0
21494
Газета История Печатная версия

31.01.2023 17:39:00

Архивисты из Госбезопасности остались без добычи

Спецоперации болгарской разведки в Ватиканской библиотеке

Тэги: ватикан, шпионаж, разведка, спецслужбы, болгария, ссср, библия


2-12-01480.jpg
Спор о языке Ассеманиева Евангелия был
не столько научным, сколько политическим. 
Фото с сайта www.kodeks.uni-bamberg.de
О проведенном в 1982 году болгарскими спецслужбами «мероприятии» в Новом Афоне, когда из монастыря Зограф был похищен оригинал «Славяно-болгарской истории» Паисия Хилендарского и подменен подделкой, «НГР» писали в номере от 15.12.20. Но оказывается, болгарская Державна сигурность (Госбезопасность) планировала не одну такую операцию, и не только в Греции. Вот о чем рассказали недавно рассекреченные в Болгарии документы.

В 1972 году секретариат ЦК болгарской Компартии принял решение о комплексе мероприятий по защите памятников культуры Болгарии за рубежом (так деликатно была сформулирована идея возвращения культурных памятников в страну, в том числе и путем похищения).

Для решения этих задач в структуре Госбезопасности Болгарии был создан специальный отдел – Культурно-историческая разведка. В приказе министра МВД Болгарии (Госбезопасность входила в эту структуру) от 1 июня 1972 года говорилось о задачах Культурно-исторической разведки:

«а) сбор совершенно секретной и документальной информации о деятельности научных, культурных и исторических институтов и организаций в капиталистических странах, которые действуют против НР Болгария и социалистических стран;

б) поиск и добыча документов, связанных с нашим культурно-историческим прошлым;

в) проведение активных мероприятий в поддержку культурной политики партии и правительства за границей».

В приказе министра говорилось о том, что именно следует понимать под памятниками болгарской культуры. Это ценные староболгарские и другие рукописи, книги и документы, предметы искусства, фрески, политические, географические и другие карты Болгарии с древнейших времен, старые гравюры, иконы, снимки селений, личные архивы видных политических деятелей, портреты и фотографии исторических деятелей и другие письменные и вещественные предметы.

В приказе министра говорилось: «Под руководством начальников подразделений МВД выяснить, кто из агентов имеет связи и контакты с иностранцами, доступ в большие библиотеки (государственные, монастырские, частные), государственные и частные архивы, книгохранилища, монастыри, музеи и другие учреждения за границей, где хранятся ценные исторические и культурные памятники».

Особое внимание велено было обратить на библиотеку Ватикана. Проторить первую тропку к секретному фонду библиотеки было поручено агенту «Симеонов». Судя по документам, это был слабый и малоинициативный агент, студент, единственным козырем которого было то, что в библиотеке работал его дядя. Благодаря семейным связям он получил туда доступ.

Студент после командировки составил подробную инструкцию для того, кто соберется «пройти в библиотеку». 19 октября 1972 года начальник одного из отделений Культурно-исторической разведки, подполковник Ценко Цолов получил от «Симеонова» сведения о том, например, на каком расстоянии от здания могут потребовать показать пропуск на транспортное средство, как заполнять многочисленные формуляры; агент описал все входы и выходы библиотеки, включая коридоры и двери, ведущие в секретный архив. И самое главное – он подтвердил, что в секретном фонде хранятся ценные документы по истории Болгарии. На этом миссия «Симеонова» закончилась. Дальше в игру вступил тяжеловес под агентурными псевдонимами «Кардам» и «Тервел».

Агент неспроста взял себе в качестве псевдонимов имена видных деятелей болгарской истории. Он сам был молодым историком, увлеченным изучением прошлого своей страны. И по совместительству – секретным осведомителем болгарской Госбезопасности. Звали его Божидар Димитров. (Впоследствии он станет директором Национального исторического музея Болгарии.) Было решено готовить Димитрова к спецоперации. С ним занимались языковой и технической подготовкой, заочно знакомили с теми, с кем ему предстояло общаться в Ватикане. Поначалу операция носила название «Крест». Но потом из-за соображений дополнительной конспирации было решено переименовать мероприятие в «Остров». «Островом» был назван Ватикан.

Из документа Госбезопасности Болгарии, касающегося работы Культурно-исторической разведки (РИК):

«Цель: постоянное внедрение с перспективой разведывательной деятельности в «Острове» и для осуществления серии мероприятий по линии РИК.

Задачи: регистрация и частичное изъятие материалов и документов о Болгарии в библиотеке и из других архивных фондов «Острова», включая секретный фонд 150-летней давности, который охватывает период от 1820–1830 г. до сегодняшнего дня».

Проще говоря, перед агентурой ставилась задача украсть ценные документы. Задача крайне сложная, если учесть систему слежения и охраны Ватикана даже в то, практически докомпьютерное время.

Для проникновения в святая святых Апостольской библиотеки Божидар Димитров при помощи болгарской разведки подключил свои связи во Франции, в журналистско-издательской среде. Нужны были солидные рекомендации. Наконец, они были получены. С Ватиканом было достигнуто следующее соглашение: библиотека примет молодого болгарского ученого Димитрова для исследований в Школе палеографии и дипломатии при Секретном архиве Ватикана. Ему будет предоставлен доступ к секретным архивам и Апостольской библиотеке, а также к архивам католических орденов: францисканцев, ассумпционистов и других.

Незадолго до своей кончины Божидар Димитров вспоминал:

«…Поздней осенью 1976 года я уже был в Ватикане. Директор школы и вице-префект Апостольской библиотеки монсеньор Хосе Руискар устроил мне протокольный обед. Школа была элитной – 20–25 студентов, молодые ученые со всего мира… Руискар любил пить бренди. Для него обед без бренди был подобен кофе без сигареты. Кстати, он тоже был курильщиком – курил отвратительные сигары…

Итак, мы сидели друг напротив друга в его любимом ресторане рядом с Ватиканом, недалеко от порта Анжелика… Нам принесли два стакана по 33 грамма (это была граппа), и я отодвинул стакан. Руискар подумал, что я не знаю, что такое граппа… Он сухо спросил, что происходит. Я сказал ему: «Монсеньор, я приехал из коммунистической страны. В этих странах есть сильные секретные службы, и они узнают, что я нарушаю суровый закон в своей стране, и отправят меня в лагерь, когда я вернусь». Руискар спросил еще суше, что это за такой закон. Я сказал ему, что нельзя пить меньше ста граммов бренди. Руискар подпрыгнул от радости и сказал, что это прекрасный закон, что коммунизм – прекрасная социальная система и что завтра он присоединится к итальянской Коммунистической партии.

Я посоветовал ему не торопиться… Руискар подозвал девушку-официантку, она протянула нам стограммовые стаканы… Когда мы выпили бутылку (она была литровой), он решил сыграть ва-банк. Он сказал мне: «Скажите мне, зачем вы здесь, мы знаем, что вы знаете палеографию. Вы изучали ее на палеографическом курсе профессора Ивана Дуйчева в Национальной библиотеке». Это было правдой – профессор Дуйчев мне «поставил подножку», не желая этого… Я тоже решил поиграть открытыми картами. Я сказал ему: «Я здесь, чтобы искать новые документы по истории Болгарии. Скоро мы будем отмечать 1300-летие нашей страны, и мы не знаем своей истории, потому что наши архивы были уничтожены турками в конце XIV века».

Как ни рассчитывал Димитров на пристрастие вице-префекта библиотеки к выпивке, как ни пытался разработать план выноса из библиотеки нужных материалов – но вскоре понял, что это практически невозможно. Или это закончится тюрьмой для него. Поэтому из Софии поступило задание более легкое: сделать качественные слайды Ассеманиева Евангелия (глаголической старославянской рукописи на 158 пергаментых листах, датируемой XI или X веком), чтобы роскошно опубликовать его в Софии, указав на титульном листе Болгарскую академию наук и Апостольскую библиотеку Ватикана. Это было важно с точки зрения не только науки, но и политики, так как Ассеманиево Евангелие в тогдашней Югославии считали своим по происхождению.

Руискар согласился с организацией фотосъемки, и слайды были отправлены в Софию. Но вскоре разразился скандал. Спорили, на каком языке написан древний манускрипт: на болгарском или македонском. В конце концов пришли к выводу, что на болгарском. Ассеманиево Евангелие было опубликовано под марками Ватикана и Академии наук Болгарии.

Божидару удалось сделать фотокопии еще нескольких ценных документов. Но похитить ничего не удалось. Все же, как ни любил Хосе Руискар бренди, он бдительно следил за сохранностью библиотечных фондов и не был подвластен коррупции. Секретный агент Божидар Димитров уехал домой без добычи. Наверстать упущенное болгарской разведке удалось через несколько лет, но уже не в Ватикане, а на Новом Афоне, с чего мы и начали этот рассказ.

Алексей Викторович Казаков – литератор, историк, член Союза литераторов РФ и Союза журналистов РФ.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лучший советский премьер

Лучший советский премьер

Сергей Самарин

Алексей Косыгин вместо прекрасного будущего пытался строить нормальное настоящее

0
1412
Болгария выживает в условиях политического хаоса

Болгария выживает в условиях политического хаоса

Екатерина Шумицкая 

Выход из кризиса опять откладывается на неопределенный срок

0
3164
Аскет и плут, бунтарь и моралист

Аскет и плут, бунтарь и моралист

Юрий Юдин

К 90-летию романа Николая Островского «Как закалялась сталь»

0
6203
Фанар даст зеленый свет болгарам

Фанар даст зеленый свет болгарам

Милена Фаустова

Накануне выборов патриарха в Софии разгорается скандал

0
6723

Другие новости