0
1370
Газета Вера и люди Печатная версия

17.11.2004

Духовный капитал купцов Мальцевых

Ирина Будкина

Об авторе: Ирина Георгиевна Будкина - публицист.

Тэги: Самара, купцы, мальцевы


Староверы всегда очень трепетно относились к своей истории, но, к сожалению, сегодня имена многих провинциальных деятелей старообрядчества оказались незаслуженно забыты. Фамилия Мальцевых почти неизвестна нынешним староверам.

А между тем во второй половине XIX - начале ХХ века этот купеческий род из Поволжья пользовался огромным авторитетом среди староверов. Хлебные короли, крупнейшие землевладельцы, обладатели многомиллионного состояния, по-столичному образованные люди и ревнители "древнего благочестия", старообрядцы-поповцы Белокриницкого согласия (ныне - Русская Православная Старообрядческая Церковь), попечители монастырей и скитов, благотворители, храмоздатели.

Глава рода, крестьянин Михаил Тимофеевич (по другим данным - Трофимович) Мальцев за героизм, проявленный в Крымской войне 1854-1855 годов, получил земельный надел в Поволжье. Такие наделы получили многие герои той войны. Но только Мальцев сумел стать к 1861 году одним из крупнейших землевладельцев региона, имея 116 тыс. десятин (около 127 га) земли. Он сдавал пахотную землю в аренду, торговал хлебом и сказочно разбогател.

Основать родовое имение разбогатевший отставной солдат решил в селе Балакове Николаевского уезда Самарской губернии (ныне город Балаково Саратовской области). Выбор этот понятен, Балаково было основано староверами, бежавшими на Волгу от преследований властей и официальной Синодальной Церкви.

В середине XIX века село считалось старообрядческим. Староверы населяли значительную его часть, компактно проживая целыми улицами. Большинство местных старообрядцев признавали священство Белокриницкой иерархии. Михаил Мальцев, будучи старовером-поповцем, решил поселиться среди своих единоверцев.

Усадьба "хлебного короля", как вскоре стали называть Мальцева, занимала почти целый квартал между улицами Никольской, Александровской и Новоузенской. Первый дом этой усадьбы построен в середине XIX века в традициях русского классицизма с элементами барокко. Мальцев посадил сохранившийся до наших дней липовый сад и устроил каменную ограду с декоративными решетками и парадными воротами.

Значительные средства Михаил Мальцев жертвовал на поддержание старообрядческих общин Николаевского уезда, который считался "гнездом раскола". Именно здесь находился один из всероссийских центров старообрядчества - Иргизские монастыри.

Ко времени приезда в Балаково Мальцева монастыри были разгромлены и присоединены к Синодальной Церкви. Но в окрестных деревнях и тайных скитах, разбросанных по поволжским лесам, поселилось немало старообрядческих иноков и инокинь. Влияние их на местное население было огромным. Строгая, по-настоящему подвижническая жизнь изгнанных из монастырей чернецов привлекала местное население. Они не только укрепляли в вере староверов, к ним тянулось и население, принадлежавшее к официальной Церкви. В Самарской губернии было немало случаев, когда местное население целыми селами принимало "старую веру". Естественно, самарские епархиальные власти видели в иноках с Иргиза серьезную угрозу для "казенного православия".

Мальцев оказывал щедрую помощь бывшим насельникам старообрядческих монастырей, а также многочисленным общинам "белокриницких" староверов, проживающих в уезде, выделял средства на приобретение домов для устройства моленных, покупку икон и книг.

Сыновья Мальцева продолжили торговое дело отца. При их участии в Балакове была создана хлебная биржа, которая, как писал старообрядческий начетчик Федор Мельников (1874-1960), "диктовала цены на хлеб лондонскому Сити". На берегу реки Балаковки ровными рядам стояли сотни деревянных амбаров для ссыпки хлеба, принадлежавшие Мальцевым. Две хлебные пристани в Балакове по грузообороту уступали тогда только Астрахани, Самаре и Казани.

Старший из братьев Анисим Михайлович был, говоря сегодняшним языком, местным олигархом. Ни один серьезный хозяйственный или финансовый вопрос в Николаевском уезде не решался без участия старшего Мальцева - миллионера, хлебного и земельного воротилы.

Но не только торговые дела и обустройство родового гнезда интересовали балаковского миллионера. В делах веры он был не менее ревностен, чем его отец. Анисим был попечителем местной старообрядческой моленной, а в 1907 году открыл в Балакове общину Белокриницкого согласия - одну из крупнейших старообрядческих общин губернии.

С момента открытия общины до самой своей смерти Анисим был ее председателем. Его авторитет был непререкаем не только среди балаковских старообрядцев, но и среди староверов всей Самарской губернии. Анисим был активным участником всех проходивших в то время Соборов Старообрядческой Церкви и старообрядческих съездов.

Как и отец, он помогал старообрядческим монастырям и скитам, многочисленным Белокриницким общинам Самарской губернии. Благотворительность его не была показной. "Только уж никому не говорите!" - просил он, делая пожертвования.

На его средства были построены несколько богаделен и приютов, а в Балакове устроена школа для детей староверов. Закон Божий в ней преподавал старообрядческий иерей Михаил Зотов, кроме того, дети изучали арифметику, чтение, письмо, церковно-славянский язык и церковное пение. Для обучения детей церковному пению Анисим Мальцев выписывал учителей из Москвы.

Хорошо знавшие его люди утверждали, что богадельням, больницам и школам Анисим не отказывал никогда, и вообще на его помощь мог рассчитывать любой, кто в ней действительно нуждался, и не только старообрядец.

Младший брат Анисима, Паисий Михайлович, был творческой и богато одаренной натурой. Он учился в Московском университете, общался с Чеховым и Гиляровским, был известным библиофилом, коллекционировал древние книги и рукописи. Столичный блеск не ослепил провинциального старовера - Паисий вернулся в родное Балаково. Уже после смерти отца он купил дворовый участок, на котором в 1880 году был выстроен массивный дом с подвалом и мансардой. Вокруг дома был разбит чудесный сиреневый сад. Позднее усадьба была реконструирована прославленным московским архитектором, "отцом модерна" Федором Шехтелем (1859-1926). Усадьба Паисия Мальцева сохранилась до сих пор, теперь это архитектурный памятник федерального значения.

Братья были очень дружны и не только совместно вели дело отца, но и на пару занимались благотворительностью. В конце XIX века после нескольких лет засухи в Самарской губернии случился страшный голод. Братья приютили в Балакове несколько тысяч голодающих из разных мест губернии и кормили их за свой счет до следующего урожая.

Настоящим делом жизни братьев Мальцевых стало строительство в Балакове старообрядческого храма Святой Троицы. Братья объявили конкурс на лучший проект. Выиграл его академик архитектуры Шехтель, который общался со многими купцами-староверами. Он строил особняки и домовые церкви для Морозовых, Рябушинских, Кузнецовых и потому хорошо представлял себе, что именно может понравиться "хлебным королям" из Балакова. Шехтель предложил проект храма на 1200 человек с колокольней. Мощный восьмигранный шатер вызывал ассоциации с шатровыми храмами Древней Руси. Внутри храм предполагалось украсить росписями и мозаикой, а его двор обнести кованой решетчатой оградой.

Строительство началось в 1910 году. В Краеведческом музее Балакова хранятся фотографии, сделанные на разных этапах строительства храма, а в Государственном архиве Самарской области - чертежи и эскизы храма, собственноручно выполненные Шехтелем. Они впечатляют и сегодня. Старообрядческая печать тех лет признавала, что по величине и тщательности отделки храм в Балакове будет первым во всей России. Пока шло строительство, Анисим за огромные деньги приобрел несколько сотен древних икон, которые затем были размещены в храме. Строительство шло довольно быстро, и вскоре на высоком берегу реки Балаковки вырос замечательный храм.

10 февраля 1914 года, собираясь на свои хутора по хозяйственным делам, Анисим Мальцев скоропостижно скончался. Всего несколько месяцев не дожил он до освящения храма, который пришлось достраивать Паисию Мальцеву. Федор Мельников писал: "Балаковский храм своим внешним величием превосходит и московские церкви: одна постройка его обошлась в миллион рублей. Стиль его особенный, напоминающий готический, кладка его из ценного камня так подогнана, что он кажется вылитым из цельного мрамора. Весьма ценен он и по внутреннему убранству. И колокольный звон его могуч, главный колокол весит 680 пудов".

Но судьба храма была трагичной. В 1929 году его закрыли, а затем устроили в нем Театр им. Чапаева. Правда, зрителей в театре почти не было, и через несколько лет его закрыли за малой посещаемостью. Храм оборудовали под склады. В настоящее время он передан Русской Православной Церкви.

Великолепный храм не стал памятником купеческому семейству. Тем более хочется, чтобы в памяти современных россиян остались имена их замечательных земляков - Михаила, Анисима и Паисия Мальцевых.

Самара


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
1775
Самарскому десятикласснику назначено административное наказание за участие в несанкционированной акции

Самарскому десятикласснику назначено административное наказание за участие в несанкционированной акции

0
1011
Сердце арбузного цвета

Сердце арбузного цвета

Андрей Щербак-Жуков

Финал фестиваля «Мцыри» пройдет в ближайшую субботу

0
708
Украинскую автокефалию проталкивают при помощи августовской войны

Украинскую автокефалию проталкивают при помощи августовской войны

Артур Приймак

Переговоры Вселенского и Грузинского патриархатов возложили на участников Критского собора

0
2038

Другие новости

Загрузка...
24smi.org