0
5143
Газета Печатная версия

14.11.2021 17:43:00

Бейруту нужен политический диалог с Москвой

Как борьба Саудовской Аравии с Ираном привела Ливан на край пропасти

Ирина Мохова

Об авторе: Ирина Михайловна Мохова – востоковед, кандидат политических наук.

Тэги: ливан, энергетический кризис, беженцы, валюта, ввп, хезболла, саудовская аравия, иран, конфликт


ливан, энергетический кризис, беженцы, валюта, ввп, хезболла, саудовская аравия, иран, конфликт Ливанцы протестуют против резкого роста цен на бензин. Фото REUTERS

В последней декаде ноября в Москве должны состояться переговоры министра иностранных дел Ливана Абдаллы Бу Хабиба с главой российского внешнеполитического ведомства Сергеем Лавровым. Если дата – 22 ноября – подтвердится, то встреча пройдет в День независимости Ливана. Однако в смысл этого национального праздника в самой стране, пожалуй, мало кто верит.

Ливан давно не имеет субъектности и многие десятилетия является ареной противостояния внешних региональных и глобальных игроков – Франции, США, Саудовской Аравии, Сирии и Ирана. Эти силы благодаря сложившейся в стране политико-конфессиональной политической системе опираются на лояльных им ливанских деятелей и их кланы. Последние, в свою очередь, реализуют ту или иную политику, исходя из интересов своих патронов.

Нынешний кризис в Ливане во многом объясняется эволюцией противостояния Саудовской Аравии и Ирана. Новой точкой отсчета в этом затяжном региональном конфликте является 2017 год. Тогда власть в Саудовской Аравии фактически оказалась в руках наследного принца Мухаммеда бин Сальмана. Одним из его приоритетов стала активизация внешней политики с целью жесткого сдерживания Ирана. Так, Саудовская Аравия расширила участие в гражданской войне в соседнем Йемене против шиитских мятежников – хуситов, за которыми, по мнению Эр-Рияда, стоял Тегеран. Мухаммед бин Сальман в 2017 году был инициатором разрыва отношений с Катаром на фоне укрепления отношений эмирата с Ираном. Доха была обвинена в поддержке терроризма и оказании финансовой поддержки группировок, связанных с иранским режимом.

Саудовское недовольство расширением влияния Ирана не могло обойти и Ливан. Гнев обрушился на «Хезболлу» – влиятельную ливанскую военно-политическую силу. Она является проводником политики Тегерана и финансируется в основном за иранский счет. Неуклонный рост влияния «Хезболлы», расширение ее социальной базы и программ социально-экономической помощи населению, участие в правительстве и использование ее боевиков в конфликте в Сирии и Йемене давно беспокоили саудовскую элиту. Мухаммед бин Сальман осознал, что, несмотря на саудовские вливания в экономику Ливана в течение нескольких десятилетий и политическую поддержку суннитского лагеря, внутриполитический баланс сил неумолимо склоняется в пользу «Хезболлы». Поэтому он ужесточил риторику по отношению к этой стране. Еще в 2015 году бин Сальман заявил, что роль Ливана была непомерно раздута и ни одна из целей королевства там не была достигнута.

Апогеем ливанского унижения стал фактический захват в заложники бывшего премьера страны Саада Харири – политика, являющегося лидером просаудовского лагеря и имеющего подданство королевства. 4 ноября 2017 года, находясь с визитом в королевстве, Харири неожиданно заявил, что покидает пост главы правительства по причине «вмешательства Ирана и его пособников в лице шиитской партии «Хезболла» во внутренние дела страны». Было очевидно, что глава ливанского правительства сделал это заявление под давлением саудовских властей.

Учитывая длительное отсутствие Харири в Ливане, президент Ливана Мишель Аун даже был вынужден обратиться за помощью к США, Великобритании, Китаю и России с целью возвращения премьера на родину. 22 ноября – в День независимости, спустя почти три недели, Харири все-таки вернулся и заявил, что его отставка откладывается ради создания «стабильности и арабской идентичности страны».

Однако без серьезных саудовских вливаний Харири не удалось добиться ни политической, ни экономической стабилизации. Ситуация усугублялась наплывом сирийских беженцев, ужесточением энергетического кризиса, стремительным ростом инфляции, что, в свою очередь, вылилось в массовые антиправительственные выступления. В итоге Харири ушел в отставку в октябре 2019 года.

Но дальше становилось только хуже. В 2020 году началась пандемия, в августе произошла крупнейшая в стране техногенная катастрофа – взрыв 2,7 тыс. т аммиачной селитры в порту Бейрута, унесший жизни более 200 человек, 6,5 тыс. получили ранения. За этим последовали очередная отставка правительства и экономический коллапс.

По данным МВФ, ВВП Ливана за последние два года сократился на 40%, национальная валюта обесценилась на 80%. Анализ социально-экономических показателей привел экспертов Всемирного банка к выводу, что нынешний кризис в стране входит в тройку самых серьезных мировых кризисов начиная с середины XIX века, а Ливан терпит самое настоящее крушение. Такая неблагоприятная динамика обычно фиксируется в странах, где ведутся военные действия. На этом благодатном фоне внешние силы активизировали свое вмешательство в дела государства.

В нынешней ситуации примирять Саудовскую Аравию и Иран и стоящие за ними ливанские политические силы предстоит новому ливанскому премьеру Наджибу Микати. Он в третий раз за последние 16 лет получил этот пост и хорошо представляет, с чем ему предстоит иметь дело. Этот опытный политик сразу столкнулся с давлением со стороны Эр-Рияда. 29 октября 2021 года Саудовская Аравия совместно с ОАЭ, Кувейтом и Бахрейном объявили об отзыве своих послов из Ливана. Помимо этого, королевство ввело запрет на импорт ливанских товаров, что для агонизирующей экономики может стать тяжелым ударом. Эти жесткие меры стали реакцией на скандал, в котором оказался замешан поддерживаемый «Хезболлой» министр информации Ливана Джордж Кордахи. Незадолго до назначения на свою должность в кабинете Микати Кордахи раскритиковал войну в Йемене, которую ведет Саудовская Аравия. Королевство посчитало это удобным поводом, чтобы заявить о бессмысленности продолжения своего взаимодействия с ливанским правительством в связи с доминированием Партии бога во внутренней политике.

Один из примеров такого доминирования – блокирование «Хезболлой» и ее союзником шиитской партией «Амаль» заседаний нового кабинета министров, что не дает возможности правительству принять ряд решений, необходимых для получения внешней экономической помощи. Причина бойкота правительственных заседаний – резонансное расследование взрыва в порту Бейрута, которое идет под руководством судьи Тарика Битара. «Хезболла», наложившая в свое время вето на проведение международного расследования этой трагедии, пытается в течение последних месяцев отстранить Битара от этого дела и выдвигает его отставку в качестве условия возобновления работы правительства. Судью обвиняют в предвзятом отношении, стремлении политизировать дело и выставить виновными силы, причисляемые в Ливане к проиранскому лагерю.

Это политическое противостояние уже привело к вооруженным столкновениям между шиитами и христианами в Бейруте, в результате которых погибли семь сторонников «Хезболлы» и «Амаль». Последовавшее за этим выступление лидера «Хезболлы» шейха Хасана Насраллы можно воспринимать и как призыв к сдержанности, и как угрозу. Он предостерег от дальнейшего провоцирования, заявив, что вооруженные отряды Партии бога составляют 100 тыс. человек.

Очевидно, что оружие «Хезболла» готова применить ради защиты своих интересов внутри страны, что явно противоречит принципу монополии современного государства на насилие. Этот негосударственный актор также самостоятельно, без формального одобрения правительства и президента, принимает решение о своем участии в военных кампаниях в соседних странах. Все это явно не устраивает Саудовскую Аравию, которая хочет максимально ослабить «Хезболлу», применяя против страны разнообразные политические и экономические рычаги. Однако не исключено, что продолжение такой политики может обернуться дальнейшим усилением позиций Ирана и укреплением проиранских сил внутри Ливана. Так, в разгар последнего энергетического кризиса, когда из-за дефицита мазута была остановлена работа двух из четырех ТЭЦ, а цены на топливо взлетели, Иран направлял цистерны с топливом в районы, подконтрольные «Хезболле». Эта помощь поступала в обход ливанского правительства.

На каждом витке политического или экономического кризиса в Ливане раздаются одни и те же лозунги: отставка правительства, избавление от внешнего вмешательства, смена режима, демонтаж системы политического конфессионализма, искоренение коррупции и т.д. Однако год за годом ситуация только усугубляется, регулярные смены правительств не приносят ни решения проблем, ни даже надежды, что Ливан сможет выбраться из пропасти. После того как нынешнему премьеру Микати было поручено формирование кабинета, он заявил, что у него нет волшебной палочки и он не в состоянии творить чудеса. Но Ливану, кроме как на чудо, надеяться уже не на что.

Что касается предстоящей встречи глав МИД Ливана и России, то от нее не стоит ожидать каких-то сенсационных итогов. Скорее всего это будет обмен мнениями по актуальным региональным вопросам. В Ливане понимают, что Россия не та страна, у которой можно просить миллиардной помощи для избавления от экономических бед. Но с Москвой – ключевым игроком в регионе, контролирующим ситуацию в Сирии и имеющим определенное влияние на Иран, точно важно поддерживать постоянный политический диалог. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Приднестровским урегулированием займется Румыния

Приднестровским урегулированием займется Румыния

Светлана Гамова

Президент Молдавии дистанцируется от переговоров с властями непризнанной республики

0
2249
Армия, упавшая между стульев

Армия, упавшая между стульев

Захар Гельман

Ливанский ЦАДАЛ: с израильтянами против террористов

0
517
Безденежье российского потребителя стало хроническим

Безденежье российского потребителя стало хроническим

Даут Налоев

Олигархическому капиталу нет нужды беспокоиться о росте покупательной способности населения

0
1358
Турция ударила по российским ценам

Турция ударила по российским ценам

Анастасия Башкатова

РФ продолжает импортировать инфляцию, которую только ключевой ставкой не победить

0
2873

Другие новости

Загрузка...