудшатся и соотношения сил России с другими ядерными державами. Предлагаемый состав СЯС лишает нас нынешних преимуществ по сравнению с Китаем, Англией, Францией и другими ядерными государствами. Более того, учитывая резкое понижение живучести российских СЯС, а также доктринальные установки относительно возможности применения нами ядерного оружия в обычной войне, ядерные державы - потенциальные противники России будут стремиться к нанесению упреждающего разоружающего удара по российским стратегическим целям. Это касается не только США, но и других ядерных государств включая Китай. Через 10-15 лет КНР может сравняться, а то и обойти нас по ядерным вооружениям. С учетом демографического и экономического факторов последствия такого развития событий могут быть очень серьезными.

"План Квашнина" подрывает нашу позицию на переговорах по стратегическим наступательным и оборонительным вооружениям. Если Россия объявит об односторонних радикальных сокращениях, США утратят стимулы для сокращений на взаимной основе. Фактически будет дан зеленый свет и любым нарушениям Договора по ПРО, и созданию "плотной" противоракетной обороны, поскольку Россия окажется не в состоянии предпринять такие эффективные наступательные контрмеры, как развертывание РГЧ ИН на мобильных МБР "Тополь-М".

Осуществление предложений начальника Генерального штаба приведет к одностороннему разоружению России.

Предложение Квашнина - это стратегическая капитуляция: Российская Федерация отказывается от модели взаимного ядерного сдерживания, на которой несколько десятилетий основывалась стратегическая стабильность. Причем назад пути не будет, поскольку окажется разрушенной и российская ракетно-космическая промышленность. Таким образом, осуществление предложений о ликвидации РВСН приведет к утрате Россией роли ядерной сверхдержавы, существенному подрыву безопасности страны.

Чтобы защитить интересы национальной безопасности Российской Федерации, надо не идти на односторонние уступки, а интенсифицировать поиск компромиссных решений с США. При этом комплекс договоренностей по СНВ-З и ПРО должен сохранить принципы стратегической стабильности. Только в более отдаленной перспективе, к 2010 году, могут сформироваться политические и экономические предпосылки для отказа от взаимного ядерного сдерживания с учетом интересов безопасности обеих сторон.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Власти вспомнили о муниципальном фильтре

Дарья Гармоненко

Доступ к референдумным выборам губернаторов ужесточают на всякий случай

0
581
Переброска арестантов из одного СИЗО в другое не запрещена

Переброска арестантов из одного СИЗО в другое не запрещена

Екатерина Трифонова

Своим решением Конституционный суд лишь добавил ложку меда в бочку дегтя

0
586
Какая дальняя авиация нужна стране

Какая дальняя авиация нужна стране

Михаил Ходаренок

Требуется решительное увеличение боевого и количественного состава

0
888
Российская армия расширяет географию наступления

Российская армия расширяет географию наступления

Владимир Карнозов

Украинские войска оставили Каменское в Запорожской области и Краснополье в Донбассе

0
708

Другие новости