0
2879
Газета Экономика Печатная версия

12.05.2022 16:57:00

Тренд на снижение экологических требований становится все более агрессивным

Эколог Александр Федоров – о мерах, которые помогут защитить Байкал и другие природные территории страны

Тэги: En Group, байкал, природа, экология, туризм, минприроды, федеров


En+ Group, байкал, природа, экология, туризм, минприроды, федеров Фото pixabay.com

Стремительное развитие внутреннего туризма – позитивный тренд для экономики, но опасный – для экологии нашей страны, поскольку создание необходимой инфраструктуры требует времени. О том, как можно снизить негативное влияние неорганизованного туризма на дикую природу, позитивных примерах частных инициатив и глобальных экологических трендах корреспонденту «НГ» Владимиру ПОЛКАНОВУ рассказал сопредседатель Социально-экологического союза, член Общественного совета при Минприроды РФ Александр ФЕДОРОВ.

– Александр Вячеславович, скоро начнется сезон отпусков. Как известно, туризм является мощным каналом привлечения денег в регионы, однако увеличение турпотока – это еще и фактор риска для природы. Как туристическая отрасль может снизить экологическую нагрузку от своей деятельности?

– Например, благодаря реализации собственных программ сохранения окружающей среды, включающей подготовку и обучение сотрудников, разработку и соблюдение отраслевых и региональных экологических стандартов – «зеленый отель», «зеленый флаг» и др. Кроме того, необходимо минимизировать образование отходов упаковки, особенно – неперерабатываемых. Также очень важно выстроить цепочки вывоза раздельно накапливаемых отходов потребителей. Это направление особенно важно для турбизнеса на Байкале и в особо охраняемых природных территориях.

– Что-то из этого уже пробуют реализовать на Байкале? Может ли государство или кто-то еще подтолкнуть этот процесс?

– Реального управления развитием туризма на Байкале сегодня нет ни на федеральном, ни на региональном уровнях. Потому и процветает «дикий» туризм. В отличие от органов власти, в частных компаниях есть впечатляющие образцы экологизации туристического бизнеса, в том числе «дикого». Так, Сибирская байкальская ассоциация туризма (СБАТ) проводит обучение своих сотрудников экологической культуре. Гиды и проводники членов СБАТ проводят специальное посвящение туристов и отдыхающих в экологические нормы и правила поведения на природе и в зоне Байкальской природной территории, разработали и добились принятия нацеленного на сохранение Байкала Кодекса ледового путешественника.

– Кстати, есть актуальный пример: сейчас продвигается инициатива существенно ограничить использование пластика на Байкале, чтобы остановить растущее загрязнение озера микропластиком. На Ваш взгляд, будет ли эта идея полезной?

– Это очень хорошая инициатива. Ее успех позволит мотивировать власти и население к минимизации использования пластика и полному отказу от одноразовых упаковок, что вполне реально уже сегодня.

– Приведите, пожалуйста, примеры успешных и эффективных проектов бизнеса в области экологии. Какие из них наиболее значимые?

– Есть два варианта: когда бизнес что-то делает сам со своей деятельностью, и когда он помогает другим – органам власти, другому бизнесу, НКО, гражданам. Пример эффективного проекта из первой категории – утилизация попутного газа при нефтедобыче. До последнего времени это ценное сырье сжигалось на факелах, так как считалось, что его переработка неэкономична. Сегодня ряд компаний довели использование попутного газа до 80 и более процентов. Это решает одновременно тройную задачу: создание новых рабочих мест, получение дополнительной прибыли и существенное снижение загрязнения окружающей среды.

К сожалению, подобные примеры малочисленны. Намного чаще мы имеем дело при реализации новых проектов бизнеса с резким ростом токсичных выбросов и иного вредного воздействия на окружающую среду и здоровье людей. Как это, например, происходит с планами застройки страны мусоросжигающими заводами, в том числе в местах массового отдыха россиян – Черноморское побережье и Крым, Байкал и другие. Или планами строительства нового кластера нефтехимических производств между уже и без того отравленных Салаватом, Ишимбаем и Стерлитамаком.

Намного известнее случаи поддержки бизнесом программ и проектов общественных объединений и граждан. Качественные и результативные программы поддержки деятельности по защите Байкала ведут Иркутская нефтяная компания, En+ Group, торговая сеть «Слата» и ряд других. Многие компании на регулярной основе оказывают помощь в сохранении биоразнообразия и развитии сервисного потенциала заповедникам и национальным паркам.

– Сейчас Байкал вообще находится в центре внимания. Ведутся работы по ликвидации последствий работы на его берегах Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), разработаны программы по его защите, однако экологические угрозы сохраняются. В том числе – со стороны «дикого» туризма. Насколько серьезна сложившаяся ситуация? Насколько велики экологические риски?

– По части ликвидации последствий работы БЦБК на берегах Байкала ведутся скорее лишь разговоры, а не работы. Вопреки жесткой позиции президента о необходимости завершения этих работ в 2021-2022 годах, о чем он заявил в ходе совещания три года назад. Программы – да, разрабатываются. Вот, например, Федеральная целевая программа по охране озера Байкал, принятая в 2012 году, предусматривала определение основных факторов воздействия на Байкал, установление системы их мониторинга и контроля, выполнение оценки состояния озера. Прошло 10 лет, освоены миллиарды бюджетных средств, Минприроды России отчиталось о выполнении программы, однако все эти поставленные задачи так и остались пожеланиями.

Главный вопрос – оценка состояния озера и разработка мер, останавливающих дальнейшее его ухудшение, не решен. Мы так и не знаем, что происходит с озером, не создали необходимую систему мониторинга и контроля его состояния. Всем понятно, что, не зная диагноза, невозможно вылечить болезнь. А это значит, что вся кипучая деятельность Минприроды России и других по сохранению Байкала, возможно, не имеет практической для него пользы. В итоге сложившаяся ситуация крайне серьезна. Происходит сильное загрязнение и эвтрофикация озера, воздействие человека на него продолжает усиливаться, необходимые меры не только не предпринимаются, но даже и не разрабатываются.

Исследование по оценке состояния Байкальской природной территории ключевым антропогенным, то есть зависящим от человеческой деятельности, фактором негативного воздействия на Байкал (помимо лесных пожаров, загрязнения промышленными выбросами и сбросами и др.) признало туризм. С ним связана незаконная и хаотичная застройка берегов озера, захламление отходами прибрежной зоны, загрязнение самого озера биогенными отходами жизнедеятельности людей – фосфором и азотом, способствующими развитию токсичных сине-зеленых водорослей.

Однако вместо введения жесткого регулирования туристической деятельности правительство России по предложению Минприроды РФ принимает постановление, разрешающее дальнейшую неконтролируемую с точки зрения обеспечения экологических нормативов застройку водоохранных зон Байкала. Это провоцирует взрывной рост загрязнения озера и уничтожение знаменитой чистоты его вод близ всех населенных пунктов на побережье.

– Проблемами Байкала пытаются заниматься и госкомпании, и частные. Есть ли разница в подходах к экологическим проектам у государственного и частного бизнеса – в мотивации, эффективности? Или это не играет роли?

– Сложный вопрос. И государственные, и частные компании преследуют одну и ту же цель – прибыль. Причем частные компании в этом отношении честнее и ответственнее, поскольку эту прибыль они могут вложить в развитие бизнеса, тогда как чиновников больше заботит личная выгода.

Так, недавно были заключены специальные соглашения Бурятии, Иркутской области с РЖД о мерах по охране Байкала. И РЖД в целом толковая в сфере защиты окружающей среды компания. Но вот конкретный пример – необходимость ликвидации токсичного фенольного озера в Улан-Удэ, наследия деятельности железнодорожников. РЖД в течение ряда лет пытается завести на это дело компанию, предлагаемое которой сжигание отходов губительно для жителей столицы Бурятии, что подтвердили многочисленные государственные и общественные экспертизы.

С другой стороны, частная компания En+ Group финансирует исследования ведущими учеными страны состояния загрязнения озера и разработку мер по его улучшению.

– Сейчас из-за беспрецедентной внешнеполитической и экономической ситуации бизнес занят тем, чтобы в принципе остаться на плаву. Нет ли у Вас опасений, что вопросы заботы об экологии отойдут на второй план?

– Забота об экологии давно и безусловно является необходимостью. Российское законодательство в целом, несмотря на постоянное ухудшение, все еще неплохо защищает природу и людей – в тех местах, где о законодательстве помнят чиновники и бизнес. Среди экологов бытует такой тезис: экологические проблемы порождает коррупция. Наплевательское отношение к природе и нарушение требований законодательства приводят к снижению трудоспособности и росту заболеваемости людей, расходам бизнеса и государства на их восстановление, вызывают деградацию среды обитания, утрату чистого воздуха, безопасной воды, разрушение плодородия почв и другие негативные последствия.

– В связи с дефицитом топлива и энергоносителей появился тренд на снижение экологических нормативов в целом. Правильно ли это? Есть ли риск, что даже на страновом уровне будет принято решение об отказе от планов достичь нулевого баланса выбросов CO2?

– Сегодня в мире нет дефицита энергоносителей. Есть острая политическая ситуация, нарушающая сложившиеся каналы их распределения и доставки и ломающая планы развития возобновляемых источников энергии. На этом фоне тренд на снижение экологических требований становится все более активным и даже агрессивным. Объяснить появление такого тренда можно лишь невежеством и жадностью его лоббистов, живущих интересами максимальной прибыли сегодняшним днем. Потому что, как показывает практика, бизнес становится устойчивым, когда он в полной мере соблюдает так называемую ESG-повестку – от английского Environmental, Social, and Corporate Governance, т.е. экологическое, социальное и корпоративное управление. Ключевой элемент которой – Е, Environment. От планов достижения нулевого баланса СО2 мы откажемся вряд ли, тем более, что это траектория мирового развития надолго. Но вот будем ли их исполнять и контролировать – сомневаюсь.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Леса помогут России достичь углеродной нейтральности

Леса помогут России достичь углеродной нейтральности

Татьяна Астафьева

Участники проекта «Чистое будущее» заявили о необходимости разработки в РФ собственной методологии по оценке природного поглощения CO2

0
1408
Он высок, прозрачен, неповторим

Он высок, прозрачен, неповторим

Борис Колымагин

Велимир владеет всем миром: Хлебников в поэзии «второй культуры»

0
1435
На дне океана обитают существа, которые останутся, даже если на поверхности планеты жизнь исчезнет

На дне океана обитают существа, которые останутся, даже если на поверхности планеты жизнь исчезнет

Иван Сапрыкин

Океанология – технологичная наука

0
1490
Молдавия создает флотилию на Днестре

Молдавия создает флотилию на Днестре

Светлана Гамова

Экологи опасаются, что водный транзит уничтожит реку

0
2687

Другие новости