0
876
Газета Детская литература Печатная версия

04.03.2020 20:30:00

Молчанка

Надо побольше завещаний написать, а то мало ли что случится

Тэги: проза, сказки, детская литература, юмор, черный юмор, семья


Дима и Филипп близнецы. Как-то раз одним хмурым весенним утром Дима проснулся в шесть часов утра. Все еще спали. А Дима спать совсем не хотел. Он бы посмотрел телевизор, но понял, что может разбудить кого-нибудь. Что он и сделал – подошел к кровати Филиппа и растолкал беднягу, который досматривал очень интересный сон.

– Неужели уже в школу? – спросил он.

– Да нет еще, – ответил брату Дима.

– Тогда еще посплю, – успокоился Филипп.

Но Дима опять разбудил его. Филипп сел, спустив ноги с кровати. Дима стал что-то ему говорить. Филипп пытался слушать брата, но не мог. Он старался проснуться, но соблазн еще поваляться на мягкой кровати был настолько велик, что Филипп… уснул.

– Филипп, ты меня вообще слушаешь?

Теперь Филипп пытался заснуть уже из вредности. Ничего не выходило! Братья не знали, чем заняться – есть не хотелось, спать не могли. Дима посмотрел на часы: было пять минут восьмого.

– Как же медленно течет время, – сказал Филипп.

– Может, поиграем во что-нибудь – предложил Дима.

– Ладно, в молчанку.

– Хорошо, – согласился Дима, – кто скажет слово… нет, не слово, а издаст звук с открытым ртом, в том смысле – засмеется или что-то в этом роде… в общем, тот – позор семьи. Раз, два, три! Играем…

В комнате воцарилась тишина. Филипп тут же придумал, как выиграть. Он решил защекотать Диму. Но ничего не вышло – Дима не засмеялся. Наступило время завтрака, все проснулись. Братья завтракали тихо, в школу тоже ехали молча. Но в самой школе кто-то из них точно должен был проиграть. Практически к тому все и шло.

…Русский. Учительница Кристина Юрьевна вошла в класс. Все ученики поздоровались, кроме двух. И оба эти ученика боялись, что их спросят. Так и произошло. Учительница сказала:

– Так, сегодня к доске пойдет… – Она посмотрела на Филиппа, – Филипп, иди к доске.

Дима знал, что он выиграл, и ждал, когда Филипп заговорит. Но Филипп не хотел проигрывать. Он начал что-то писать на доске.

– Филипп, комментируй, – сказала Кристина Юрьевна.

Филипп было уже открыл рот, чтобы заговорить… Вдруг он закричал во все горло, конечно, с закрытым ртом, чтобы не проиграть, но из этого вышло только громкое мычание. Он схватился за рот и продолжал мычать.

– Что такое, Филипп?

Филипп открыл рот и показал пальцем на первый попавшийся зуб.

– Что? Зуб болит?

Он кивнул.

– Ладно, сходи в медицинский кабинет.

Филипп выбежал за дверь, спустился на первый этаж и присел в темном уголке, чтобы его не заметили изредка проходящие учителя. Он просидел так минут десять, а потом решил вернуться в класс. В это время Кристина Юрьевна что-то говорила классу про больные зубы. В общем, не по теме урока. Открылась дверь, и в класс ввалился «измученный» Филипп. Он выкладывался по полной, показывая, что ему жутко больно. Потом стал медленно подходить к доске. Учительница остановила его на полпути и сказала:

– Ладно уж, садись.

Каким-то волшебным образом вся печаль и боль ушли с лица Филиппа, и он чуть ли ни вприпрыжку направился к своей парте. Кристина Юрьевна хотела вызвать другого ученика, но прозвенел звонок.

На остальных уроках братьям везло. Филиппа, конечно, вызвали бы. Но из-за его «больного» зуба он практически ничего не делал на занятиях. А Дима – отличник, так что его и не было необходимости вызывать.

Они тихо сделали уроки. Весь день прошел без единого звука. Наступило время ложиться спать. Прошел час, второй… пробило полночь. Весь дом спал. Братья знали, что если уснут, то не смогут контролировать себя. Никто из них не спал и ждал, когда уснет другой. Филиппу так хотелось зевнуть, он уже не мог сдерживать себя. И Дима жутко хотел спать… Зазвонил будильник. Дима взглянул на часы, была половина восьмого – время завтрака. Он посмотрел на кровать Филиппа. Одеяло валялось на полу и наволочка от подушки тоже, а сам Филипп лежал, вцепившись в подушку одной рукой, а другой выдирал по перышку и смотрел стеклянным взглядом в стенку. Губы Филиппа дрожали…

Наступило утро. Прошел первый урок, второй, третий… и вот уже заканчивается пятый. «Скоро мы пойдем домой, сделаем уроки, не уснем… и так будут длиться дни, месяцы, годы, и я больше никогда не скажу ни единого слова», – думал Филипп. Последняя капля переполнила море.

– а-а-а-а-а-а-а!!!

Вся школа содрогнулась. Филипп стоял на своей парте, на него с удивлением смотрели одноклассники. На другом конце класса Дима писал завещание. Прозвенел звонок. Ребята вышли из школы. Портфель Филиппа как будто потяжелел, внутри было завещание, написанное на самой чистой странице дневника.

– А знаешь, ты не проиграл и ты не позор семьи. Ведь так долго не каждый способен промолчать.

– Но ты ведь молчал.

– Вообще-то я в тот момент тоже готов был сорваться.

Дима достал из кармана скомканный листочек, расправил его, перечитал содержимое и протянул Филиппу.

– Что это? – спросил Филипп.

– Прочитай.

Филипп начал читать:

«Завещание

Завещаю все свое имущество брату Филиппу, то есть…»

Филипп дочитал завещание до конца:

– Зачем это?

– Но ведь от недосыпа и умереть можно.

– О-о-о-о, ты правильно мыслишь. Умереть можно в любую минуту. Надо побольше этих завещаний написать, а то мало ли что случится.

И они побежали домой писать завещания.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Из великой плеяды

Из великой плеяды

«НГ-EL»

Не стало Юрия Бондарева

0
143
Торжество под особым прицелом

Торжество под особым прицелом

Ольга Грибанова

Интернациональный союз писателей представил свои новые издания

0
55
Книга, а не человек

Книга, а не человек

Юрий Кувалдин

К 100-летию писателя Юрия Нагибина

0
578
Непонятый, непризнанный, невыносимый

Непонятый, непризнанный, невыносимый

Елизавета Александрова-Зорина

Вместо некролога прозаику Ивану Зорину

0
160

Другие новости

Загрузка...
24smi.org