0
4378
Газета Культура Печатная версия

15.09.2016 00:01:00

Ла Скала теряет позиции

Гастроли знаменитого театра в Москве громким событием не стали

Тэги: пушкинский музей, выставки, рафаэль, большой театр, гастрои, ла скала


пушкинский музей, выставки, рафаэль, большой театр, гастрои, ла скала Исполнение Реквиема требует огромного количества музыкантов, в кадре – лишь треть. Фото Михаила Логвинова с официального сайта Большого театра

Начало культурного сезона в Москве прошло с итальянским оттенком – в Пушкинском музее гастролируют картины и рисунки Рафаэля, в Большом театре – знаменитый Ла Скала. Легендарный миланский театр привез один спектакль – оперу Верди «Симон Бокканегра» и две концертные программы – Реквием Верди и подборку фрагментов из итальянских опер.

Гастроли оперного театра – страшно дорогая штука, и пусть денег российских налогоплательщиков было потрачено меньше, чем спонсорских (Ла Скала выступает в рамках фестиваля «Черешневый лес»), но и тех жаль, впустую выкинуты. Выдающееся во всем этом мероприятии только одно – предпринимательское умение интенданта Ла Скала Александра Перейры. Концертную версию «Симона Бокканегры» за неделю до московских гастролей исполнили в Шанхае, так что остановка в Москве на обратном пути, безусловно, логична. Китайцы на привоз декораций, видимо, тратиться не стали, а россиян Перейра раскрутил. В итоге мы увидели скучный, неинтересный, бессмысленный спектакль, к тому же не в самом лучшем исполнении. Хотя можно выдвинуть и другую версию – быть может, вот этот уровень и есть Ла Скала сегодняшнего дня? Театр, где ценят «мертвые» спектакли и где уже не поют одни лишь первачи? 

Режиссер Федерико Тьецци и художник Пьер Паоло Бислери предлагают условное пространство с предметами, опознаваемыми как итальянские. Развалины замка, кипарисы, море на заднике (только в финале), деревянные кабинки Дворца дожей, условная палуба корабля (канаты) и условный замок Фиески (лестницы). Темное пространство, темные костюмы – так, что сложно отличить одного персонажа от другого, кто патриций, кто плебей – под серыми плащами не отличишь. 25 лет, прошедших по сюжету между первым и вторым актами, не ощущаются никак, более того – дедушка Марии выглядит гораздо моложе отца. Лео Нуччи, знаменитый баритон, хорош только актерской игрой – он действительно владеет искусством жеста, тела так, что его артистические намерения понятны и даже интересны, чего не скажешь о состоянии голоса, тут возраст, увы, берет свое. Михаил Петренко, один из лучших наших басов, в этой постановке выглядел безлико, словно не нашел интонационную характеристику своему персонажу. Пара Амелии (Марии) и ее возлюбленного Гарбиэля Адорно в исполнении сопрано Кармен Джаннаттазио и тенора Фабио Сартори, надо сказать, отличилась силой голоса, тут обоим не занимать, но нельзя сказать, что покорила благородством тембра, разнообразной нюансировкой или особенной кантиленой.

А вот по-настоящему увлек в этом спектакле оркестр. Маэстро Мунг вун Чунг представил неожиданного Верди – почти моцартовского, прозрачного, без бури и натиска, которые, в общем-то, предполагает эта воинственная драма и которых, признаться, в кульминационные моменты слегка не хватает. Но такова интерпретация Чунга, и с ней можно или нельзя соглашаться, но внимания она, безусловно, достойна. Пожалуй, именно работа оркестра, который позволил буквально с первых нот ощутить и ласку морских волн, и нежность рассвета, и дрожь Паоло (Симоне Пьяццола), с ужасом осознающего, что проклял самого себя.

Кстати, может быть, вследствие предварительного проката оперы в Китае к слаженности вокального и вокально-оркестрового ансамбля придраться практически невозможно. Чего не скажешь об исполнении Реквиема Верди – уже с Риккардо Шайи, главным дирижером театра. Квартет солистов – Мария Хосе Сирии (сопрано), Даниэла Барчеллона (меццо-сопрано), Франческо Мели (тенор) и Дмитрий Белосельский (бас) в а капелльных фрагментах был буквально на грани фола. Шайи не идет по пути ритуала, заупокойной мессы, он, вслед за Верди требуя сопереживания, оплакивал с комком в горле человека, а за ним и род людской, взывал к Богу и к ближнему – и достиг цели, ибо последние звенящие звуки у сопрано и оркестра заставили замереть и зал.  


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

«Роснефть» правильно ответила Минфину США иском, уверен глава ИМЭМО РАН

Евгений Солотин

Рассчитывать на объективность суда сложно, но громкие заявления американских чиновников нуждаются в публичном обсуждении

0
728
Боевой разворот Анкары

Боевой разворот Анкары

Василий Иванов

Турецкие ВВС лавируют между Вашингтоном, Киевом и Москвой

0
978
Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Одесский привоз, киевский конфуз и польский аншлюс

Владимир Зеленский передает Украину в доверительное пользование Польше

0
1868
Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Оппозиционеры опасаются второго вала уголовных дел

Дарья Гармоненко

Иван Родин

Законодательство по борьбе с противниками спецоперации укладывают в логику статьи 58 УК СССР

0
1368

Другие новости