0
1161
Газета Регионы России Печатная версия

08.07.2011

Без грифа "секретно"

Тэги: медведев, правозащита, суд, сизо, медицина


Совет по правам человека при президенте РФ завершил промежуточную экспертизу по делу экс-сенатора Игоря Изместьева, приговоренного к пожизненному заключению по обвинению в бандитизме. Об этом вчера сообщил на пресс-конференции в РИА Новости член совета, председатель национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

«Документы по делу Изместьева подготовлены. Эти документы переданы президенту на ознакомление. Будем ждать результатов», – отметил Кабанов, подчеркнув, что бывший сенатор готов сотрудничать с правоохранительными органами в вопросах противодействия коррупции, в том числе в Башкирии: «Есть заявление экс-сенатора, что он хочет раскрыть ряд коррупционных схем».

Напомним, что 5 июля в Нальчике прошло весьма показательное заседание Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека. На предыдущей встрече с советом 1 февраля в Екатеринбурге правозащитники изложили Дмитрию Медведеву состояние дел в российской судебной системе на примерах конкретных уголовных дел и судебных процессов.

На встрече с президентом правозащитники обсудили коррупционную составляющую громких уголовных дел последних лет, а также дали оценку работе правоохранительных органов и российских судов. Правозащитники также обсудили с президентом возможность перевода тюремной медицины в ведение Минздрава. Сейчас граждане, находящиеся в СИЗО, не будучи осужденными, заведомо ущемлены в своих правах, поскольку не имеют доступа к обычной медицине.

Президент еще в феврале поручил Совету подготовить в течение нескольких месяцев экспертные оценки, в частности, по делу ЮКОСа, по делу фонда Hermitage и погибшего в СИЗО юриста Сергея Магнитского, а также по делу экс-сенатора от Башкирии Игоря Изместьева – он был приговорен на закрытом суде к пожизненному заключению в декабре 2010 года.

Однако если в деле Магнитского, к сожалению, до суда дело не дошло, то в деле Изместьева правозащитники нашли массу грубейших нарушений не только на предварительном следствии, но и во время судебных процессов – как со стороны гособвинения, так и судей. Дмитрий Медведев поручил правозащитникам и юристам подготовить научные экспертные заключения по делу и представить их ему на ближайших заседаниях Совета по правам человека. Выводы, которые сделали эксперты, оказались весьма показательны. Количество всевозможных нарушений законов при рассмотрении дела Игоря Изместьева и вынесении ему приговора буквально зашкаливает.

Экспертов совета сразу насторожило то, что уголовное дело Игоря Изместьева поступило в Мосгорсуд под грифом «совершенно секретно». При разборе документов выяснилось, что в 100 томах дела секретными были несколько сопроводительных писем из ФСБ к совершенно открытым материалам прослушки телефонных переговоров. Причем перед направлением в суд следователи, подстраховавшись, рассекретили и эти письма – как того и требует закон. Однако с самого дела секретность почему-то снять «забыли». Именно это и привело к полностью закрытому судебному процессу – и явилось одной из причин жестокого приговора.

Самое интересное, что закрытый суд даже не исследовал секретные документы на своих заседаниях и в тексте приговора на них нет ссылок.

Эксперт Совета при президенте, начальник управления делами Верховного суда (ВС) РФ, начальник 1-го отдела ВС в 1992–2004 годах Иван Ткачев в своем заключении по делу прямо разъяснил, что по существующей практике «несекретные тома уголовного дела не становятся автоматически секретными или совершенно секретными». То есть засекречивается только та часть дела, в которой есть бумаги с соответствующим грифом. В суде затем проводятся закрытые слушания при рассмотрении этих томов – просто и ясно. При этом Ткачев заявил, что суды в последнее время искусственно и необоснованно увеличивают количество секретных документов в уголовных делах с целью засекретить судебное рассмотрение. А это полностью противоречит организации секретной переписки, а главное – основному принципу Закона «О государственной тайне». В законе прямо говорится, что к разработке документов с грифом секретности в судах надо прибегать лишь в крайних случаях.

Между тем, в деле Изместьева все было как раз наоборот. Уголовное дело было засекречено, экс-сенатор арестован и с января 2007-го находился в СИЗО. Бывшему владельцу нефтехолдинга «Корус» и экс-сенатору неожиданно для него самого предъявили обвинения по самым тяжким статьям Уголовного кодекса, включая организацию банды, заказные убийства и терроризм. Закрытая тройка судей Мосгорсуда 28 декабря 2010 года приговорила бизнесмена и политика к пожизненному заключению на основании противоречивых показаний двух «кингисеппских» бандитов, которые с начала 90-х совершили десятки покушений и заказных убийств. При этом сами бандиты получили от суда примерно по полтора года колонии за каждое убийство и имеют все шансы выйти на свободу.

Впрочем, самый скандальный эпизод в судебном процессе по делу Изместьева – роспуск коллегии присяжных накануне вынесения ими вердикта в мае 2010 года. Присяжные слушали дело почти год – до тех пор пока количество выбывших из процесса заседателей превысило количество запасных. Это дало судье Елене Гученковой повод распустить коллегию и назначить закрытое рассмотрение дела по новой – на этот раз тройкой профессиональных судей. Председательствовала на процессе сама Елена Гученкова, имеющая в сообществе юристов репутацию, как пишет газета «Версия», одного из самых жестких судей Мосгорсуда (кстати, именно Гученкова вела процесс по делу вице-президента «Евросети» Бориса Левина до того, как дело было закрыто, и регулярно продлевала тяжело больному менеджеру срок пребывания в СИЗО).

Скандальный разгон присяжных на процессе Изместьева вызвал преимущественно международную реакцию – в ноябре 2010 года большое расследование со свидетельствами бывших присяжных по делу Изместьева вышло на первой полосе The New York Times. Оказалось, что присяжные склонялись оправдать экс-сенатора, поскольку доказательств его причастности к многочисленным преступлениям «кингисеппской» банды Сергея Финагина обвинение так и не представило.

«┘На суде нам сразу показалось, что обвинение выдвигает неубедительные доводы, некоторые обвинения были, как говорится, «пришиты к делу». Нам совершенно не были понятны мотивы Изместьева. Никто не объяснил, зачем ему надо было убивать всех этих людей┘» – сообщил американской газете один из заседателей, режиссер московского театра Иосиф Нагле.

Другая присяжная призналась журналистам, что во время суда с ней плотно беседовали оперативные сотрудники спецслужб, которые уговаривали ее отказаться от участия в процессе, так как она склонялась к оправдательному вердикту.

Эксперты Совета по развитию гражданского общества и правам человека были на удивление единодушны: роспуск коллегии присяжных по делу Изместьева был абсолютно необоснован и незаконен, так же как искусственное засекречивание процесса от общественности.

Председатель Независимого экспертно-правового совета, советник юстиции Мара Полякова к предстоящему заседанию совета с участием президента России подготовила обстоятельное научное заключение с перечислением всех грубо нарушенных в ходе судебного процесса над Изместьевым статей международных конвенций и российских законов, а также прецедентов в практике российских и международных судов.

В другом экспертном заключении ведущие сотрудники сектора проблем правосудия Института государства и права РАН прямо указали, что «с учетом того, что решение о рассмотрении уголовного дела Изместьева судом присяжных не отменено, оно остается единственно законным решением в этом деле».

Правозащитники, входящие в совет, оказались еще более откровенны в высказываниях. Председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ) Людмила Алексеева неоднократно заявляла, что дело против Игоря Изместьева – заказное, а закрытое судилище над ним – верх беззакония.

«В деле Изместьева с самого начала было очевидно, что оно заказное, что дело имело политическую подоплеку и что здесь трудно ждать справедливости, – прокомментировала приговор Изместьеву Людмила Алексеева. – Надежда была на суд присяжных, потому что он гораздо труднее поддается давлению, чем наши профессиональные судьи».

Также глава МХГ пообещала, что по примеру дела Магнитского в Конгресс США и Европарламент будут направлены официальные письма с просьбой запретить въезд в западные страны и заморозить зарубежные активы сотрудников спецслужб и прокуратуры, причастных к нарушениям законодательства в деле Изместьева.

Рабочая группа президентского совета подготовила и обращение к Дмитрию Медведеву с просьбой по результатам экспертных исследований взять дело экс-сенатора под особый контроль и поручить Генпрокуратуре проверить обоснованность обвинений в отношении Игоря Изместьева.

Кстати, такие обращения во властные структуры направляются постоянно – в предыдущем письме правозащитники обратили внимание на особенности проведения предварительного следствия по делу Изместьева: «В период проведения предварительного следствия обвиняемый в СИЗО «Бутырка» трижды помещался в карцер по надуманным обвинениям в нарушении режима. Во время содержания Изместьева как в «Лефортово», так и в «Бутырке» его постоянно посещали сотрудники спецслужб. Встречи проходили в отсутствие адвоката. К Изместьеву применялись методы психологического запугивания. Уже в 2007 году сотрудники спецслужб неоднократно говорили Изместьеву, что он получит пожизненное лишение свободы, если им не будут даны признательные показания┘» Еще одно письмо в поддержку Игоря Изместьева подписали более 13 тысяч жителей Башкирии.

«Я не правозащитник, я адвокат, – прокомментировал «НГ» ситуацию адвокат Изместьева Сергей Антонов. – Я рассчитываю не на обращение к президенту, а на объективность и справедливость Верховного суда. Если исходить из требования закона, то все это дело не выдерживает никакой критики. С учетом нарушений, которые были, Верховный суд, безусловно, должен отметить приговор. Или как минимум очень серьезно снизить наказание. Но мы живем в России, где суды руководствуются не только законом, но и какими-то понятиями, которые с законом ничего общего не имеют. Поэтому я надеюсь, что обращение к президенту позволит хотя бы на стадии Верховного суда объективно отнестись к рассматриваемому делу. Я не хочу, чтобы это обращение было расценено как давление на суд. Ни в коем случае. Решение должен принимать суд. Мне кажется, что под контролем (но не под давлением!) президента суд примет объективное решение. И наша задача получить именно объективное решение, а не какое-то вымученное, потому что в своей правоте абсолютно уверены».

Осенью ожидается, что апелляцию по делу самого высокопоставленного пожизненно осужденного за новейшую историю России будет слушать Верховный суд страны. А пока слово за президентом – его позиция на заседании Совета по правам человека и последующие действия должны ясно показать отношение главы государства к наведению порядка в правовой и судебной системе. Особенно в свете недавнего переназначения на пост генерального прокурора РФ Юрия Чайки и буксующей полицейской реформы.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также


Чиновники скребут  по нефтяным сусекам

Чиновники скребут по нефтяным сусекам

Михаил Сергеев

До падения добычи осталось два-три года

0
1298
Управляемый рынок  в интересах большинства

Управляемый рынок в интересах большинства

Николай Миронов

Государства в экономике нужно много, но это должно быть разумное и честное государство

0
923
Российский Гиппократ

Российский Гиппократ

Игорь Шумейко

Его пациентами были Дмитрий Менделеев, Николай Некрасов, Петр Чайковский и Отто фон Бисмарк

0
891
Полякам своя рубашка ближе к телу

Полякам своя рубашка ближе к телу

Валерий Мастеров

Перед визитом в США президент Анджей Дуда раскритиковал ЕС

0
868

Другие новости

Загрузка...
24smi.org