0
3474
Газета Печатная версия

15.01.2023 18:35:00

Новый мандат Лулы да Силвы не обещает быть легким

39-му президенту Бразилии предстоит объединить и умиротворить разделенную страну

Людмила Окунева

Об авторе: Людмила Семеновна Окунева – доктор исторических наук, заведующая кафедрой истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, главный научный сотрудник Института Латинской Америки РАН.

Тэги: бразилия, президент, лула, болсонару, внутренняя политика


бразилия, президент, лула, болсонару, внутренняя политика Лула да Силва пообещал править в интересах всех бразильцев, а не только для тех, кто за него проголосовал. Фото Reuters

Активная деятельность нового президента Бразилии Луиса Инасиу Лулы да Силвы (Лулы) оказалась прервана беспрецедентным в новейшей истории Бразилии политическим кризисом. События 8 января, когда сторонники проигравшего выборы 2022 года экс-президента Жаира Болсонару ворвались в здания трех ветвей власти и разгромили их, требуя отставки только что вступившего в должность законно избранного президента Лулы (см. «НГ» от 09.01.23), взорвали информационное пространство. Для бразильцев три правительственных здания – не просто архитектурные сооружения, пусть даже и созданные великим Оскаром Нимейером, а высшие символы бразильской демократии. Не случайно нападки Болсонару на Верховный суд или парламент, которые он допускал в годы своего президентства, расценивались как покушение на саму идею демократии. Атака на эти здания и требования отставки легитимного президента, а также планы болсонаристов блокировать поставки топлива по всей стране с целью вызвать хаос и спровоцировать вмешательство армии для смещения президента – все это квалифицируется в Бразилии не просто как антидемократические акции, а как попытка государственного переворота и самое крупное нападение на органы власти с момента военного переворота 1964 года. Акты вандализма, когда здания были буквально разгромлены изнутри, пострадало (порой безвозвратно) убранство, разбита оргтехника, справедливо рассматриваются в тесной увязке с антиконституционными требованиями болсонаристов.

Меры новых властей были быстрыми и жесткими. В столице введено чрезвычайное положение до конца января. С формулировкой «за бездействие» отстранен от должности на три месяца (с перспективой импичмента) губернатор Федерального округа. Верховный суд постановил арестовать бывшего министра по безопасности Федерального округа, отвечавшего за работу фактически бездействовавшей поначалу полиции. Была поставлена задача выявить каждого участника: к утру 9 января было задержано 1,5 тыс. нападавших. Закон предусматривает тюремное заключение от 4 до 12 лет. Незамедлительно было начато масштабное расследование с целью выявления организаторов и тех, кто финансировал доставку и питание участников акции, съехавшихся из 10 штатов огромной страны. Для охраны президентского дворца привлечена армия.

Лула в момент захвата зданий отсутствовал в столице; появились фейковые сообщения о том, что его «эвакуировали». На самом деле он находился в глубинке штата Сан-Паулу, пострадавшей от паводков. Незамедлительно вернувшись, он после изгнания нападавших из дворца Планалту, на подиуме которого 1 января на него надели президентскую ленту, осмотрел разгромленные помещения и назвал произошедшее актами «вандализма, варварства и фашизма», заявив: «Мы найдем всех, кто это сделал, и виновные понесут наказание. Мы обязательно выясним, кто за этим стоит, кто это финансировал. Но все будет только по закону: они увидят, что демократия гарантирует право на свободу, но и требует уважения к институтам, которые были созданы для укрепления демократии».

Один из главных вопросов был о возможной роли бывшего президента Болсонару. Справедливости ради следует отметить, что при всех своих прегрешениях (изначальное непризнание итогов выборов, отказ участвовать в церемонии передачи власти, для чего он специально уехал в США за день до вступления Лулы в должность) Болсонару не был руководителем протестующих: он осудил нападавших, заявив о неприемлемости атаки на органы власти и нарушения общественного порядка. Вместе с тем нельзя отрицать, что он может стоять за этими событиями идеологически. Генпрокуратура открыла против него дело о подстрекательстве к беспорядкам.

Постоянное «науськивание» своего ядерного электората на «взятие» Верховного суда или Конгресса, презрительное отношение к демократии, многократные «предупреждения» о непризнании итогов выборов в случае победы соперника, противопоставление «народа» и «враждебных институтов власти» с апелляцией к народу как носителю «добра» в противовес «силам зла», тезисы «народ на нашей стороне, а армия на стороне народа», «есть те, кто хочет отнять нашу свободу (левые. – Л.О.), а мы при необходимости будем воевать» – все это, что могло показаться лишь «фигурой речи», отложилось в головах сторонников и вылилось уже не в игрушечное, а реальное нападение наиболее радикально настроенных болсонаристов на органы высшей государственной власти. Не случайно погромщики распространяли аудио, почти дословно повторявшие призывы экс-президента: «Мы захватим власть. Сегодня мы покажем, что такое люди добра против людей зла»; «Сегодня мы возьмем здания трех властей! Мы вторгнемся в конгресс. Это будет день войны».

И конечно, у всех на устах – вопрос о совпадении событий в Бразилии 8 января и «штурма Капитолия» в Вашингтоне 6 января 2021 года: заговорили о «бразильском Капитолии». Совпадают и непризнание итогов выборов обоими проигравшими (Дональдом Трампом и Болсонару), и обвинения ими «электоральных властей» в мнимой фальсификации голосования, и призывы к пересчету голосов, и отказ от участия в инаугурации победившего соперника. Совпадают и методы нападавших, погромы внутри помещений. Разнится, пожалуй, только то, что если Трамп все же стоял за выступлениями и призывал к ним (хотя и отрицает это), то Болсонару был непричастен к организации антиправительственных акций.

В эти дни в Бразилии приходят к выводу, что проходившие поначалу мирно акции (перекрытие магистралей в 24 штатах, лагеря вблизи армейских казарм и даже напротив главного штаба сухопутных войск в столице) изначально задумывались как нечто большее, что и вылилось в радикализм событий 8 января.

Причины произошедшего возникли не на пустом месте и не вчера. Это результат глубокой политической поляризации, которая особенно ярко проявилась в итогах выборов, когда разница между победителем и побежденным составила всего 1,8% и стала показателем разделения страны на две почти равные части, укорененности в массовом сознании идей и практики воплощенного в «болсонаризме» правого популизма, который может существовать даже в случае ухода его вдохновителя с политической арены.

Острая ситуация рискует осложнить дальнейшее правление Лулы, которому управлять будет труднее, чем было победить на выборах. И тем не менее масштаб сделанного Лулой всего за неделю после инаугурации впечатляет. Указы, подписанные им уже в первый день правления, касались неотложных социальных реформ и борьбы с голодом и бедностью. Успехи в этой сфере в период его прошлого президентства (2003–2010) изменили социальный облик страны, но были перечеркнуты в годы мандата Болсонару. А общая программа действий, изложенная Лулой еще в его победной речи 30 октября 2022 года, должна стать полной противоположностью прежнему правлению как во внутренней, так и во внешней политике. Ее квинтэссенция – покончить с голодом, создать рабочие места, убрать с улиц бездомных; наладить широкий диалог с обществом. Экономический рост в сочетании с социальной включенностью и устойчивым развитием должен улучшать жизнь всех, а не закреплять неравенство. Но еще важнее атмосфера в обществе: надо сменить дух ненависти, противостояния, насилия, войны всех против всех на мир, достойную жизнь, общественное спокойствие. Касаясь внешней политики, Лула заявил: «Бразилия слишком велика, чтобы выполнять грустную роль парии на мировой арене, мы создадим условия для восстановления доверия к стране. Мы соскучились по Бразилии суверенной, на равных говорящей с более богатыми и могущественными государствами и вместе с тем помогающей развитию более бедных стран. И мир соскучился по Бразилии. И сегодня мы говорим всем: Бразилия возвращается!»

Знаковыми являются слова, произнесенные не просто в момент триумфа, но выстраданные Лулой, всей его жизнью и политической биографией: «На этих выборах столкнулись два противоположных проекта развития страны, но победитель в них один – бразильский народ. Это победа широчайшего демократического движения, которое сформировалось поверх политических партий, частных интересов или идеологий во имя победы самой демократии. С 1 января 2023 года я буду править для всех бразильцев, а не только для тех, кто за меня голосовал. Нет больше двух Бразилий! Время сложить оружие – оно убивает, а мы выбираем жизнь. Мы – единая страна, единый народ, великая нация».

Получится ли у Лулы? Сумеет ли он вновь стать успешным президентом, объединить и умиротворить общество? Эти вопросы сейчас главные. Его первые шаги внушают оптимизм. Но ведь изменились мир, мировая экономика, в которую тесно интегрирована Бразилия, иной стала и сама страна. С 2023 года наступает время пристального анализа непростого процесса перемен в такой разнообразной, сложной – и дружественной нам Бразилии. 


Читайте также


Лукашенко понадобился искусственный интеллект

Лукашенко понадобился искусственный интеллект

Дмитрий Тараторин

Президент Белоруссии ведет переговоры в ОАЭ, а оппозиция в Польше требует признать его нелегитимным

0
1481
Оппозиция в Абхазии обещает блокировать министерства

Оппозиция в Абхазии обещает блокировать министерства

Юрий Рокс

У президента Аслана Бжания пространства для маневров почти нет

0
1520
Украинская церковная делегация в Ватикане показывает контуры новой унии

Украинская церковная делегация в Ватикане показывает контуры новой унии

Наталья Приходко

Милена Фаустова

Зеленский ввел санкции против служителей УПЦ

0
1888
Мадуро танцует бесконтактное танго

Мадуро танцует бесконтактное танго

Данила Моисеев

Глава Венесуэлы под разными предлогами не встречается с левыми президентами Латинской Америки

0
693

Другие новости