2
2662
Газета Экономика Печатная версия

22.06.2020 20:45:00

Россиянам предстоит адаптация к безработице и динамичному рынку труда

Работодатели ищут на 20% меньше сотрудников, чем в прошлом году

Тэги: малый бизнес, госпомощь, субсидии, занятость, рабочие места, безработица, статистика, тенденции

On-Line версия

малый бизнес, госпомощь, субсидии, занятость, рабочие места, безработица, статистика, тенденции Во многих сферах деятельности высокопроизводительные рабочие места внедряются очень медленно. Фото РИА Новости

Правительство увеличит до 100 млрд руб. объем помощи малому и среднему бизнесу для поддержания занятости. Пока кризис не удалось переломить: в мае, несмотря на объявленные меры, численность зарегистрированных на бирже труда россиян выросла в три раза в годовом выражении, а спрос на рабочую силу упал на 20%. ВНИИ труда сообщил о важности навыков, которые позволяют быстро адаптироваться к изменяющимся требованиям работодателей, особенно с учетом запроса на новые компетенции в быстроразвивающихся индустриях. Правда, запрос этот пока трудно назвать массовым. Цель по созданию 25 млн высокопроизводительных рабочих мест до сих пор не достигнута.

Правительство продолжает поддерживать организации малого и среднего бизнеса из наиболее пострадавших отраслей, которые сохранили не менее 90% работников. Как сообщил в понедельник во время видеосовещания с вице-премьерами глава правительства Михаил Мишустин, на субсидии для бизнеса ранее уже было направлено более 81 млрд руб. из Резервного фонда правительства. «Сегодня выделим еще свыше 23 млрд руб.», – добавил он.

«Число потенциальных получателей субсидий растет, сейчас оно составляет 1 млн 730 тыс. организаций и индивидуальных предпринимателей. А число их работников увеличилось до 5 миллионов, – добавил Мишустин. – Поддержка правительства позволит сохранить занятость и стабильную работу таких организаций».

Напомним, в середине апреля президент Владимир Путин объявил о дополнительных мерах финансовой поддержки малых и средних предприятий из пострадавших отраслей. Единственное условие – максимальное сохранение занятости на уровне не менее 90% штатной численности.

Обратиться за субсидией бизнес мог в течение месяца с 1 мая, финансовая поддержка от государства за апрель должна была поступить на счет организаций начиная с 18 мая. О потребности в субсидии за май можно было сообщить до 1 июля. Теперь правительство решило продлить срок подачи заявки и на апрельскую субсидию тоже до 1 июля.

Несмотря на объявленные меры поддержки, избежать резкого роста безработицы не удалось. Численность официально зарегистрированных в службах занятости безработных достигла максимума за последние десять лет, а общая безработица (по методологии Международной организации труда) превысила 6% впервые с марта 2012 года, сообщил аналитический канал Macro Markets Inside (MMI), проанализировав данные официальной статистики.

По сравнению с маем прошлого года численность официально зарегистрированных безработных увеличилась почти в три раза (до 2,1 млн человек), а спрос на рабочую силу сократился на 20% – примерно до 1,4 млн вакансий на бирже труда, уточняет MMI. «В июне ситуация на рынке труда, скорее всего, продолжила ухудшаться», – считают аналитики.

Причем часть экспертов допускают, что безработных в стране еще больше. Опросив около 3 тыс. не имеющих работы россиян, портал SuperJob пришел к выводу, что сейчас только каждый третий безработный официально обращается в службу занятости. Из чего следует, что реальное количество безработных может превышать 6 млн человек, это больше, чем даже показатель общей безработицы, приводимый Росстатом (4,5 млн человек в мае).

Связанный с коронавирусом кризис наложился на более долгосрочные трансформации рынка труда. «Современный рынок труда настолько динамичен, что новые типы вакансий появляются быстрее, чем кандидаты успевают освоить требуемые для них функции, – сообщил в понедельник в интервью РИА Новости гендиректор ВНИИ труда Дмитрий Платыгин. – Новые специализации появляются постоянно, особенно в быстроразвивающихся индустриях: IT, digital, telecom».

«В условиях такой неопределенности молодому специалисту не обойтись без навыков, которые позволяют быстро адаптироваться к изменяющимся требованиям работодателей, – добавил он. – В этом помогают общепрофессиональные навыки, широкий кругозор и владение soft skills («мягкими» навыками), такие как самообучаемость, знание языков, креативность, критическое мышление, умение работать в команде и ряд других».

Как уточнил Платыгин, за 20 лет на российском рынке труда произошли значительные изменения: наблюдается перераспределение работников из индустриального сектора в сферу услуг и торговли, внедряется автоматизация. «При общем сокращении количества рабочих мест в сельском хозяйстве и промышленности в связи с автоматизацией многих процессов в этих сферах увеличился спрос на высококвалифицированных рабочих, инженеров и специалистов среднего звена. Нужны работники, владеющие знаниями новых технологий и навыками их применения», – пояснил Платыгин.

Но запрос работодателей на «гибких» работников, обладающих новыми компетенциями в соответствии с вызовами времени, пока трудно назвать массовым.

Один из майских указов президента от 2012 года предписывал «создание и модернизацию 25 млн высокопроизводительных рабочих мест к 2020 году». По данным Росстата, в 2019-м в стране насчитывалось 20,7 млн высокопроизводительных рабочих мест.

Больше всего их было в обрабатывающих производствах (около 4,3 млн), торговле (2,2 млн), госуправлении, соцобеспечении и обеспечении военной безопасности (почти 2 млн), транспортировке (1,9 млн), здравоохранении, а также научной деятельности (по 1,5 млн), строительстве – около 1,1 млн.

Меньше всего – в сфере гостиничного бизнеса и общественного питания (154 тыс.), в сфере водоснабжения, водоотведения и утилизации отходов (188 тыс.). Также в аутсайдерах сферы культуры, спорта, образования (что может быть связано с особенностями методологии). В сельском хозяйстве насчитывалось всего около 594 тыс. высокопроизводительных рабочих мест, а в области информации и связи, как ни странно, это число не дотянуло даже до 1 млн.

С учетом того, что последние несколько лет прирост обычно составлял от 1 до 2 тыс. таких мест в год (а до этого их количество, наоборот, сокращалось), то и в 2020-м вряд ли целевой показатель будет достигнут – особенно на фоне нового кризиса. n

«Масштабы и темпы цифровизации российской экономики пока не позволяют говорить о массовом влиянии цифровизации на рабочие места», – признали во ВНИИ труда. Однако в институте добавили, что есть сферы, в которых предъявляются требования к наличию особы цифровых компетенций: от финансовой сферы и транспортных перевозок до здравоохранения и образования.

Внутри одного города или отрасли ситуация может различаться. «Например, в моногородах она зависит от того, к какому виду деятельности относится градообразующее предприятие. Это может быть атомная промышленность (Обнинск), автомобилестроение (Набережные Челны), где используются современные технологии и создаются высокотехнологичные рабочие места», – пояснили в институте.

«В отраслевом разрезе также не все однозначно, так как даже в сельском хозяйстве в связи с автоматизацией и роботизацией (теплицы с автополивом, полностью автоматизированные животноводческие комплексы и т.д.), сегодня особенно нужны квалифицированные специалисты, в том числе владеющие цифровыми компетенциями», – продолжили в институте.

«В России, как и во всем мире, под влиянием цифровизации поляризуется спрос на рабочую силу, – уточнили во ВНИИ труда. – В большинстве отраслей реального сектора отмечается одинаково высокий спрос как на высококвалифицированных работников (директоров по информатизации, проектных менеджеров и др.), так и на неквалифицированную рабочую силу».

«Рабочие места в соответствии с требованиями «экономики знаний» есть в государственных корпорациях, вузах, крупных вертикально интегрированных и IT-компаниях и наукоемких производствах», – сообщила «НГ» профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Елена Яхонтова.

«Компании в условиях жесткой конкуренции, внедряя новые технологии, стараются оптимизировать свои издержки и повысить эффективность. За последнее время появилось много профессий, которые объединяют несколько направлений: не просто маркетолог, а специалист в интернет-маркетинге, не просто прораб, а прораб-вотчер», – продолжила доцент Торгово-промышленной палаты РЭУ Людмила Иванова-Швец.

Но, как замечает эксперт, в наибольшей степени спрос на таких специалистов зависит от наличия высокотехнологичных рабочих мест, «которые в отраслях нашей экономики появляются намного медленнее, чем в западных странах».

«Российская экономика в целом довольно тяжело интегрируется в «экономику знаний» и в «цифровую экономику», – считает профессор Высшей школы корпоративного управления РАНХиГС Елена Яхонтова. – Основная причина – слабый менеджмент, который оказывается не способен к своевременным ответам на вызовы. Системный кризис – еще одна серьезная преграда для создания рабочих мест, требующих цифровых компетенций и мягких навыков в массовом порядке».

«Сложилась ситуация, что многие работники сами уже готовы к новым условиям, готовы обучаться, меняться, а компании пока отстают в предоставлении таких условий, внедрении современных технологий», – уточнила Иванова-Швец.

Как полагает президент SuperJob Алексей Захаров, в некоторых случаях «модернизация де-факто запрещена», ведь обновление старых производств и создание новых рабочих мест ведет к высвобождению работников, которым необходимо создавать места в каких-то иных сферах.

По его словам, IT-отрасль готова нанимать намного больше и создавать много новых рабочих мест. Но, во-первых, как считает Захаров, этому не соответствует уровень школьного математического образования, а во-вторых, «подготовленные IT-специалисты высокой квалификации абсолютно экстерриториальны и часто предпочитают зарубежных работодателей».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(2)


dlz 05:53 23.06.2020

Приход "экономики знаний" хорошо виден по публикациям спроса на вакансии ИТР и рабочих. В некоторых отраслях спрос настолько велик, что оклады в валютном измерении превышают "доКрымские" уровни. В Добывающем секторе, конечно, на первом месте встает добыча золота. Рост цен на металл вызвал тектоническое смещение рабочих - вахтовиков и инженеров добычи. 300-400 тыс в месяц - обычный оклад для ИТР. На золоте теперь платят больше, чем в нефтегазовом секторе. Наш Дальний Восток - это страна Эльдорадо

dlz 05:57 23.06.2020

С наступлением кризиса в резервных валютах, Правительство РФ могло бы подумать, как начать создавать срочный и производный биржевой рынок металлов. Стыдно сказать, мы все еще ориентируемся на лондонскую биржу металлов (которой владеет Китай) для оценки собственной металлургии. Как воздух, нужны срочные биржевые индексы и финансовые инструменты на производимые в РФ металлы. Иначе, мы будем вечно прозябать в технической отсталости "Норильского Никеля" и кабальной зависимости от китайских бирж.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мобилизация обнулит безработицу

Мобилизация обнулит безработицу

Ольга Соловьева

Российская экономика столкнется с дефицитом кадров, падением потребительского спроса и сжатием ВВП

0
5804
Риски и издержки могут вернуть удаленный режим

Риски и издержки могут вернуть удаленный режим

Анастасия Башкатова

Надвигается ли на РФ кризис пустующих офисов

0
2287
Россиян предупредили о всплеске структурной безработицы

Россиян предупредили о всплеске структурной безработицы

Анастасия Башкатова

В стране есть и вакансии, и кандидаты, но они не подходят друг другу

0
3032
Большинство россиян к 2030 году будут работать в обрабатывающей промышленности - замглавы Минпромторга

Большинство россиян к 2030 году будут работать в обрабатывающей промышленности - замглавы Минпромторга

0
2180

Другие новости