0
2873
Газета Культура Печатная версия

11.04.2021 18:19:00

Чичиков на балу у сатаны

Премьера "Мертвых душ" прошла в Малом театре

Тэги: малый театр, премьера, мертвые души, алексей дубровский


малый театр, премьера, мертвые души, алексей дубровский В спектакле заняты звезды Малого театра. Фото Евгения Люлюкина с сайта www.maly.ru

На исторической сцене Малого театра состоялась премьера гоголевских «Мертвых душ» в инсценировке Михаила Булгакова. Режиссер Алексей Дубровский поставил масштабный спектакль о том, как привлекательно бывает зло.

Занавес открывается, и вот уже на фоне гигантской карты Российской империи с невозмутимым профилем Гоголя о своих наполеоновских планах размышляет Павел Иванович Чичиков. Сейчас он сядет в бричку и отправится скупать умерших крестьян, которые на бумаге числятся как живые. Что называется, он сказал: «Поехали!», он махнул рукой. На вращающейся сцене будут сменять друг друга декорации: то убогий двор со свиньями и гусями, то люксовая беседка Манилова с бассейном или комната Коробочки с мягкими подушками на стульях и шкафчиками, набитыми пенькой. Художник-постановщик Мария Утробина, следуя за писателем, постаралась максимально отразить внутренний мир героев с помощью тех предметов, которые их окружают. Один из главных шедевров сценографии – плюшкинская куча, куда в художественном беспорядке свалено все, что только можно помыслить. А когда хозяин бросает в нее очередную вещь, над грудой хлама густым облаком поднимается пыль.

Интерьеры вырисовываются в абсолютной темноте: декорации то вырастают из-под земли, то грозно и величественно спускаются сверху, как, например, уставленный яствами длинный стол. Но как только стены исчезают, пространство остается пустым: бал у губернатора под музыку Родиона Щедрина выглядит не менее зловеще, чем великий бал у сатаны, описанный Булгаковым. Да и сам Чичиков со своими гротескно-услужливыми танцевальными движениями почему-то напоминает Фагота Коровьева. К слову, у Павла Ивановича и дорожный плащ в клеточку. История с аферой потрясла маленький российский город XIX века и превратилась в притчу. Художник по свету Андрей Изотов добавляет спектаклю мистики в моменты, когда зритель понимает, что речь зашла не просто о продаже умерших крестьян, но о сделке с дьяволом. Когда помещики соглашаются на авантюру, они застывают, словно герои «Последнего дня Помпеи» – очевидно, в ожидании Страшного суда.

Исполнитель главной роли Алексей Фаддеев сделал Чичикова милейшим подонком. Зло в его лице оказывается настолько обаятельным, что ты с первых минут невольно восхищаешься этой диковинной птицей, которая поистине отличается умом и сообразительностью по сравнению с другими действующими лицами. Павел Иванович способен обдурить сахарного Манилова: герой Александра Клюквина по-женски взвизгивает от удивления, восторга и страха и при любом удобном случае сгибается вперегиб. Труднее приходится дельцу с помещиком Собакевичем: Борис Невзоров рисует его широкими, грубыми мазками, как и Гоголь, – такой же крепкий, практичный, смекалистый хозяин, который сам на огромном столе делает кресты почившим каретнику Михею и плотнику Степану Пробке. Коробочка Ирины Муравьевой тоже не так проста – тысячу раз перестраховывается, потому что уж слишком боится продешевить. Ее отчаянное «почем ходють мертвые души», кажется, должно стать визитной карточкой этого спектакля. Одним из наиболее сильных в галерее получился портрет Плюшкина. Василий Бочкарев настолько слился с «прорехой на человечестве», что личности актера уже и не видно – осталась только чистая сущность гоголевского образа. Палки в колеса чичиковской бричке ставит Ноздрев. Виктор Низовой делает его самым энергичным и неуемным персонажем, который вносит беспорядок, подобно сорвавшейся с цепи собаке, и на всю округу оглашает тайну Павла Ивановича.

Когда аферист оказывается за решеткой, вдруг начинаешь его жалеть – но Чичиков-то выберется на свободу, а вместо него в клетку попадешь ты сам. Сострадая подлецу, мы добровольно лезем в его шкатулку и с ужасом слышим, как мгновенно захлопывается крышка. Павел Иванович подкупает нас, пользуясь добрыми побуждениями доверчивой человеческой души. Поэтому и финал спектакля так трагичен. Окутанный облаком дыма Чичиков плавно воспаряет к небесам. Тенор в сопровождении хора по-литургически торжественно исполняет «Вижу чудное приволье…», как бы продолжая печальные размышления писателя о птице-тройке. Но куда мчится хрестоматийная бричка, мы так и не узнаем. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Петя и волк" вернулись в Молодежный театр в компании "Володи-музыканта"

"Петя и волк" вернулись в Молодежный театр в компании "Володи-музыканта"

Марина Гайкович

Премьера симфонических сказок Сергея Прокофьева и Леонида Половинкина

0
1195
Премьера оперы "Тоска" в Большом театре

Премьера оперы "Тоска" в Большом театре

Марина Гайкович

0
6068
"Бал-маскарад" как сеанс психоанализа

"Бал-маскарад" как сеанс психоанализа

Ольга Русанова

Режиссер Филипп Разенков попытался разобраться в мотивах героев оперы Верди

0
3759
"Заговор чувств", или Чудачество и чудотворство

"Заговор чувств", или Чудачество и чудотворство

Вероника Словохотова

Премьера в МХТ имени Чехова по пьесе и роману Юрия Олеши

0
3886

Другие новости

Загрузка...