0
2334
Газета Культура Интернет-версия

25.12.2017 00:01:00

Всегда уместное чаепитие

Тэги: петербург, фестиваль, горизонтальный театр


петербург, фестиваль, горизонтальный театр Горизонтальное искусство не ищет различия между исполнителем и зрителем. Фото Светланы Ботевой предоставлено пресс-службой фестиваля

Горизонтальный – не только «параллельный горизонту», как в первую очередь сообщает словарь. Существует и еще одно определение, «равнозначный». Лишенный иерархии, старшинства, соподчинения. Именно такой театр предстал на фестивале, который числится off-программой московского NET (Новый европейский театр), прошедшего в 19-й раз. Курировал петербургскую программу режиссер Борис Павлович.

Когда ты приезжаешь по выданному пару часов назад адресу, а на месте обнаруживаешь кучку подмерзших людей, а «спектаклем» оказывается короткая поездка с бомбилой (проект «Театр. Товар на вынос» Алексея Ершова) – можно ли это считать представлением? Или огромный ангар на оживающем заводе «Севкабель», в котором собраны осколки спектакля о людях без определенного места жительства, листки с невошедшими интервью, объекты, визуализирующие статистику попадания на улицу, картины незрячей художницы («НеПРИКАСАЕМЫЕ», режиссер Михаил Патласов) – еще театр или уже выставка? Наконец, если вместо пусть даже эскиза ты попадаешь на сеанс фокус-группы и, как лукаво обещает режиссер, отвечая на вопросы, становишься частью проекта Александринского театра о поколениях труппы, то ты зритель или участник соцопроса?

Немалая часть программы так и выглядит. Театром эти поездки-походы-разговоры становятся не сами по себе, а лишь при мыслительном усилии и соучастии зрителя. И в этом заключена особенность, по которой можно опознать горизонтальный театр. Это театр соучастия, совместной работы. В нем почти нет разделения на зал и сцену – иногда скорее на уровне идеи, с небольшими зонами интерактива, как в «Зеркале» Дмитрия Крестьянкина или в «Эффекте пинг-понгового шарика» Ларисы Афанасьевой, а иногда и буквально, как в «Квартире» Бориса Павловича, где каждый пришедший в бывшую коммуналку на Мойке становится обитателем комнат ОБЕРИУтов. Но в любом из спектаклей требовалась такая же работа по производству смыслов и поддержанию пространства. Опознать в опросе или пяти минутах в такси театр, понять, что любое действие может быть игрой, если только в это поверить – одна из основных задач, которую ставит подобное «безграничное» искусство.

Наконец, горизонтальное искусство не ищет различий не только между исполнителем и реципиентом, но и между темами и героями. В фокусе внимания здесь может оказаться человек, действие или предмет. В приоритете, конечно, те, о которых публично говорят реже. Но это не становится манифестом, не поднимается на щит. «Обыденное» и «непривычное» в пространстве без иерархии скорее мирно сосуществует. Так, «Зеркало» Дмитрия Крестьянкина, спектакль, заявленный как социальный проект по поддержке ребят из приюта, на деле оказывается полем высказывания просто для ровесников. В нем звучат монологи о страхах, радостях, важных воспоминаниях – и далеко не сразу узнаешь, что на сцене не только детдомовцы, но и ребята из обычных семей. В их рассказах о повседневной жизни почти нет отличий, граница «домашний»/«приютский» выносится за скобки.

В программе сошлись два названия, для которых отправная точка – чаепитие, сбор за столом. В «Тридцати шести драматических ситуациях» Небольшого драматического театра (НДТ) длинный обеденный стол становится центром спектакля. Режиссер Вера Попова собирает своих героев за уютным вечерним чаем и отправляет их в путешествие по собственной памяти. В полутьме читают настоящие (артефакты!) письма родных, звонят им, рассказывают семейные истории. Кто-то о детстве или своих близких, что они любят, как жили. Кто-то читает настоящие бумажные письма, когда-то полученные от родных. Одна из артисток прямо во время спектакля звонит куда-то далеко – своему папе, который каждый показ будет говорить с ней при нескольких десятках свидетелей. И все это в домашней, уютной полутьме, с лицами, освещенными лишь небольшими торшерами.

Тихие посиделки с медленным, ничего не меняющим в мире, но обстоятельным философским разговором способны держать внимание. И хочется даже это назвать «Тридцать шесть недраматических ситуаций». Потому что в рассказах артистов и студентов центра «Антон тут рядом» нет ничего, что укладывается в привычное понимание слова «драма». Здесь нет конфликтов, напряжения, но есть ежедневная простая жизнь. Если письма, то о настроении, «живу я хорошо», если диспуты, то о любви или селекции фруктов.

Чаепитие же центрует, пожалуй, главную премьеру фестиваля. Но если в НДТ это дружеский рутинный сбор, то «Квартира. Разговоры» Бориса Павловича (создан при содействии фонда поддержки арт-инноваций «Альма Матер») – безумное чаепитие. По-хорошему безумное, по-кэрроловски. Или по-хармсовски – ведь происходящее в старомодной квартире по адресу Мойка, 40 восходит к текстам ОБЕРИУтов. Описывать подробно помещение этого места нет смысла, ведь каждый раз оно будет встречать чем-то другим. Это и есть горизонтальный театр в его радикальной форме. Прийти «в гости» в типичную питерскую квартиру с массой старых и старинных предметов, с настоящей дровяной печкой, умывальниками и непременным дубовым буфетом и провести в ней час, не понимая до конца, кто из присутствующих артисты «с ролью», а кто такой же «зритель». Можно остаться в библиотеке и рассматривать мир через деревянные картинные рамы. Можно присоединиться к людям, перепечатывающим бесконечные тексты на машинках. Можно остаться в музыкальной комнате и играть Штрауса на фортепиано. Отведенный час можно потратить как угодно. Зафиксирован лишь финал «спектакля» – всех собирают сначала спеть хором, потом выпить чай на маленькой кухоньке.

Здесь строится альтернативный мир, немного детский, немного наивный. Он мягко игнорирует устоявшиеся, «взрослые» законы и предлагает таким же наивным приходить и говорить обо всем. Хочешь – о французском шансоне, хочешь – о своих страхах, а хочешь – о проблемах в обществе. Ничто не окажется лишним или неуместным.

Санкт-Петербург


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

«Токаев однозначно — геополитический гроссмейстер», принявший новый вызов в лице «идеального шторма»

Андрей Выползов

0
1244
США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

США добиваются финансовой изоляции России при сохранении объемов ее экспортных поставок

Михаил Сергеев

Советники Трампа готовят санкции за перевод торговли на национальные валюты

0
3290
До высшего образования надо еще доработать

До высшего образования надо еще доработать

Анастасия Башкатова

Для достижения необходимой квалификации студентам приходится совмещать учебу и труд

0
1867
Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Москва и Пекин расписались во всеобъемлющем партнерстве

Ольга Соловьева

Россия хочет продвигать китайское кино и привлекать туристов из Поднебесной

0
2180

Другие новости