1
14993
Газета Печатная версия

10.02.2020 17:14:00

Япония сохраняет угольные тепловые электростанции

Утрату репутации экологической державы официальный Токио считает оправданной

Николай Тебин

Об авторе: Николай Петрович Тебин – независимый журналист-международник.

Тэги: япония, фукусима, аэс, уголь, тэс, теплоснабжение, электричество, зеленый город


япония, фукусима, аэс, уголь, тэс, теплоснабжение, электричество, зеленый город Авария на атомной станции «Фукусима» привела к пересмотру подхода к использованию угля. Фото Reuters

Одной из важных внешнеполитических задач на минувший 2019 год руководство Японии ставило поддержку мировым сообществом своего курса на сочетание мер по защите экологии, в частности в борьбе с глобальным потеплением, при обеспечении устойчивого экономического развития. Однако поддержки такой курс у большинства других стран явно не нашел. В первую очередь потому, что сама Япония намерена сохранять угольные тепловые электростанции (ТЭС) как составную часть энергетического баланса страны, несмотря на то, что большинство ведущих в экономическом плане стран отказываются от них.

Так, в декабре 2019 года страны Европейского союза (за исключением Польши) договорились сократить выбросы парниковых газов до чистого нуля к 2050 году. Они пошли на это после того, как лидеры стран ЕС признали серьезность климатического кризиса, несмотря на различные условия в их странах. Это далеко не последний пример. «К сожалению, администрация премьер-министра Синдзо Абэ, похоже, не разделяет это мнение», – отмечает в редакционной статье, опубликованной в начале этого года, японская газета Asahi Shimbun. В этой оценке газеты проявляется дискуссионность и разноплановость подходов к разрешению проблем мировых торгово-экономических отношений и необходимости их урегулирования с учетом глобальных экологических проблем. Именно в коллизии экономика – окружающая среда.

Достижения Японии в решении экологических проблем

Показать достижения Японии в решении проблем экологии ставилось главной задачей на прошедшем в конце июня 2019 года в Осаке (Япония) саммите G20, встрече глав 20 ведущих стран мира для обсуждения глобально значимых проблем. Казалось бы, у Японии есть достижения в разработке мер и средств защиты окружающей среды как на уровне страны, так и в мире.

В Министерстве по делам окружающей среды выставлена карта Японии, на которой красными значками указаны 33 района, в которых местные органы власти обязалось сократить выбросы CO₂ до чистого нуля к 2050 году. По всей Японии уже начали предприниматься конкретные шаги для достижения этой цели. Это, например, программы ряда муниципалитетов по закупке энергии от электростанций, не выбрасывающих СО₂. Токийский муниципалитет поставил целью увеличить к 2030 году до 50% долю автомобилей с нулевым выбросом СО₂ в общем объеме продаж новых легковых автомобилей. Каждый из 33 районов, общее население которых почти 50 млн человек, безусловно, внесет большой вклад в создание общества с электрогенерацией без выбросов СО₂.

К этому движению присоединяется и частный бизнес. Десятки японских хозяйствующих субъектов подключаются к международным организациям бизнеса, стремящимся использовать только возобновляемую электроэнергию для своей деятельности на основе «научно обоснованных целей» по сокращению выбросов парниковых газов в соответствии с Парижским соглашением по климату 2015 года. Так, строительная компания Daiwa House Industry Co. начала возведение комплексов «зеленого города» с полным обеспечением энергией от возобновляемых источников.

Возможно, именно эти меры местных органов власти и бизнеса по сокращению выбросов CO₂ обеспечивают их уменьшение в Японии. Их общий объем в 2018 финансовом году снизился на 3,6% по сравнению с предыдущим годом. Из группы 20 стран только Япония и Великобритания сократили выбросы, связанные с потеплением на планете, за последние пять лет подряд, пишет газета Asahi Shimbun.

Значение угольной генерации

Но тем не менее в долгосрочной перспективе правительство Японии рассматривало уголь, который является основным источником выбросов СО₂ в атмосферу, в качестве «базового источника энергии наряду с ядерной энергетикой» в своем стратегическом энергетическом планировании. В нем прогнозируется, что в 2030 финансовом году на уголь будет приходиться 26% производства электроэнергии, отмечает Asahi Shimbun.

2-12-2350.jpg
Экологический проект «Зеленая Япония». 
Фото с сайта Daiwa house group в  Facebook
Но для этого, как сказал ранее высокопоставленный чиновник Министерства экономики, торговли и промышленности в интервью, «необходимо будет найти методы сокращения выбросов СО₂ генерируемого угольными ТЭС разработкой способов его использования, например, для синтеза химических веществ». Он отмечает, что «Япония вынуждена импортировать энергетические ресурсы для производства электроэнергии, такие как природный газ и уголь. И хотя природный газ имеет низкие выбросы CO₂, полагаться только на него было бы опасно. Нецелесообразно отказываться от угля в качестве варианта как источника энергоресурсов для электрогенерации», пишет японская газета Yomiuri Shimbun.

Саммит G20 в Осаке

В ходе подготовки к саммиту G20 правительство Японии сформировало группу из 28 экспертов, ученых и практиков в сфере энергетики, которые должны были выработать предложения по перспективным целям и задачам, а также мерам по их достижению в ходе предстоящего развития энергетики в комплексе с решением экологических проблем. Все это с учетом выполнения обязательств Японии 2015 года по Парижскому климатическому соглашению. А также того, что Япония занимает пятое место в мире по выбросам парниковых газов и правительство страны обязалось сократить их выбросы на 26% уже к 2030 году.

В начале апреля 2019 года группа подготовила доклад, в котором предлагалось, как особо подчеркивали в комментариях японские СМИ, довести выбросы парниковых газов «до эффективного нуля» во второй половине XXI века», для чего «необходима ликвидация всех угольных электростанций в долгосрочной перспективе». Обозревателями высказывалось предположение, что принятие и осознание японских предложений участниками саммита G20 будет способствовать «выработке путей достижения единства мирового сообщества во взглядах на обеспечение экономического развития при сохранении окружающей среды».

Однако, как позднее стало ясно, обнародованная перед саммитом G20 правительством Японии новая долгосрочная стратегия по борьбе с глобальным потеплением не учитывала многие рекомендации доклада. В частности, в ней избегалось указание конкретных масштабов и сроков снижения выбросов парниковых газов.

В долгосрочной стратегии правительства о сроках достижения этой важнейшей цели уклончиво говорится только лишь, что Япония «должна стремиться к постепенному сокращению своих выбросов парниковых газов», а самое раннее сокращение их до нуля «возможно лишь во второй половине нынешнего столетия», отмечает Asahi Shimbun.

Предложение доклада о «ликвидации всех угольных электростанций» в долгосрочной стратегии было проигнорировано, поскольку, как считается, оно встретило сильную оппозицию со стороны представителей делового сектора. В долгосрочной стратегии правительства возобновляемые источники энергии рассматриваются как основные в сокращении выбросов, но в то же время констатируется, что угольные ТЭС сохраняются в рабочем состоянии, утверждала Mainichi Japan в конце прошлого года. Это и стало основным аргументом в критике энергетической политики правительства Японии в основном за рубежом, в значительно меньшей мере – внутри страны.

Администрация Синдзо Абэ, пишет газета Asahi Shimbun, неохотно идет на решительные политические шаги по продвижению страны к безуглеродному будущему, поскольку это невыгодно ряду отраслей промышленности, предприятия которых являются крупными эмитентами СО₂. Аппарат премьер-министра и ведущее министерство прислушиваются к мнению руководства ассоциаций этих отраслей.

Угольные ТЭС имеют ряд экономических преимуществ перед другими видами ТЭС, например, сравнительно короткое время строительства и низкие расходы при эксплуатации, особенно на топливо. Но все это не компенсирует вызываемые ими экологические проблемы. По данным доклада экологической неправительственной организации Climate Analytics за 2018 год, Япония, несмотря на то что возобновляемые источники энергии, такие как солнце и ветер, в сочетании с новейшими технологиями хранения энергии шаг за шагом становятся жизнеспособными альтернативами угля, продолжает использовать его в ТЭС. При этом, говорится в докладе, в Японии на производство электроэнергии приходится около 40% выбросов парниковых газов, а в 2016 году более половины этих выбросов, около 20% общего объема, были от угольных ТЭС, которые, как считается, выделяют в два раза больше СО₂, чем ТЭС, работающие на газе.

2-13-02350.jpg
Решения кабинета министров Японии
в экологической сфере создают у независимых
наблюдателей впечатление их половинчатости.
Фото с сайта www.kantei.go.jp
Угольные ТЭС как экспериментальное поле

Япония имеет большой опыт в решении экологических проблем, связанных с угольными ТЭС, и сохраняет собственные угольные ТЭС во многом как базу для отработки новых технологий в интересах экспорта. Эти исследования и опытно-конструкторские разработки ведутся крупными корпорациями. Правительство, в первую очередь Министерство экономики и промышленности, проводит энергичную политику по поддержке японского экспорта оборудования и технологий для работающих на угле ТЭС.

Electric Power Development Co. в г. Иокогама представляется как высокоэкологичная с низкими выбросами СО₂, с высоким КПД. По рекомендациям Министерства экономики и промышленности ее часто посещают иностранные делегации. Среди примерно 5300 делегаций в 2017 финансовом году около 800 были из-за рубежа. В их составе преобладали государственные чиновники и представители энергетических компаний из азиатских стран, таких как Китай, Индонезия и Таиланд, отмечается в Mainichi Japan.

Однако такая политика вызывает критику за рубежом. Япония обвиняется в поддержке «экспорта угольных ТЭС», являющихся одним из главных источников выбросов СО₂. Так было и с атомными электростанциями (АЭС) после катастрофы на АЭС «Фукусима-1» в марте 2011 года. Япония постепенно закрыла все свои АЭС до приведения их в соответствие с новыми, весьма жесткими стандартами безопасности. Их в Японии трудно выполнить в связи с высокой сейсмоактивностью, но зарубежные контракты продолжали выполняться. Это экономически было выгодно и экспортеру, а главное – и импортерам АЭС, но критиками не учитывалось.

Возвращаясь к угольным ТЭС. Япония сохраняет их у себя в стране, поскольку на данном этапе экономически рационально. Хотя бы потому, что после катастрофы на АЭС «Фукусима-1» все 54 силовых реактора в стране были остановлены, их мощности в энергетическом балансе страны замещались ТЭС, в том числе и угольными, которые сохранялись как резервные. Новые стандарты безопасности АЭС весьма строгие, всего менее десятка реакторов пока получили разрешения на работу по новым стандартам и начинают замещать угольные ТЭС в энергетическом балансе.

На токийском саммите G20 было отмечено негативное отношение к японским ТЭС как в стране, так и за рубежом, как и к АЭС после «Фукусимы-1». Главным образом из-за японского экспорта оборудования для угольных ТЭС. Здесь многофакторная проблема. Во-первых, конечно, из-за их больших выбросов СО₂. Но, возможно, и потому, что на страны – участницы саммита G20 приходится около 80% глобальных выбросов СО₂.

Однако, к сожалению, пишет газета Japan Times, крупнейшие страны-эмитенты по выбросам в атмосферу СО₂, такие как Китай, США и Индия, занимающие с первого по третье место в рейтинге этих выбросов в мире, сами не проявляют особой готовности к снижению выбросов. Более того, Соединенные Штаты в нарушение договоренностей о порядке выхода из Парижского соглашения 2015 года объявили о выходе из него, не дожидаясь выполнения процедур по официальному выходу в ноябре 2020 года. Китай, США и Индия, а также и сама Япония, несут большую ответственность за будущее планеты, пишет газета Japan Times.

На саммите в Осаке обсуждение проблем мировых торгово – экономических отношений и необходимости их урегулирования с учетом глобальных экологических проблем, как рассчитывало руководство японской делегации, фактически не состоялось. Большинство стран – участниц саммита G20 в Осаке довольно равнодушно, если не сказать скептически, отнеслись к предложениям Японии планировать развитие энергетики в комплексе с решением экологических проблем.

Второй попытки не было

Не изменилось это отношение и через два месяца на сентябрьском 2019 года саммите ООН по изменению климата.

Первоначально правительство Японии планировало, что возглавит японскую делегацию премьер-министр страны Синдзо Абэ, который хотел выступить на сессии с докладом. Однако делегацию возглавил министр по делам окружающей среды Синдзиро Коидзуми. Сессия начала работу 17 сентября. Но слова для выступления с докладом на недельном саммите Синдзиро Коидзуми не получил. Только в ноябре было опубликовано сообщение японского агентства Kyodo News, в котором в предположительных тонах со ссылкой на слова неуказанных чиновников разъяснялась возможная причина отказа.

ООН, говорится в информации агентства, «отклонило просьбу премьер-министра Синдзо Абэ выступить на климатическом саммите в сентябре, сообщили источники японского правительства, по-видимому, из-за поддержки правительством (Японии. – «НГ-энергия») угольных ТЭС». Премьер-министр Японии, по мнению источников, был намерен проинформировать участников саммита ООН об итогах прошедшего в июне саммита G20, а отрицательный ответ ООН «возможно, был вызван неспособностью Японии обновить свои цели по сокращению выбросов парниковых газов». Один из источников добавил, что «предоставление (Японией. – «НГ-энергия») финансовой помощи развивающимся странам для строительства угольных ТЭС также повлияло на это решение», указывает Mainichi Japan.

В ходе недельного саммита ООН в рамках сессии лидеры многих стран объявили о таких национальных целях, как достижение «чистого нулевого» уровня выбросов СО₂ к 2050 году, расширении использования возобновляемых источников энергии и увеличении финансовой помощи развивающимся странам для борьбы с глобальным потеплением.

В СМИ Японии ход саммита ООН освещался весьма скупо, с довольно аморфными комментариями. Констатировалось, например, что многие страны обязались повысить свои целевые показатели по ограничению выбросов. Но эти новые, в сравнении с прежними, более амбициозные обязательства по сокращению выбросов поступили в основном от малых островных и развивающихся государств. Тем не менее положительно расценивался рост числа таких стран, что свидетельствует о серьезном намерении более активно выступать в действиях по борьбе с выбросами парниковых газов.

2-13-1350.jpg
Угольная электростанция Исого.
Фото Depositphotos/PhotoXPress.ru
Синдзиро Коидзуми возглавлял японскую делегацию и на прошедшей 2–13 декабря 2019 года в Мадриде 25-й сессии Конференции сторон (КС-25) Рамочной конвенции Организации Объединенных Наций об изменении климата (РКИК ООН). В КС-25 приняли участие делегации почти 200 стран, в прошедших в ее рамках мероприятиях участвовало около 25 тыс. экспертов, представлявших правительственные и неправительственные организации, науку, бизнес, а также ряд международных финансовых институтов.

Как сообщают японские СМИ, КС-25 рассматривалась как заключительная конференция ООН по климату перед определяющим 2020 годом, когда страны-участницы должны выделить ключевые проблемы, решение которых обеспечит достижение целей, провозглашенных Парижским соглашением 2015 года, которое оценивается как эпохальный климатический пакт. Страны-участницы должны были представить новые планы действий в области сохранения климата на очередное пятилетие.

Даже японские обозреватели считали, что подходы Японии к проблеме климатических изменений вряд ли получат от большинства других участников конференции сколько-нибудь положительную оценку, учитывая опыт сентябрьского саммита ООН. Перед началом работы КС-25 газета Asahi Shimbun писала, что «независимо от того, насколько красноречиво министр окружающей среды Синдзиро Коидзуми будет говорить на КС-25 об экологической политике Японии, кажущиеся половинчатыми обещания Токио побудят многие страны усомниться в том, действительно ли Япония понимает актуальность проблемы».

В японских СМИ работа КС-25 освещалась цитатами из сообщений зарубежных агентств. Прежде всего с оценками ущерба от глобального потепления и необходимости искать пути к его сдерживанию. Например, о том, что материальный ущерб, ранее рассчитанный группой авторитетных экспертов, от повышения средней температуры на земном шаре на 2 градуса будет уже на отметке в 1,5 градуса. Даже если все страны выполнят взятые на себя обязательства по сокращению выбросов, говорят ученые, к концу столетия планета будет продолжать нагреваться до 3 градусов от доиндустриального уровня.

Это грозит тем, что глобальное потепление, которое уже проявляется в таких проблемах, как экстремальные погодные явления и связанные с климатом стихийные бедствия, станет все более заметным и угрожающим. Это страшное предупреждение требует от стран активизировать свои усилия по сокращению выбросов парниковых газов на планете до чистого нуля примерно к 2050 году, пишет газета Yomiuri Shimbun.

Позиция японского правительства

Для премьер-министра страны Синдзо Абэ саммиты по проблемам климата в 2019 году, можно сказать, прошли не так, как планировалось. Но это, судя по реакции в СМИ, в Японии воспринимается спокойно, страна продолжает работать по своим среднесрочным энергетическим программам, основанным на рациональном балансе обеспечения энергией экономики страны и экологическими мерами. Да, приходится констатировать, что после катастрофы на АЭС «Фукусима-1» произошла задержка ввода мощностей атомной энергетики. Нехватку мощностей энергетические компании вынуждены компенсировать вводом мощностей ТЭС. При этом делается все возможное, чтобы сдерживать рост тарифов на электроэнергию, в том числе и с учетом вида топлива.

Казалось бы, угольные ТЭС как самые экономичные должны быть предпочтительнее. Однако ряд РЭЭК даже угольные ТЭС переводит на газ без повышения тарифов, ради сокращения выбросов СО₂ в рамках экологических программ. Повышение тарифов на энергию – не только заметный удар по кошелькам миллионов граждан, но и по конкурентности всего японского экспорта.

Этим в первую очередь можно объяснить резкую критику участников саммитов в Токио, Нью-Йорке и Мадриде к оценке правительством Японии места и роли угольных ТЭС. Довольно спокойно отнеслись к такой оценке и «правящие круги Японии». Это старое пропагандистское клише советских времен. В послевоенные годы в Японии построено государство, в котором сочетаются лучшие качества капитализма и социализма, и государственное устройство с учетом черт национального характера.

Правящая Либерально-демократическая партия (ЛДП), формирующая правительства с осени 1955 года, в программных документах выдвинула лозунг «построения государства благосостояния» при «отрицании как социалистической экономики, так и монополистического капитализма». В документах обещались «полная занятость на основе свободного предпринимательства», расширение производства путем придания ему «комплексного и планового характера», проведение «сильной политики социального обеспечения».

В результате с 1990-х годов, согласно опросам, более 90% японцев по уровню жизни относят себя к среднему классу, около 5–6% – к богатым, остальные – к бедным. В стране самая высокая в мире продолжительность жизни, бесплатное школьное среднее образование, развитая система медицинского страхования, самые низкие в мире показатели по преступности и многие другие положительные показатели. С 1960-х годов нет «разрушительных забастовок» с прекращением производственных процессов, демонстрации протестов проходят с согласованием с полицией мест и маршрутов, без нарушений, тем более разбитых витрин.

Шок после трагедии на АЭС «Фукусима-1» вызвал массовые выступления граждан, но проходили они без нарушений общественного порядка. АЭС постепенно выводились на положенные плановые технические осмотры, но запускались только при соответствии реакторов новым жестким требованиям безопасности. Мощности АЭС постепенно заменялись мощностями ТЭС, за счет которых было восстановлено стабильное энергоснабжение страны.

Все это достигалось за счет стабильного планового развития экономики при выполнении социальных программ. Вместе с ростом ВВП стабильно росла и заработная плата, расширялось бесплатное школьное обучение, рос перечень услуг по медицинским страховкам. Когда-то под «правящими кругами Японии» у советских журналистов понималась верхушка делового мира страны. Сейчас это довольно сплоченный многослойный альянс граждан, ощущающих себя средним классом и действующий под единым слоганом «То, что выгодно Японии, выгодно и мне». Альянс включает и правительство, и организации деловых кругов, и профсоюзы, и общественные организации. Этот альянс и позволяет проводить политику в интересах комплексного развития государства, преодолевать проблемы в большом и малом.

Именно такой взвешенный подход с учетом интересов всех участников альянса можно видеть и в решении проблем энергетики в коллизии экономика – окружающая среда. Как пример, в прошлом году руководители нескольких региональных электроэнергетических компаний (РЭЭК) заявили, что не смогут в срок выполнить работы, которые необходимы по новым требованиям безопасности, в частности, защиту АЭС от возможных террористических ударов. Реакторы АЭС соответствуют всем другим требованиям и готовы к запуску. Но Комиссия по контролю за ядерной безопасностью (ККЯБ) заявила, что не даст разрешения до полного завершения нужных работ, на что потребуется от 1 до 2 лет.

Аналитики РЭЭК «Кансай», получившей разрешение на запуск двух реакторов при условии завершения к определенному сроку всех необходимых работ, считают, что уложиться в сроки вряд ли удастся и компания будет вынуждена в 2020 году остановить работу двух реакторов АЭС «Такахама». Для компенсации потерянных мощностей придется использовать уголь, СПГ и нефть. «Когда контрактных объемов СПГ будет достаточно, то РЭЭК будут использовать СПГ. Однако если требуются дополнительные спотовые закупки СПГ, то уголь в целом более экономичен», – уточнил аналитик.

Руководство РЭЭК «Кюсю» считает, что задержка запуска АЭС, связанная с антитеррористической модернизацией, вызовет повышение расходов на газ и уголь в 2020 году. «Мы планируем использовать возможности модернизированной угольной ТЭС «Мацуура-2» мощностью 1000 МВт для замены атомной энергии», – сказал на пресс-конференции в октябре один из руководителей РЭЭК «Кюсю». Точное соотношение замещающих видов топлива будет зависеть от различных факторов, включая и спрос, и цены на топливо, сказал он. Руководство ККЯБ поняло это как просьбу РЭЭК разрешить запуск с незавершенными работами по защите реактора от нападений террористов. Но эта просьба была категорически отклонена. При этом не было никаких манифестаций «за» или «против» АЭС или ТЭС. Все в рамках обсуждения баланса на данный момент экономической и экологической целесообразности.

Социальная стабильность в Японии не нравится правящим кругам ее западных торговых партнеров, которым хотелось бы видеть нынешние продолжительные беспорядки и даже погромы на улицах Парижа или Гонконга. Это пожелание просматривается в информации агентства Reuters об опросе среди руководителей японских компаний с 25.12.2019 года по 10.01.2020 года компанией Nikkei Research. Были опрошены представители 502 крупных и средних компаний. Примерно половина из них, говорится в сообщении агентства, ответила на вопросы о планах добычи угля на условиях анонимности, чтобы свободно выражать свое мнение. При опросе 62% компаний призвали правительство ограничить свои угольные энергетические проекты, в то время как 20% заявили, что Япония должна полностью отказаться от угольных планов. Только 18% заявили, что Япония должна продолжать развивать угольную энергетику.

Сообщение дается под заголовком: «Японские компании присоединяются к глобальным призывам отказаться от угольной энергетики». И начинается с главного посыла, обычно выделяемого в газетах крупным шрифтом: «Японские компании в подавляющем большинстве считают, что Япония должна отказаться от своей зависимости от угля для производства электроэнергии, хотя треть компаний понимает, что это нанесет ущерб их бизнесу, показал опрос Reuters. Это еще одно доказательство того, что правительство не идет в ногу с теми, кто борется с глобальными изменениями климата». И далее: «Исследование Reuters поможет усилить глобальное давление на Токио, чтобы ослабить его поддержку угольных электростанций и экспорта угольных технологий Японией. Сфокусировать внимание на изменениях климата важно и необходимо в связи с экстремальными погодными проявлениями, от лесных пожаров в Австралии до наводнений в Венеции». И далее грамотный подбор цитаты из бесед с представителями японских компаний, конечно, с учетом заголовка. Без комментариев полностью информация Reuters опубликована в газете Asahi Shimbun 17.01.20 г. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


В районе пожара в Чернобыльской зоне отчуждения в 16 раз повысился уровень радиации

В районе пожара в Чернобыльской зоне отчуждения в 16 раз повысился уровень радиации

0
136
Синдзо Абэ в ближайшее время объявит о введении режима ЧС в Токио и Осаке - СМИ

Синдзо Абэ в ближайшее время объявит о введении режима ЧС в Токио и Осаке - СМИ

0
120
Как коронавирус между Токио и Пекином пробежал

Как коронавирус между Токио и Пекином пробежал

Валерий Кистанов

Отсроченный визит лидера Китая в Японию не устранит взаимные опасения двух стран

0
4236
В Евразийском союзе каждый борется с эпидемией сам

В Евразийском союзе каждый борется с эпидемией сам

Светлана Гамова

США и ЕС уже созрели для координации действий

0
4106

Другие новости

Загрузка...
24smi.org