0
0
3470

Александр Разуваев 17:50 24.09.2018

Ельцину простили бы расстрел парламента, если бы не провал экономических реформ


Традиционно в конце сентября - начале октября в России вспоминают гражданское противостояние 1993 года, которое продолжалось с 21 сентября по 4 октября. В этом году ему исполняется 25 лет. Как известно, 3-4 октября 1993 года в Москве уличные беспорядки переросли в прямые столкновения, закончилось все танковой стрельбой по русскому парламенту, эта телевизионная картинка транслировалась на весь мир.

Есть точка зрения, что короткая гражданская война в центре Москвы была столкновением сторонников старой советской и новой рыночной модели. Однако это было далеко не так. И Руцкой, и Ельцин были за капитализм. Просто решалось, кто и как будет приватизировать Россию. В прессе даже попадалась информация, что Руцкой планировал назначить премьером Григория Явлинского, западника и рыночника.

После победы над оппозицией Борис Ельцин получил фактически неограниченные полномочия по проведению экономических реформ. Сам он неоднократно заявлял, что переход от социализма к капитализму и приватизация являются его главными достижениями. И если бы с экономикой у него получилось, то россияне однозначно простили бы ему не только расстрел парламента, но и кровь, и ужас первой чеченской войны. Однако, как мы знаем, случилось по-другому. В августе 1998 года, спустя пять лет после расстрела парламента, Министерство финансов объявило дефолт по ГКО, а правительство реформаторов ушло в отставку.

Ставка на созданный залоговыми аукционами олигархический капитализм и масштабный приток горячего спекулятивного капитала не сработала. По России очень болезненно ударил азиатский кризис 1997-1998 годов. Плюс у российских младореформаторов было очень своеобразное понимание финансовой стабилизации. Если в казне не хватало средств, правительство просто прекращало осуществлять свои функции. В результате за пределами рынка ГКО и садового кольца сложилась экономика неплатежей, задержки по зарплате в государственном секторе и по выплате государственных пенсий стали достигать шести месяцев и более.

Но самое главное – это, конечно, модель приватизации, которая была выбрана Борисом Ельциным. Как известно, гиперинфляция уничтожила деньги на советских сберкнижках. На первый взгляд, горевать об этом не стоит, ведь на момент образования новой буржуазной России товарный дефицит достиг таких масштабов, что на них, как справедливо заметил Егор Гайдар, мало что можно было купить. Однако, как известно, в СССР при плановой экономике фондового рынка не было. И советские сберкнижки – это, в том числе, телекоммуникационные сети, нефтегазовые месторождения, гидростанции и т.д.

Если бы правительство обменяло их на акции приватизируемых компаний, был бы абсолютно другой результат. Россия бы получила большой класс мелких частных инвесторов. Класс максимально лояльный к Ельцину и его экономическим реформам. Однако вместо этого сначала были ваучеры, финансовые пирамиды и чековые инвестиционные фонды, которые, как заявили реформаторы, не сработали. А потом залоговые аукционы, которые создали в нищей стране очень узкий круг сверхбогатых людей.

На тему залоговых аукционов нужно сказать особенно. Профессиональные финансисты знают, что Михаил Ходорковский сделал из «ЮКОСа», Роман Абрамович из «Сибнефти», Владимир Потанин из «Норильского Никеля» очень эффективные компании. Однако россияне об этом не знают, а даже если и знают, все равно в целом никогда не примут результаты залоговой приватизации.

То есть можно сделать однозначный вывод: Павел Грачев дал Борису Ельцину уникальный шанс сделать из России капиталистическую западную страну. Ельцин доверился Чубайсу, Гайдару, Немцову и другим реформаторам и свой шанс бездарно упустил. Роль Черномырдина, создателя «Газпрома», не так однозначна. Именно благодаря ему в России сохранился топливно-энергетический комплекс, который до сих пор является основой российской экономики. Такие гиганты как «ЛУКОЙЛ», «Татнефть», «Сургутнефтегаз» появились и были приватизированы именно в его время.

Подводя итог, можно сделать вывод, что в октябре 1993 года Борис Ельцин выиграл битву, но в итоге проиграл войну. Он ушел крайне непопулярным политиком, с рейтингом в 2%. А следующий президент России Владимир Путин в значительной степени реализовал программу мятежного Верховного Совета, построив в России чиновничий капитализм и в итоге создав ресурсную базу для, видимо, неизбежного будущего противостояния с Западом.

Александр Юрьевич Разуваев – кандидат экономических наук, финансовый аналитик.

Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции «Независимой газеты»;

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Другие записи автора