0
3595
Газета Шахматы Печатная версия

13.06.2024 17:10:00

Невероятная шахматная дуэль

Хосе Мартинес победил Владимира Крамника в блице

Марина Макарычева

Сергей Макарычев

Об авторе: Марина и Сергей Макарычевы – шахматные обозреватели.

Тэги: мадрид, молниеносные шахматы, блиц, хосе мартинес, владимир крамник


мадрид, молниеносные шахматы, блиц, хосе мартинес, владимир крамник Мартинес и Крамник после игры в очном режиме. Фото со страницы Хосе Мартинеса в социальной сети X (Twitter)

Так уж сложилось, что наибольшее внимание мировой шахматной общественности (во всяком случае сетевой ее части) привлекли на минувшей неделе не финишные сражения в норвежском Ставангере, по итогам которых Магнус Карлсен смог отстоять свое лидерство и, опередив Хикару Накамуру, выиграл главный турнир традиционного фестиваля Norway Chess, и не стартовавший в Ташкенте представительный Кубок Узбекистана, а совсем иное, внешне ничем не примечательное событие.

Таковым стал проведенный в Мадриде матч в молниеносные шахматы между экс-чемпионом мира Владимиром Крамником и Хосе Мартинесом – не слишком известным за пределами Сети мексиканцем перуанского происхождения. Что же побудило знаменитого ветерана, уже давно прекратившего выступления, поднять брошенную соперником перчатку и помериться силами с шахматистом почти вдвое моложе него и к тому же не обремененным никакими титулами и успехами в обычных очных турнирах?

Можно сказать, что «виновником» случившегося стал сам Крамник. Дело в том, что в прошлом году 14-й чемпион мира выступил с рядом статей, в которых подверг критике наметившуюся тенденцию широкого проведения сетевых, или, как принято сейчас говорить, онлайн-турниров, призовые фонды которых стали превосходить показатели сопоставимых с ними «обычных» соревнований. Напомним, что изначальным толчком этого явления стала эпидемия ковида и введенный в связи с ней повсеместный карантин, побудивший сетевых организаторов (во имя спасения мировых шахмат) резко повысить статус проводимых ими соревнований. Благо для всех ведущих гроссмейстеров во главе с горячо поддержавшим эту идею Магнусом Карлсеном «уход в Сеть» стал не только прекрасной, но, пожалуй, даже единственной возможностью сохранить прежний уровень доходов, а для «сетевиков» явился великолепным шансом развития своего бизнеса.

В разгар эпидемии стало даже казаться, что «дистанционные» шахматы смогут едва ли не полностью вытеснить традиционные, но вскоре в полный голос заговорила о себе проблема читерства – относительно простая (с технической точки зрения) возможность использования в ходе онлайн-игры нелегальной помощи компьютерных программ, эффективность которых несравнимо выше, чем использование любого, даже самого сильного допинга в обычных видах спорта. При этом следует отметить два обстоятельства: если в очных шахматах античитерный контроль вполне реально сделать едва ли не стопроцентно эффективным, то в онлайн-турнирах устранить подобное мошенничество в принципе невозможно. Попытки же применять к потенциальным читерам санкции на основании вердиктов хитроумных аналитических программ, исследующих качество ходов, частоту удачных шахматных решений и время, затраченное на их обдумывание, невольно привели к дискриминации шахматистов по их рейтингу, поскольку по умолчанию эти программы следовали принципу «Quod licet Iovi, non licet bovi» («Что позволено Юпитеру, не дозволено быку»). И после нескольких крайне сомнительных дисквалификаций, вызвавших бурю протестов «простого гроссмейстерского сообщества», такая практика фактически прекратилась.

Стало ясно, что проводить призовые онлайн-турниры с классическим «медленным» контролем времени попросту невозможно – ведь если обязать участников вести игру, находясь вне дома в том или ином контролируемом независимыми арбитрами помещении, то пропадет главное достоинство самой идеи. Более того, то же самое во многом относится и к так называемой быстрой игре, поскольку при всей своей быстроте она все же слишком медленна, чтобы лишить эффективности потерю нескольких секунд, нужных в критических ситуациях для использования «компьютерной шпаргалки».

Именно поэтому большинство сетевых соревнований ушло в область блица и суперблица – так называемой пули, в которой каждый из соперников располагает всего лишь одной минутой на всю партию. Что касается блицевого контроля 3+2, при котором в дополнение к трем минутам основного временного капитала соперники после каждого сделанного хода получают по 2 секунды, то этот контроль времени хотя и существенно снижает эффективность читерства, но тем не менее не в состоянии полностью исключить его. Неудивительно, что среди шахматной общественности стали все настойчивее циркулировать слухи, согласно которым «все люди делают это», иными словами, читерами в чуть большей или в чуть меньшей степени являются едва ли не все сетевые игроки. В том числе и самые знаменитые.

Неудивительно, что на таком фоне весьма выигрышно прозвучали публикации Владимира Крамника, подвергшего сомнению и статус онлайна как такового, и даже репрезентативность результатов сетевых соревнований. При этом великий чемпион (для красного словца) использовал в качестве примера, наиболее ярко подтверждающего его тезис, запредельный сетевой рейтинг Хосе Мартинеса – шахматиста, ничем и никак не проявившего себя в обычных очных турнирах. Нет, Крамник ни в чем не обвинял этого молодого мексиканца перуанского происхождения, но выходило так, будто бы цифры говорят сами за себя.

Вряд ли Владимир предполагал, что это полуслучайное с его точки зрения упоминание породит какую-либо ответную реакцию. Но вскоре сетевой шахматной общественности было представлено для ознакомления открытое письмо Хосе, в котором тот весьма вежливо объяснил, что летать в Европу, чтобы участвовать в очных турнирах, для него слишком накладно (можно не отбить даже стоимость авиабилетов), тогда как при сетевой игре не требуется ничего, кроме ноутбука и общедоступного софта, в связи с чем «не был бы столь любезен достопочтимый джинн» (это не более чем цитата из знаменитого советского мультфильма), а заодно и самый уважаемый им, по словам Мартинеса, среди всех чемпионов мира убедиться в реальной силе Хосе, сыграв с ним в очном режиме (в присутствии строгих арбитров, зрителей и независимых наблюдателей) матч с контролем 3+2, принесшим мексиканцу столь неожиданный для многих успех.

Можно предположить, что свою лепту внес и ведущий мировой шахматный сайт chess.com, для которого дать ответ на критику со стороны Крамника было даже важнее, чем для самого Мартинеса. В результате вызов оказался не только брошен, но и принят, тем более что в Мадриде предложили неплохие условия с призовым фондом 20 тыс. евро (12 – победителю и 8 – проигравшему). Согласно регламенту, соперники должны были сыграть 36 блицпартий, из которых половина проходила на привычной шахматной доске, а половина – также на сцене, но в виртуальном режиме на экранах компьютеров, подключенных к игровой площадке chess.com.

Не будем гадать, как расценивал потенциал противника, а следовательно, и свои шансы экс-чемпион мира. По его собственным словам, он (в отличие от соперника) нацеленно к матчу не готовился. Что касается сторонних наблюдателей, то их прогнозы сильно зависели от опыта наблюдения за сетевой игрой и личного участия в ней. Было очевидно, что матч не окажется для Крамника легкой прогулкой, поскольку сам он в последнее время почти не играл в шахматы, а рука Мартинеса (особенно если она сжимает компьютерную мышь) набита куда лучше, чем у ветерана. Поэтому «сетевики» отдавали предпочтение именно мексиканцу.

По ходу игры мы наблюдали как раз то, что и можно было ожидать: очевидное превосходство экс-чемпиона в маневрировании, проведении планов и всем том, что принято называть «пониманием шахмат», при столь же очевидной его уязвимости в чисто спортивных компонентах блица, связанных с распределением времени и сохранением хладнокровия на протяжении всей партии. При этом нельзя не отметить благородство Мартинеса, не пытавшегося оспорить протест Крамника в начале матча. Он был связан со сбоями в работе сетевой площадки chess.com, которые не предусматривались никакими правилами. В результате результаты двух партий были аннулированы, а его формат сокращен. Помимо прочего, изменения привели к тому, что вначале игралось большее число партий за доской, по ходу которых Владимир добился перевеса в два очка, но концовку матча, проходившую в «компьютерном режиме», он откровенно провалил, что и отразил итоговый счет 15,5:11,5 в пользу мексиканского гроссмейстера.

На наш взгляд, выводы, которые вытекают из случившегося, можно подразделить на две группы. Во-первых, среди лидеров сетевого рейтинга нет случайных, недостаточно хорошо играющих людей, и уж тем более читеров. А во-вторых, сетевой блиц и обычные «медленные» шахматы – это две принципиально различные спортивные дисциплины, для успеха в которых требуются существенно разные качества, навыки и, разумеется, разная подготовка. 


Читайте также


Побег из Латвии

Побег из Латвии

Первое заседание дискуссионного клуба «Отечественные записки»

0
773

Другие новости