0
2491
Газета В мире Интернет-версия

14.12.2021 08:47:00

Мохаммад Шакер Каргар: «Моральное поражение в Афганистане для США опаснее военного»

Талибы, заключившие в Дохе мир с американцами, сегодня лишены влияния в правительстве «Талибана»

Тэги: интервью, афганистан, талибан, мохаммад шакер каргар


С приходом «Талибана» (организация запрещена в РФ) к власти в Афганистане эта страна погрузилась в голод, бедность и разруху. Талибы оказались неспособны в одиночку управлять афганским государством. По мнению бывшего главы администрации президента Афганистана Мохаммада Шакера Каргара, которое он высказал в эксклюзивном интервью обозревателю «НГ» Андрею Серенко, единственным выходом из критической ситуации является формирование в стране «правительства расширенного представительства» с участием всех этнополитических групп, которое подтвердит свою легитимность через всеобщие выборы или всеафганское собрание народных представителей (Лойя-джиргу). В противном случае, захваченная силой власть «Талибана» не продлится в Афганистане долго.

- Господин Каргар, прошло больше 100 дней с момента падения исламской республики в Афганистане. Почему, на ваш взгляд, это произошло и к тому же так стремительно? Многие эксперты, да и простые афганцы полагают, что имело место невероятное по своим политическим последствиям предательство. Как вы относитесь к такой версии?

- Это был результат политики правительства Афганистана и той линии, которую несколько лет проводили Соединенные Штаты. Жертвой этой политики и этой линии в итоге стал афганский народ. В то же время вооруженные силы Афганистана и, в частности, афганская армия были одними из самых доблестных, смелых и преданных в регионе. За последние четыре года мы потеряли в борьбе с терроризмом до 70 тысяч военнослужащих. К поражению республики в Афганистане привели, прежде всего, внутренние раздрай и разобщенность, отсутствие необходимой солидарности и координации действий и интересов в афганской элите.

- Могли бы вы назвать три самые главные фатальные ошибки в действиях президента Мохаммада Ашрафа Гани, которые сделали неизбежными события середины августа 2021 года? Был ли шанс на другое развитие ситуации в Афганистане, которое бы не предполагало захвата власти талибами? Насколько неизбежной была победа «Талибана»?

- Во-первых, это неэффективная и ошибочная кадровая политика, как в военном, силовом, так и в экономическом блоке. Во-вторых, практическое игнорирование и неверие в перспективы мирного процесса, что в итоге довело его до самой низкой, провальной степени. Всеми своими действиями мы, правительство, хотели показать, что не придаем серьезного значения мирному процессу, в котором к тому же участвовала не вполне компетентная команда переговорщиков. В-третьих, ошибки в работе по выстраиванию отношений с непосредственными соседями Афганистана и странами региона в целом.

Одной из самых опасных ошибок, которая в итоге привела к падению режима исламской республики, было то, что высшее руководство думало, что оно идет к выборам, что новые выборы – как механизм выхода из глубокого политического кризиса - должны непременно состояться. Именно по этой причине, например, полномочия и порядок назначений уездных руководителей, включая самого главу уезда и начальника местной службы безопасности, были изменены: на эти должности секретарем Совета национальной безопасности (Хамдуллой Мохибом – Прим. «НГ») и руководителем Управления делами президента (Фазлом Фазли – Прим. «НГ») были назначены новые, исключительно свои люди. В Афганистане более 360 уездов и во всех них произошли такие изменения, поставлены были новые, свои люди, причем, далеко не всегда компетентные.

К сожалению, президент Афганистана Ашраф Гани не смог выступить как общенациональный лидер. Он также допустил серьезные ошибки в построении работы силового блока, не сумев воспрепятствовать, например, неэффективным кадровым назначениям на уездном уровне. Он мог это сделать, но не сделал. В итоге возникла управленческая двойственность на ключевом уездном уровне, среди глав уездов и глав силового блока уездов. Это был беспрецедентный случай раскола в системе управления страной на местах.

Трагические последствия имела и коррупция в армии. Только один пример: численность специальных войск в Афганистане доходила до 35 тысяч человек. В этих войсках на питание каждого солдата в сутки американцами выделялось примерно 1 тыс. 150 афгани, в реальности же военнослужащие получали еду только на 150 афгани - одну тысячу афгани у каждого бойца просто крали с тарелки. Таким образом, ежедневно около 500 тыс. долларов коррупционеры из числа высших чиновников государства присваивали себе только за счет военнослужащих сил коммандос.

Кстати, непосредственно во дворец «Арг» (резиденция президента Афганистана в Кабуле – Прим. «НГ») были перемещены абсолютно все национальные ценности - антиквариат и произведения искусства из всех музеев страны, архивы, национальная казна и т.д. и всем этим распоряжались советник по национальной безопасности Хамдулла Мохиб и руководитель канцелярии президента Фазл Фазли.

Весь силовой блок и сектор безопасности Афганистана оказались в руках советника по национальной безопасности Мохиба, что прямо противоречило как афганским законам, так и существующей в стране государственной традиции. Руководили армией и всем силовым блоком не глава МВД, не министр обороны, а советник по национальной безопасности Хамдулла Мохиб. Такая практика оказала негативное влияние на качество управления и уровень боеспособности афганских национальных сил безопасности.

- Какую роль в событиях августа 2021 года - поражении правительства президента Гани и победе талибов - сыграл Пакистан?

- Со дня начала переговоров между талибами и США в Дохе, а затем после принятия резолюции ООН 2513 от 10 марта 2020 года, Пакистан применял самую хитроумную и изощренную политику в отношении стран, которые участвовали в афганском урегулировании. Именно тогда Исламабад начал вести особенно хитрую и умелую игру. Пакистану удалось выделить из «Талибана» группу лиц во главе с муллой Абдулом Гани Барадаром, пропиарить и приподнять их, сформировав у них совершенно другой, чем у остальных талибов имидж. Тем самым Пакистан обманул международное общественное мнение, отвлек его внимание. Параллельно Исламабад тайно укрепил в военном отношении вторую группу в «Талибане» под руководством «сети Хаккани» (организация запрещена в РФ) и непосредственно ввел ее боевиков в Афганистан, усилив с их помощью войну. Кстати, сегодня те талибы, которые участвовали в мирных переговорах в Дохе, лишены каких-либо реальных властных полномочий в руководстве «Талибана».

- Как вы оцениваете итоги 100 дней правления талибов в Афганистане? Что бы вы отметили среди их достижений и неудач?

- С точки зрения самих талибов, они завоевали весь Афганистан, им удалось захватить огромное количество американского оружия, и они вернули себе ту власть, которую потеряли 20 лет назад. Как признаются сами талибы, они не ожидали, что к ним в руки так все разом попадет целое государство. Однако управление государственной машиной для них оказалось делом очень сложным.

Современные специалисты по госуправлению либо покинули Афганистан сами, либо были эвакуированы. Банковская система сильно пострадала, она практически находится на грани распада. Миллиарды афгани – деньги принадлежащие среднему классу и классу пониже, практически исчезли в банках, и никто не несет за это ответственности, не говорит, будут ли они когда-либо возвращены народу. Практически приостановлена реализация всех инфраструктурных проектов. Происходит полное игнорирование прав человека, прав женщин, права меньшинств – этнических, политических, религиозных. Вряд ли все это можно отнести к числу достижений талибов.

Сейчас для всех нас важно, чтобы межафганский переговорный процесс в Дохе и особенно его четыре пункта исполнялись бы на практике. Мы настаиваем, чтобы это было сделано. Напомню, эти четыре пункта включают в себя не только вывод иностранных войск, который уже осуществлен, но и требование о том, чтобы Афганистан не превратился в центр угроз для региона и скопления группировок международного терроризма. Другие условия – продолжение межафганских переговоров и создание в Афганистане инклюзивного правительства широкого представительства. Как всем известно, талибы захватили силой власть в Афганистане и это главное нарушение дохийского пакта.

- Появляется все больше информации об усилении в Афганистане позиций «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ). Как вы считаете, может ли проект «Исламского государства» получить второе дыхание в талибском Афганистане? Можно ли его рассматривать как своеобразную оппозицию режиму «Талибана» в Кабуле? Насколько опасен новый проект ИГ в Афганистане для стран региона?

- С приходом «Талибана» в страну хлынули такие бедствия как голод, бедность, разруха, которые в свою очередь усиливают проникновение и влияние ИГ, «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ, запрещено в РФ), «Аль-Каиды» (организация запрещена в РФ) и других. Влияние ИГ в Афганистане в создавшихся условиях происходит организованно, как и других террористически группировок, которые на региональном уровне работали и работают с «Талибаном». И это создает условия для активной и эффективной деятельности ИГ, делая его реальным игроком в Афганистане.

«Исламское государство» для «Талибана» не является оппозиционной силой. В то же время и движение «Талибан» не является монолитной силой и не в состоянии выступить единым фронтом против того же ИГ. Следовательно, все эти факторы естественным образом в ближайшей перспективе могут представлять большую угрозу, как странам-соседям Афганистана, так и странам региона.

- Какие, на ваш взгляд, перспективы у режима талибов? Смогут ли они просуществовать еще 100 дней? Способны ли талибы измениться и стать центром сборки новой афганской общенациональной элиты? Или же режим «Талибана» - это всего лишь оккупационная администрация, созданная под контролем Исламабада для управления афганскими колониями?

- Мы признаем, что «Талибан» – это объективная реальность. Однако «Талибан» лишь тогда может быть для Афганистана полезным, если их правительство будет инклюзивным, образовано в духе мирного дохийского процесса при уважении прав женщин и других универсальных прав человека. Только тогда это правительство будет признано международным сообществом.

Одновременно правительство расширенного представительства сможет успешно действовать против «Исламского государства» и других террористических групп, находящихся в нашем регионе. В противном случае, поскольку власть «Талибаном» была захвачена силой, она не может продлиться долго.

- Насколько, по-вашему, достоверна информация об усилении противоречий внутри талибов, соперничестве между группами Хаккани, муллы Барадара и муллы Якуба? Возможен ли раскол «Талибана» и приход к власти более умеренной группы в этом движении?

- За последние 40 лет афганская политика, учитывая вмешательство мировых держав и региональных стран, а также деятельность террористических организаций, которые по сей день продолжают свою разрушительную работу, переживала самые разные внутренние противоречия и расколы. Эти признаки мы можем отчетливо наблюдать и в сегодняшнем «Талибане». Причем, эти признаки усиливаются, а внешнее вмешательство угрожает расколом и раздроблением «Талибана». Еще недавно талибов объединяла общая цель – изгнание иностранных войск из Афганистана. Однако сегодня все ярче в их деятельности проявляется влияние мировых держав и групп интересов. Со всеми вытекающими из этого последствиями для внутреннего единства талибского движения.

- Как вы считаете, уход США из Афганистана - это проявление отсутствия интереса со стороны Вашингтона к процессам в регионе АфПак? Или же американцы ушли, чтобы вернуться, но уже на каких-то иных, более удобных для себя позициях? Какие, на ваш взгляд, угрозы, вызовы или может быть перспективы и возможности создают для России уход США и НАТО из Афганистана и нынешний режим талибов?

- Очевидно, что американцы сталкивались с большими трудностями при ведении войны в Афганистане. И поэтому они ее проиграли. Однако военный проигрыш для них не был столь опасен – более опасным для США является моральный проигрыш. Американцы потеряли доверие не только афганцев, но и всего региона, а, возможно, и других стран. Поэтому американцам очень важно восстановить свое доверие, свой авторитет и реноме. В этом Америка заинтересована и поэтому старается в том или ином виде сохранить свое военное присутствие в регионе. Именно с этой целью американцами были сделаны определенные предложения Узбекистану, Таджикистану, Киргизии, Казахстану, Индии с тем, чтобы в каком-либо виде присутствовать на их территории. Однако пока эти предложения не получили должного отклика в этих странах. Это все доказывает, что американцы очень сильно хотят вернуться в регион, они все еще сохраняют в регионе свои явные и скрытые позиции. Именно поэтому снова начались переговоры Вашингтона и талибов в Дохе.

Длительное нахождение спецпредставителя США по Афганистану американцев уже не устраивало. Произошла перезагрузка американской политики на афганском направлении. Прежний представитель США потерял свою актуальность (речь идет об отставке Залмая Халилзада с поста спецпредставителя США по афганскому урегулированию в середине октября 2021 года – Прим. «НГ»). Новой политике США требуется новое дыхание, новое видение афганской политики. Очевидно, что подобное обновление и перезагрузка стратегий назрели и у других стран, занимающихся афганским урегулированием.

Большие изменения, которые произошли в Афганистане, очевидно, требуют пересмотра политики на уровне всего региона. Поспешный вывод американских и натовских войск, проблемы с предоставлением экономической помощи из США и стран-союзниц приводят к тому, что 35 миллионов человек в Афганистане столкнутся с голодом, нищетой, вынужденной эмиграцией, деградацией нормального функционирования государственной машины. Все это может таить в себе большую опасность, как для России, так и для стран-соседей.

Например, недавно мы были свидетелями того, как 2 тысячи мигрантов на белорусско-польской границе создали грандиозную политическую проблему. А теперь представим, что в сторону соседних с Афганистаном стран одновременно двинутся сотни тысяч человек, убегая от репрессий, голода и нищеты… Эту ситуацию легко могут использовать такие террористические организации как «Исламское государство» и «Аль-Каида», которые как раз сейчас формулируют стратегии своих действий против России и стран Центральной Азии.

Талибы не являются представителями всего афганского народа. Они не знакомы со всей полнотой социальных, религиозных, этнических, культурных особенностей страны. У них нет способностей управлять нормальным современным государством и развивать его.

- Кого, какую политическую силу или силы сегодня поддерживает афганский народ? Или же людям не до политики и они просто пытаются выжить в ситуации тяжелейшей гуманитарной катастрофы? Насколько вероятен распад Афганистана в результате нынешнего кризиса в этой стране? Есть ли другие силы, кроме Фронта национального сопротивления Афганистана (ФНСА) Ахмада Масуда и ИГ, которые могли бы составить альтернативу талибскому правлению? Могут ли такую альтернативу предложить представители политической элиты исламской республики, оказавшиеся сегодня в эмиграции или на нелегальном положении внутри Афганистана?

- Афганский народ устал от непродуманных действий и политики. И он хотел бы наконец-то установления мира и стабильности по всей стране, свободной от вмешательства иностранцев и очищения ее от всяких террористических группировок. Народ Афганистана заинтересован в создании правительства широкого представительства, опирающегося на самые разные слои населения, которое получит свою легитимность через выборы, либо через традиционную Лойя-джиргу (всеафганское собрание народных представителей – Прим. «НГ»).

Афганистану нужен один государственный флаг, одно национальное знамя, принятая на Лойя-джирге единая Конституция, в которой будут зафиксированы универсальные права человека, права женщин, а также традиции и обычаи, принятые в Афганистане. Если мы станем обладателями настоящей Конституции, которая будет учитывать реальные исторические и политические условия Афганистана и соответствовать им, то мы можем спасти страну от распада и деградации.

Следовательно, необходимо, чтобы мы как можно скорее начали работать над созданием новой Конституции страны, создавая новый общественный договор.

Мы должны совместно, включая «Талибан» и другие политико-этнические силы Афганистана, находящиеся как внутри страны, так и за рубежом, консолидировать на основании принципов дохийского соглашения, заявлений Московского формата, расширенной «Тройки Плюс», конференции «Сердце Азии», чтобы избежать новой гражданской войны в Афганистане. Такая война на руку только региональным и международным террористическим группировкам, которые рассчитывают использовать ее в своих интересах.

В случае если «Талибан» откажется от выполнения норм дохийского мирного соглашения, заявлений Московского формата, расширенной «Тройки Плюс», не проявит готовности к созданию правительства широкого представительства со всеми политическими фракциями, то в таком случае неизбежно будет создано народное сопротивление против «Талибана», которое, к сожалению, будет включать в себя и военную составляющую.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Про комдива Почемучкина и любовь к сгущенке

Про комдива Почемучкина и любовь к сгущенке

Игорь Шелудков

Небоевой эпизод боевой операции

0
1992
Россия пытается опередить США на афганском "переговорном треке"

Россия пытается опередить США на афганском "переговорном треке"

Андрей Серенко

Американцев хотят лишить статуса главных посредников между Ахмадом Масудом и террористами "Талибана"

0
2057
Написать диссертацию – трудно, защищать – легко

Написать диссертацию – трудно, защищать – легко

Наталья Савицкая

Фактически каждый день в России появляется новое периодическое научное издание

0
3644
Таджикистану придется выбрать – Россия или США

Таджикистану придется выбрать – Россия или США

Виктория Панфилова

Владимир Путин пытается убедить Эмомали Рахмона занять более прагматичную позицию по Афганистану

0
3239

Другие новости