0
2716
Газета Шахматы Печатная версия

23.05.2024 17:51:00

В Касабланке прошел необычный тематический турнир

Победу в соревновании одержал Магнус Карлсен

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

Об авторе: Марина и Сергей Макарычевы – шахматные обозреватели.

Тэги: шахматный обзор, касабланка, необычный тематический турнир, магнус карлсен


шахматный обзор, касабланка, необычный тематический турнир, магнус карлсен Идет партия первого круга между Виши Анандом и Магнусом Карлсеном. Фото Марии Емельяновой/Chess.com

Неделю спустя по завершении первого этапа Гранд-чесс-тура состоялся еще один турнир с участием неформального шахматного короля, добровольно сложившего с себя три года назад чемпионские полномочия. Тем не менее (а отчасти даже благодаря этому) статус Магнуса Карлсена не только не просел, но, на наш взгляд, даже вырос, что ощущается по отношению к нему и его выступлениям со стороны как организаторов наиболее престижных турниров, так и шахматной общественности в целом.

Небольшим довеском, усилившим наблюдаемый психологический эффект, стали результаты претендентского форума в Торонто, вслед за которым его победитель Доммараджу Гукеш, выступив на турнире в Варшаве по ускоренным шахматам, занял последнее место. Конечно, шахматная классика существенно отличается и от блица, и от рапида, но результаты, показанные гроссмейстером в любой из этих дисциплин, все равно отражаются на его реноме в целом. Предстоящий титульный матч за мировую шахматную корону между Дином Лиженем и Доммараджу Гукешем стал выглядить несколько странно с точки зрения ответа на древний как мир сакраментальный вопрос: кто в этом мире лучше всех играет в шахматы?

Между тем сильнейший шахматист планеты, приехав в Марокко, продолжил свое победное шествие. На этот раз он включился в двухкруговой турнир по быстрым шахматам с контролем времени 15+10. Компанию легендарному чемпиону составили в Касабланке Хикару Накамура, Виши Ананд и Бассем Амин – египетский шахматист, представляющий Африку. Однако главная изюминка соревнования состояла не в составе его участников, а в том, что партии начинались не с традиционной, привычной шахматистам позиции, а с положений, которые в давние или не слишком давние времена встречались в тех или иных поединках за шахматную корону. Разумеется, точно так же, как и в шахматах Фишера, информация о коварной заготовке организаторов становилась известна соперникам лишь незадолго до начала игры. Но в данном случае выбор исходного положения определялся не слепым жребием (как в рэндом-чессе), а решением экспертов, которое (хотя бы теоретически) могло быть более благоприятным для одной из сторон, представляющих в конкретной партии белые или черные фигуры.

Сомнения на предмет корректности выбора экспертов вполне правомерны, несмотря на то что предлагаемые для игры оригинальные позиции оценивались самыми популярными в настоящее время компьютерными программами как равные, но цена первого же хода в некоторых из них была чрезвычайно высока. Иными словами, неточное решение могло сразу же (на первом или втором ходу) резко ухудшить позицию одной из сторон, а вероятность удачного или неудачного выбора весьма существенно зависела от стиля того или иного гроссмейстера.

Яркой иллюстрацией сказанного явилось то, с чем соперники столкнулись в поединках первого тура первого круга. Им было предложено вести спор в позиции, встретившейся в матче XIX века между Михаилом Чигориным и Вильгельмом Стейницем. Этот матч отличало невероятное превосходство белых фигур. Так, Стейниц раз за разом затягивал Чигорина в сухие закрытые позиции и добивался в них заметного преимущества, зато петербуржец достигал почти столь же впечатляющих результатов в гамбите Эванса, так как в характерной для этого дебюта острейшей борьбе значительно превосходил чемпиона мира. При этом чемпион с упорством, достойным лучшего применения, считал своим долгом опровергать (разумеется, после домашнего анализа) не вполне корректные замыслы соперника. Однако в очередных «белых» партиях Чигорин слегка корректировал «направление главного удара» и в большинстве случаев добивался успеха. Пожалуй, в этом матче за мировую шахматную корону (как ни в каком ином) проявилась значимость стилевых особенностей шахматистов и ее влияние на конечный результат.

...Итак, Магнус Карлсен мог в стартовой партии или повторить, или усилить на 11-м ходу игру Чигорина. Нельзя сказать, что он «пошел не тем путем», хотя после принятого белыми решения их позиция стала несколько худшей. Как можно судить по компьютерным оценкам, весьма репрезентативным в столь остром положении, соперники почти тут же обменялись существенными неточностями, а уже на 13-м ходу Виши Ананд допустил решающую ошибку. Похоже, он полагал, что Магнус должен, отбросив черного ферзя назад, пойти на повторение позиции, но сильнейший шахматист планеты доказал, что совсем не случайно является таковым. Он позволил сильнейшей фигуре соперника забрать с шахом пешку f2, но проникший на это поле черный ферзь попал в лагере соперника в своеобразную западню. И уже на 20-м ходу индийский гроссмейстер признал свое поражение.

Хикару Накамура, игравший в параллельном поединке белыми против Бассема Амина, сразу же пошел на уступки, но, пройдя через заметно худшую позицию, мастерски запутал явно уступающего ему по силе оппонента. В результате в первом туре болельщики стали свидетелями полного «чигоринского» триумфа.

Исключительно важной со спортивной точки зрения стала партия третьего тура, в которой Накамура играл «за Анатолия Карпова», а Магнус Карлсен – «за Гарри Каспарова» (признан в России иностранным агентом). Чисто внешне «исходная» позиция выглядела несколько лучшей для белых, но, как мы знаем, должна была быть (и действительно была) примерно равной. Похоже, американский гроссмейстер хотя бы отчасти пал жертвой обмана зрения, замахнулся на большее и был блестяще переигран фаворитом турнира.

После этой победы стало казаться, что Карлсен без особого труда выиграет турнир. Но в следующей партии, стартовая позиция которой была позаимствована из поединка между Александром Алехиным и Максом Эйве, в котором Алехин применил очень важную для середины 30-х годов прошлого века теоретическую новинку, Магнус (как и Макс) отреагировал не лучшим образом. Но Виши не смог воспользоваться предоставленной возможностью и допустил эффектную комбинацию, позволившую грозному сопернику убежать на ничью с помощью вечного шаха.

Последним ключевым моментом на турнире стал поединок Карлсен–Накамура, в случае победы в котором американский гроссмейстер настигал норвежца. Надо отдать должное Магнусу, реализовавшему первым же своим оригинальным ходом блестящую идею, связанную с позиционной жертвой пешки. В дальнейшем он упустил несколько еще более тонких возможностей, которые могли принести ему победу. А решение Карлсена свернуть игру и дать вечный шах, было, как нам кажется, обусловлено желанием обеспечить себе чистое первое место на очень интересном турнире.

В результате Магнус победил с 4,5 очка из 6 возможных, вторым, набрав 3,5 очка, финишировал Хикару Накамура, третьим – Виши Ананд, а замкнул турнирную таблицу титульный аутсайдер Бассем Амин. 


Читайте также


Турниры Norway Chess в Ставангере подходят к завершению

Турниры Norway Chess в Ставангере подходят к завершению

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

Лидируют фавориты Магнус Карлсен у мужчин и Цзюй Вэньцзюнь у женщин

0
2368
В Ставангере стартовал традиционный Norway Chess

В Ставангере стартовал традиционный Norway Chess

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

После победы над Магнусом Карлсеном лидерство захватил Рамешбабу Прагнанандха

0
2118
Первый этап Гранд-чесс-тура завершился победой Магнуса Карлсена

Первый этап Гранд-чесс-тура завершился победой Магнуса Карлсена

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

Все трое победителей турнира в Варшаве выступали на нем "вне конкурса"

0
2589
В Торонто начались турниры претендентов и претенденток на шахматную корону

В Торонто начались турниры претендентов и претенденток на шахматную корону

Марина Макарычева

Марина Макарычева

Магнус Карлсен выиграл Grenke Chess Classic

0
3224

Другие новости