0
5170
Газета Печатная версия

30.10.2022 18:02:00

Связи России и Израиля проверяются на прочность

Стороны не заинтересованы в сохранении напряженности

Людмила Самарская

Об авторе: Людмила Максимовна Самарская – научный сотрудник лаборатории «Центр ближневосточных исследований» ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН.

Тэги: рф, израиль, дипотношения, кризисы, сирия, украинский конфликт, военная спецоперция

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

рф, израиль, дипотношения, кризисы, сирия, украинский конфликт, военная спецоперция Иск Минюста РФ к агентству «Сохнут» рассматривается в Басманном суде Москвы. Фото РИА Новости

2022 год оказался сложным для российско-израильских отношений. С одной стороны, после 24 февраля премьер-министр Израиля Нафтали Беннет (глава правой партии «Ямина») оказался первым из западных лидеров, посетивших Москву (причем в шаббат, что для Беннета, соблюдающего иудея, – совершенно исключительный шаг) и попытавшихся сыграть роль медиатора между российским и украинским руководством. Его усилия, увы, оказались неуспешными.

С другой – министр иностранных дел, а ныне и глава израильского правительства Яир Лапид (лидер центристской партии «Еш Атид», занявший эту должность по соглашению о ротации) несколько раз выступал с заявлениями, осуждавшими российские действия. Руководство России, в свою очередь, достаточно резко реагировало на подобные высказывания, в ответ критикуя политику Израиля на палестинских территориях.

Напряженность в двусторонних отношениях породила ряд кризисов. Одним из наиболее болезненных для Израиля стало дело против «Сохнута» (Еврейского агентства) и возникновение риска его закрытия на территории Российской Федерации вследствие нарушения им местного законодательства. Еврейское агентство – международная сионистская организация, занимающаяся вопросами репатриации в Израиль, укреплением связей между еврейскими общинами по всему миру, а также разнообразной культурной деятельностью.

Вопрос еврейской иммиграции является одним из ключевых для Иерусалима, и именно отсутствие свободного выезда из СССР всегда было одним из наиболее проблемных вопросов в советско-израильских отношениях (хотя, безусловно, не единственным). В силу этого предъявление иска «Сохнуту» вызвало в Израиле ассоциации, которые, возможно, и не подразумевались инициаторами дела.

Дело Еврейского агентства, юридическое по сути и, возможно, разрешившееся бы оперативнее и безболезненнее в менее напряженной обстановке, в этих условиях достаточно быстро перешло в политическую плоскость. Ситуация отчасти нормализовалась после прямого контакта двух президентов – Ицхака Герцога и Владимира Путина. Стороны сделали акцент на значимых сферах двустороннего сотрудничества и договорились о продолжении контактов. И Герцог, и Лапид призвали к минимизации публичного обсуждения этой темы во избежание нагнетания напряженности. В итоге дискуссии в СМИ на эту тему действительно несколько стихли, а в середине октября появилась информация, что агентству дана возможность до судебного заседания в декабре дождаться вступления в силу всех поправок в документах, сделанных по запросу российского Министерства юстиции.

Помимо вопроса еврейской общины в России крайне важным для двусторонних отношений является функционирование механизма деконфликтации между вооруженными силами двух стран в Сирии. Возможность нанесения ударов по иранским прокси-группировкам на этой территории – значимый элемент израильской стратегии по обеспечению собственной безопасности. На данный момент этот механизм сохраняется, и именно поддержание его эффективной работы зачастую называется одной из главных причин, по которым Израиль не переходит к однозначной практической поддержке Украины. Некоторые из ударов Иерусалима по сирийской территории подверглись критике со стороны Москвы, однако в целом диалог по этому вопросу, по-видимому, продолжается в конструктивном русле.

Фактор Ирана в целом играет существенную роль в российско-израильских отношениях. Относительно недавно Иерусалим оказался серьезно обеспокоен расширением масштабов российско-иранского сотрудничества, особенно в военно-технической сфере. Риск, по мнению некоторых израильских аналитиков, заключается в том, что «Иран может проверить функционирование своих систем в полевых условиях и при необходимости улучшить их, а Израиль может столкнуться с улучшенными и усовершенствованными иранскими системами в будущем». Иерусалим воспринимает это как серьезный риск. После того как в СМИ появилась информация о том, что Иран передает России баллистические ракеты, один из членов израильского правительства, министр по делам диаспоры Нахман Шай (член левой партии «Авода») даже заявил, что теперь Израилю необходимо полностью поддержать Украину и присоединиться к поставкам оружия ей.

Впрочем, официальную позицию израильского руководства это не отражает. Подобных высказываний не было ни от одного из других членов кабинета. Иерусалим заявляет о том, что не планирует поставлять оружие Украине, несмотря на неоднократные запросы представителей ее руководства. Еврейское государство при этом исходит из собственных соображений: во-первых, вопросов обеспечения своей безопасности – в том числе в виде относительной оперативной свободы в сирийском воздушном пространстве, а во-вторых, наличия значительной еврейской общины в России.

Впрочем, Россия и Израиль связаны целым комплексом социально-экономических и культурных связей, а также взаимным интересом в сохранении и развитии двустороннего сотрудничества, что предполагает более широкую и глубокую основу для поддержания устойчивых контактов даже в сложных условиях. Представители израильского посольства в Российской Федерации продолжают поддерживать еврейскую общину в стране. Израиль также не присоединяется к европейским и американским санкциям.

В целом вопрос поставок израильского оружия Украине обсуждается достаточно давно, однако пока позиция израильского правительства остается неизменной. Критика украинской стороны не способствует изменению ситуации. Израиль продолжает оказывать Киеву гуманитарную помощь, а также поставлять защитную экипировку, но оружие не предоставляет. Министр обороны Бени Ганц (глава центристской партии «Государственный лагерь») заявил в октябре, что эта позиция продиктована «оперативными соображениями», а потому израильская поддержка украинской стороны продолжится в прежнем виде. Он также предложил предоставить системы раннего предупреждения гражданского населения об обстрелах.

Многие из заявлений израильских политиков относительно российско-украинского кризиса с критикой позиции Москвы вероятнее всего обусловлены в том числе идущей в стране предвыборной гонкой и необходимостью привлекать на свою сторону избирателей. Так, в середине октября в интервью USA Today Биньямин Нетаньяху, глава оппозиции и руководитель правой партии «Ликуд», ранее активно критиковавший политику нынешнего правительства, которое, на его взгляд, довело российско-израильские отношения до серьезного кризиса своими относительно резкими заявлениями, о вопросе поставок оружия Украине сказал, что «посмотрит, что можно с этим сделать». Впрочем, обещанием это назвать довольно сложно, особенно с учетом его предыдущих высказываний, а также поддержки позиции нынешнего правительства по сохранению нейтралитета в вопросе вооружений.

В то же время вопрос Украины не находится на первом месте в списке приоритетов ни для израильских политических деятелей, ни для электората. Большинство израильтян являются сторонниками нынешней позиции правительства по сохранению нейтралитета и отсутствию однозначной поддержки одной из сторон конфликта. Согласно опросу Израильского института региональной внешней политики (MITVIM), так считают 53% граждан, менее трети (28%) выступают за полную поддержку Украины. 41%, согласно опросу канала «Кан», выступают против поставок оружия Киеву, только 21% – за, а 38% – не уверены. Среди русскоязычной аудитории (выходцы из стран бывшего СССР, в том числе России и Украины) больше определившихся, хотя противников примерно столько же: 53% полагают, что Израилю стоит начать оказание военной помощи Украине, 39% с этим не согласны. Интересно, что около 40% израильтян (в опросе MITVIM) называют Россию страной, отношения с которой являются для Израиля наиболее значимыми (без учета США), далее следуют Германия, Великобритания, Китай, Египет и Франция.

В целом среди религиозных и правых кругов степень поддержки нейтральной позиции Иерусалима выше по сравнению со светскими и левыми. Это связано, по-видимому, с большей концентрацией на внутриизраильских проблемах и меньшим вниманием к внешним событиям, которые не затрагивают еврейское государство напрямую. Заявления же Лапида вероятнее всего обусловлены как раз ориентацией на светский центристский электорат, более вовлеченный в глобальную повестку.

Несмотря на различные заявления, политика Израиля, по всей вероятности, останется крайне прагматичной и отчасти отстраненной от российско-украинского кризиса – причем вне зависимости от того, кто станет следующим премьер-министром по итогам парламентских выборов 1 ноября. Иерусалим в гораздо большей степени обеспокоен событиями в ближневосточном регионе и проблемами собственной безопасности, а потому вряд ли в ближайшей перспективе отойдет от своей нынешней позиции относительного нейтралитета.

Несмотря на все ныне существующие вопросы, по которым позиции России и Израиля не совпадают, взаимная заинтересованность в сохранении конструктивных отношений все же остается. Для еврейского государства контакты с Москвой продолжают быть элементом стратегии по диверсификации внешних связей, особенно с учетом ее нынешней роли на Ближнем Востоке. Иранский фактор в этом смысле остается одним из наиболее значимых: сохраняя конструктивные контакты с Россией, Израиль таким образом способствует сохранению ее роли как государства, балансирующего интересы противостоящих друг другу игроков в не вполне стабильном регионе. Россия, в свою очередь, стремится к поддержанию отношений с дружественными и относительно нейтральными государствами в сложных международных условиях. Более того, для обеих стран характерны схожие подходы к трактовке наследия Второй мировой войны, что остается существенным фактором, во многом отличающим Израиль от многих стран. И хотя двусторонние отношения сейчас проходят серьезную проверку на прочность, оба государства все же нацелены на продолжение диалога. 


Читайте также


Киев и Вашингтон официально стали союзниками

Киев и Вашингтон официально стали союзниками

Геннадий Петров

Доходы от арестованных активов РФ решением G7 направляются Украине

0
1976
США предлагают ливанской армии роль живого щита

США предлагают ливанской армии роль живого щита

Игорь Субботин

Штаты готовы финансировать буферную зону между "Хезболлой" и Израилем

0
2092
Партия Явлинского использует выборы в личных целях

Партия Явлинского использует выборы в личных целях

Дарья Гармоненко

Только кандидатам-пацифистам "Яблоко" гарантирует какую-либо поддержку

0
2467
Главный противник Турции обзавелся иранскими ракетами

Главный противник Турции обзавелся иранскими ракетами

Игорь Субботин

Анкара подозревает Тегеран в попытке ослабить ее позиции в регионе

0
2064

Другие новости