0
6947
Газета Кино Печатная версия

04.04.2021 18:29:00

Герой фильма "Уроки фарси" выдумывает язык, чтобы выжить

Одну из главных ролей в фильме Вадима Перельмана сыграл Ларс Айдингер

Тэги: кинопремьера, уроки фарси, холокост, вадим перельман


кинопремьера, уроки фарси, холокост, вадим перельман Тема Холокоста до сих пор востребована режиссерами и обществом. Кадр из фильма

В прокат выходит созданный в копродукции России, Беларуси и Германии фильм «Уроки фарси». Его премьера состоялась еще в прошлом году в одной из внеконкурсных программ Берлинского кинофестиваля. Режиссером картины стал Вадим Перельман, работающий в Америке уроженец Киева, который дебютировал в 2003 году с «Домом из песка и тумана», номинированным на «Оскар» в трех категориях, в 2007 году снял «Мгновения жизни» с Умой Турман, а в России – сериалы «Пепел» и «Измены», одну из новелл «Елок 5» и полный метр «Купи меня». Печально известный в нашей стране по злополучному фильму «Матильда» немецкий актер Ларс Айдингер в новой картине режиссера играет одну из главных ролей – и, без сомнения, одну из самых выдающихся в своей фильмографии. Так и сами «Уроки фарси» – одна из лучших современных киноработ на тему Холокоста, с американским хеппи-эндом, европейской трагикомической интонацией и масштабом русского военного кино.

Схваченный на территории Бельгии нацистами еврей Жиль (Науэль Перес Бискаярт) едет на верную смерть – пленников, делящих с героем кузов автомобиля, не планируют даже довозить до концлагеря. Видя, как на опушке расстреливают первую группу, молодой человек в последний момент в отчаянии кричит, что он перс. В качестве доказательства – написанная арабской вязью книга, которую за пару минут до этого он получил в обмен на бутерброд. Посовещавшись, охранники принимают решение сохранить Жилю жизнь. Оказывается, что главный лагерный повар Клаус Кох (Айдингер) давно разыскивает перса, так как мечтает выучить фарси и после окончания войны открыть ресторан в Тегеране. Так Жиль попадает на кухню, а в свободное от работы время преподает Коху иностранный язык. Правда, несуществующий – слова, якобы на фарси, он сперва придумывает на ходу, а потом находит более эффективный способ и сочинения, и запоминания.

Тема Второй мировой войны в целом и Холокоста в частности продолжает будоражить умы кинематографистов. Впрочем, лишь у немногих получается как-то по-новому взглянуть на нее: например, с точки зрения изображения, как это было в случае с «Сыном Саула» Ласло Немеша или самой истории, как в «Иде» Павла Павликовского. «Уроки фарси» – из второй категории. Сценарий основан в какой-то степени на реальных событиях, точнее,  вдохновлен реальными историями узников, порой поистине чудесными способами выживавших в концлагерях. Выдуманная история Жиля – как раз из таких, невероятная, рискованная, трагическая, но моментами даже смешная.

Перельман тонко работает с персонажами, которые тут переливаются всеми красками. И речь вовсе не о том, чтобы, допустим, оправдывать нацистов – режиссер не отказывается от изображения лагерных зверств, тягот барачной жизни, унижений и истязаний, но при этом выводит не трафаретных злодеев, а характеры, сложные, противоречивые. Находится место и мелодраматичным страстям офицеров, направленным друг на друга, а вовсе не на заключенных, и разнообразным историям узников, и такому человеку,  как Кох. Герой Айдингера благодаря ко всему прочему тонкой игре актера получается нервным и агрессивным, а в другую секунду – трогательным. Не дает поводов для сопереживания и в финале вполне заслуженно – и очень иронично – получает по заслугам. Но в процессе, заведя эту якобы дружбу с пленником, увлеченный занятиями, даже помогающий Жилю, предстает в разных обличиях. Режиссер, безусловно, играет полутонами и в каком-то смысле проверяет зрителя на моральную прочность.

Интересный факт – когда-то, более десяти лет назад, Вадим Перельман числился в качестве потенциального постановщика картины «Песня имен» с Энтони Хопкинсом и Дастином Хоффманом по роману британского музыкального критика Нормана Лебрехта. В итоге вышла картина лишь в 2019-м, совсем с другим актерским составом и режиссером, и получилась весьма посредственной – но с одной весьма оригинальной, пронзительной, даже великой с точки зрения смысла сюжетообразующей линией. Которая удивительным образом объединяет тот фильм с «Уроками фарси».

Оба они – о сохранении памяти, о значимости каждой человеческой жизни, о возвращении имен безымянным жертвам истории. В «Песни имен» это делалось с помощью музыки, в «Уроках» – с помощью выдуманного фарси, который врезается в память придумавшего его Жиля и несет в себе не набор букв, в случайном порядке составленных в слова, а историю тысяч жертв Холокоста. Написанную первобытным способом, передающуюся в буквальном смысле из уст в уста, приобретающую какие-то вселенского, библейского масштаба мощь и смысл. Вначале, как оказывается, и правда было слово. Которое помогло выжить одному и дало вечную жизнь тем, кто не смог. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Анджей Дуда ограничил права уцелевших в Холокосте

Анджей Дуда ограничил права уцелевших в Холокосте

Валерий Мастеров

Закон о реституции вызвал дипломатический скандал между Израилем и Польшей

0
2506
Валентина Теличкина: "Судьба помогает тем, кто не жалуется"

Валентина Теличкина: "Судьба помогает тем, кто не жалуется"

Дарья Борисова

Актриса – о съемках в новом фильме "Огород"

0
10805
В прокат выходит новый женский боевик "Красотка на взводе"

В прокат выходит новый женский боевик "Красотка на взводе"

Наталия Григорьева

Кейт Бекинсейл готова взорваться

0
10747
Анджей Дуда обновил "дипломатический центр" в своей канцелярии

Анджей Дуда обновил "дипломатический центр" в своей канцелярии

Валерий Мастеров

Польша хочет улучшить имидж в глазах мирового сообщества

0
2705

Другие новости

Загрузка...