0
18705
Газета НГ-Энергия Печатная версия

15.01.2024 17:41:00

Почему Россия не учитывает использование беспилотных грузовых дирижаблей

Инновационная авиатехника позволит осуществлять перевозки в сложных метеоусловиях

Владимир Ворошилов

Андрей Конопляник

Об авторе: Владимир Владимирович Ворошилов – генеральный директор OOO «БЭДФОРД ГРУП»/ООО «Аврора»; Андрей Александрович Конопляник – доктор экономических наук, профессор, член Научного совета РАН по системным исследованиям в энергетике.

Тэги: инновационная авиатехника, перевозки, сложные метеоусловия, нацпроект, бас, беспилотные авиационные системы, беспилотные грузовые дирижабли, бгд


21 июня 2023 года правительство России утвердило Стратегию развития беспилотной авиации РФ на период до 2030 года и на перспективу до 2035 года и план мероприятий по реализации Стратегии развития беспилотной авиации РФ на период до 2030 года и на перспективу до 2035 года. С 1 января 2024 года нацпроект по развитию отрасли беспилотных авиационных систем (БАС) должен заработать в полную силу. На развитие гражданских БАС в России до 2030 года может быть потрачено почти 900 млрд руб. Однако из стратегии выпало одно из важных, на наш взгляд, направлений развития БАС, имеющее множественные положительные мультипликативные эффекты для экономики страны. Это беспилотные грузовые дирижабли (БГД).

1-12-2-650.JPG
Рис. 1 Таблица из презентации ООО «БЭДФОРД ГРУП»
для Фонда перспективных исследований


























В течение ближайших шести лет в России должна появиться новая отрасль экономики, связанная с созданием и использованием гражданских беспилотников. Такова главная цель Стратегии развития БАС.

Куратором выполнения Стратегии и нацпроекта БАС назначен первый вице-премьер Андрей Белоусов, который после принятия Стратегии провел 31 августа, 31 октября и 17 ноября заседания президиума Правительственной комиссии по вопросам развития БАС, в том числе 17 ноября с участием более 20 крупнейших производителей БАС в России. 12 сентября Михаил Мишустин провел стратегическую сессию правительства с широким представительством по развитию БАС, на которой обсуждался вопрос формирования индустрии производства и эксплуатации БАС.

На заседаниях 31 августа и 12 сентября отмечалось, что применение беспилотников повышает операционную эффективность предприятий, и приводились множественные примеры применения легких БАС.

31 августа было доложено, что организовано производство БАС на базе индустриального парка «Руднево» в Москве и запущены три производства БАС на его территории. И что уже произведено 1490 беспилотных летательных аппаратов, а до конца года планируется произвести 5 тыс. согласно плановым показателям. На этой площадке создается Федеральный центр БАС. Здесь будут выполняться как испытательные полеты БАС весом до 150 кг, так и полеты легких гражданских вертолетов.

12 сентября на стратегической сессии правительства Мишустин заявил, что достичь поставленных целей рассчитываем не только за счет создания инновационной техники, но и за счет расширения услуг на ее основе, которые востребованы сегодня потребителями, – от (внимание!) доставки в удаленные населенные пункты до предупреждения чрезвычайных ситуаций, аварий и выполнения целого ряда других важных задач. При одновременном увеличении доли отечественной продукции втрое – до 70%. За предстоящие семь лет планируем почти вдвое увеличить объем российского рынка тяжелых и средних аппаратов, заявил премьер. Правда, не сказал, что относит к тяжелым аппаратам (какую их грузоподъемность и под какие задачи), и не привел цифр.

31 октября под председательством Белоусова обсуждались вопросы создания унифицированной системы открытия воздушного пространства для полетов беспилотников в субъектах страны, за исключением ряда приграничных регионов. Запуск системы открытия неба для БАС должен пройти в четыре этапа, полноценно система должна заработать с 1 июня 2024 года. Речь идет о полетах на высотах до 150 м беспилотников весом до 30 кг.

В ходе визита в Руднево 17 ноября первый вице-премьер посетил производственный комплекс компании «Аэромакс». Здесь компания производит гражданские беспилотники вертолетного типа, предназначенные для грузоперевозок и полетов в сложных метеоусловиях. Основной моделью производителя является беспилотная авиационная система вертолетного типа SH-450 (грузоподъемность – до 100 кг, дальность полета – 500 км, время полета – шесть часов). В этом году произведено 10 БАС SH-450. Компания также ведет работу по организации серийного производства гражданского беспилотного вертолета SH-750 (грузоподъемность – до 300 кг, дальность полета – 600 км, время полета – пять часов). На площадке «Руднево» компания «Аэромакс» также работает над созданием новой модели гражданского грузового беспилотного вертолета SH-3000. Он весит более 3 т и сможет поднимать в воздух до 1 тыс. кг полезной нагрузки.

Таким образом, разговор все время ведется о легких БАС. Максимальные озвученные цифры – БАС вертолетного типа грузоподъемностью до 1 т полезной нагрузки с дальностью, видимо, до 500–600 км. Этого, очевидно, недостаточно, чтобы заменить такую разорительную и неэффективную (но не имеющую пока альтернативы) логистику «доставки грузов в удаленные пункты» (целевое направление деятельности БАС, постоянно упоминаемое на правительственном портале) как «северный завоз» с использованием «зимников». Для этого нужны принципиально другие БАС.

На наш взгляд, с этой задачей могут справиться только БГД. Например, БГД проекта «Вертикаль-4А» грузоподъемностью 60 т и дальностью 1000 км. Разработка, инициативно выполненная консорциумом ученых и разработчиков, собранная воедино «БЭДФОРД ГРУП», поддержанная и профинансированная государственным Фондом перспективных исследований (ФПИ) (см. рисунок 1).

Замена «зимникам» и «северному завозу»

БГД нужны в первую очередь для эффективного освоения территории России к востоку от Урала, Арктической зоны. В этих районах нет и никогда не будет полномасштабной стационарной инфраструктуры. Но если мы хотим эффективно осваивать эти территории, их природные богатства, не допустить «человеческого опустынивания» восточного пространства России, необходимо создать там полноценные комфортные якорные условия для жизни и работы людей. А этого невозможно добиться, не обеспечив надежного бесперебойного, всесезонного и всепогодного энергоснабжения любым категориям потребителей, в первую очередь мелким и средним поселениям, и столь же регулярного снабжения иными товарами и услугами на этих удаленных территориях.

До настоящего времени эта задача вынужденно и лишь отчасти решается через механизм «северного завоза». А это процедура долгая (цикл доставки груза – до двух лет, со сложно построенной логистикой – см. рисунок 2), посему дорогостоящая (многочисленные перегрузки, затраты на хранение в межсезонье на сборных пунктах), низкоэффективная (неизбежные потери – «усушка-утруска»), зачастую авральная (нужно уложиться в короткие несовпадающие «погодные окна» на маршрутах), плюс загрязняющая целевые территории (утечками топлива, пустыми бочками из-под солярки, невозвратным оборудованием, выработавшим свой ресурс). В Российской Федерации в год строится не менее 22 тыс. км зимних дорог, нанося при этом также ежегодно существенный вред хрупкой экосистеме Арктической зоны нашей страны. Появление дирижаблей нового поколения (гелиевых БГД) предлагает эффективную альтернативу.

Вот пример. Компания «РН-Ванкор», дочка НК «Роснефть», сообщила, что построила в 2022 году рекордные по протяженности 2000 км зимников для проекта «Восток Ойл» на севере Красноярского края и в Ямало-Ненецком автономном округе. Для строительства зимников были задействованы 556 единиц специализированной техники и более 1000 работников. По планам предприятия, предстояло перевезти 500 тыс. т грузов по построенным дорогам до конца марта – начала апреля 2023 года. Для реализации такого объема перевозок понадобится задействовать ориентировочно 100–150 грузовиков. Вместе с ремонтными бригадами это еще ориентировочно 500 человек.

По нашим прикидкам, примерный бюджет строительства зимников составил 5 млрд руб. (2,5 млн руб./км). Примерный бюджет перевозки 500 тыс. т грузов может составлять 2,5 млрд руб.

Итого: совокупный бюджет логистики составляет не менее 8 млрд руб. плюс работа 1500 человек в самое холодное время и только четыре месяца в году. Затем весь этот труд тает и со всем загрязнением от использования 6–7 тыс. т дизельного топлива и моторных масел сливается в местные реки и выносится в Арктику, выбрасывается в атмосферу. И так каждый год.

Пять беспилотных дирижаблей грузоподъемностью 60 т, работающих на СПГ, справятся с таким объемом грузоперевозок равномерно в течение года. При этом совокупный бюджет такой работы для заказчика будет ориентировочно 3–4 млрд руб. Численность всего персонала, обслуживающего беспилотные дирижабли, может быть не более 100 человек на обслуживание 5 дирижаблей.

За 10 лет интенсивной работы по схеме с «зимниками» заказчик потратит 80 млрд руб., что соответствует стоимости 25–30 новых дирижаблей грузоподъемностью 60 т.

1-12-1-650.jpg
Рис. 2 Схема предоставлена авторами






















Децентрализованное энергоснабжение

Одним из нетрадиционных системных технологических решений, одинаково пригодных для применения на территории России к востоку от Урала и в Арктической зоне (также и в зарубежной Азии – для энергетической консолидации Евразии, в Африке, Латинской Америке), является, на наш взгляд, комбинация:

– децентрализованного газо/электро/теплоснабжения на основе малотоннажного СПГ (мтСПГ), поставляемого в криогенных цистернах, помещенных в стандартные 20–40-футовые танк-контейнеры (по модели сменяемых батареек в бытовых электроприборах – пустые заменяются на полные);

– модульной схемы формирования объектов энергоснабжения разной мощности и предназначения у разных групп/категорий потребителей на основе дискретной линейки мощностей газовых турбин/электростанций и крио-АЗС, собранных в производственные модули высокой готовности (по принципу конструктора ЛЕГО);

– применения всесезонных всепогодных БГД в качестве универсального средства доставки криоцистерн, модулей и иных грузов. Доставку предлагается осуществлять с внешнего контура/периметра вглубь территории, туда – полные цистерны, обратно пустые (мы подробно описывали эту схему энергоснабжения в наших публикациях и презентациях – размещены на сайте www.konoplyanik.ru).

Здесь у БГД нет альтернативы. Самый большой вертолет в мире Ми-26 имеет грузоподъемность 20 т, что кратно выше, чем у самого тяжелого БАС, проектируемого в «Руднево», но почти вдвое меньше веса 40-футового танк-контейнера с СПГ криоцистерной (30–36 т). На предельной дальности 1000 км вес переносимого груза снижается у Ми-26 до 10 т, в то время как грузовой дирижабль «Вертикаль-4А» переносит груз 20 т на расстояние 5,5 тыс. км, 30 т (40-футовый танк-контейнер с заполненной криоцистерной СПГ) – на 4,5 тыс. км, 60 т (два 40-футовых танк-контейнера с заполненной криоцистерной СПГ или три-четыре 20-футовых) – на 1000 км, а 65 т – на 500 км.

Современные технологии автоматического управления воздушными судами, космическая связь (возможность дистанционного управления в любой точке РФ и на любое расстояние транспортировки), невысокие скорости полета, возможность зависания и вертикальной посадки, беспосадочных грузовых операций делают дирижабль идеальным БАС для указанных операций с возможностью дистанционного управления из мест базирования.

Другие варианты

БГД предлагают системное транспортное решение, не имеющее ограничений по дальности и грузоподъемности. Это летающий ветроустойчивый подъемный кран для:

– крупномодульного материально-технического снабжения производственных объектов: для обустройства месторождений полезных ископаемых, для строительства на удаленных территориях, для создания комфортных условий для геологов, строителей, лесозаготовителей, старательских артелей (переноска крупных жилых модулей со всей необходимой для комфортного проживания встроенной инфраструктурой);

– лесозаготовок: возможность переноски производственных модулей по обработке заготавливаемой древесины на месте вырубки, что даст возможность вывозить с лесосек не сырой кругляк, а сухой пиловочник и при этом сохранить почвенный покров на лесосеках;

– создания постоянных и временных объектов социально-культурной сферы в блочно-контейнерном исполнении полной готовности в удаленных местностях, например, для мобильного медобслуживания;

– решения задач Роскосмоса, Министерства обороны (доставка цельных космических блоков на космодром, поиск и возврат первой-второй ступеней и спускаемых космических аппаратов, создание системы РЛС на основе дирижаблей) и иных отраслей.

Однако на 73 страницах утвержденной правительством Стратегии слово «дирижабль» не упоминается ни разу. Поэтому нет его и в нацпроекте с распределением почти триллионного госфинансирования, а ведь никакое перспективное беспилотное изделие не может сравниться с БГД по масштабу положительного мультипликативного эффекта для всей экономики РФ.

Из пяти классификационных типов БАС в Стратегии дирижабль лишь при желании может быть отнесен к последней, пятой категории – «другие беспилотные воздушные суда».

При этом из восьми указанных в Стратегии основных направлений применения БАС дирижабль является главным (а для российских регионов Зауралья и Арктической зоны, а это 2/3–3/4 территории России – и безальтернативным) крупнотоннажным перевозчиком по направлению № 4 «аэрологистика», которое включает «работы по перевозке любого вида груза в фюзеляже беспилотного воздушного судна, во внешнем контейнере или на внешней подвеске» и по направлению № 8 «внешние работы», которое включает в том числе строительно-монтажные работы.

В Стратегии указано, что в отрасли беспилотной авиации государственные корпорации и организации с государственным участием осуществляют деятельность преимущественно в роли заказчиков, негосударственные организации – в роли разработчиков и изготовителей. Именно первыми двумя категориями формируется государственный гражданский заказ на БАС и услуги. И отмечено, что основными заказчиками БАС являются шесть министерств и/или ведомств (МЧС, Росгвардия, Роскадастр, Минсельхоз, Минобрнауки, Минпросвещения), для которых деятельность БГД вряд ли входит в круг решаемых ими задач. А вот те ведомства (Минэнерго, Минприроды, Минпром) и госкорпорации («Газпром», Роснефть, Росатом, Роскосмос), которые могли бы быть госзаказчиками, в Стратегии не упомянуты. Значит, и круг решаемых БГД задач в Стратегии не подразумевается. Инициативная разработка БГД «Вертикаль-4А» под руководством «БЭДФОРД ГРУП», поддержанная ФПИ, просто не попала в поле зрения разработчиков Стратегии.

Похоже, пока Стратегия развития беспилотной авиации и БГД развиваются как евклидовские параллельные прямые – без перспективы пересечения. А хотелось бы, чтобы, по Лобачевскому, пересеклись, и как можно быстрее, а не когда-нибудь, в некоей отдаленной перспективе…

Три уровня развития

БГД по своим множественным мультипликативным эффектам может оказаться своего рода «новым атомным/космическим проектом» для России. Мы видим три уровня развития проекта. Первый, пилотный – это региональный уровень, таковым является Якутия, которая активно поддерживает проект БГД (в Тикси зарегистрирована компания частно-государственного партнерства «Аврора», готовится аванпроект БГД).

Затем второй, страновой уровень для эффективного хозяйственного освоения наименее освоенной и наиболее богатой всеми видами ресурсов восточной части территории нашей страны. Однако, повторим, в утвержденной правительством Стратегии развития БАС слово «дирижабль» не упоминается ни разу, БГД из нее просто выпал.

Для быстрейшей реализации «эффекта масштаба» и «кривой обучения» в области БГД нужен широкий рынок потенциального спроса. Таковым для дирижаблей является не только Россия за Уралом и в Арктической зоне, но вся зарубежная Азия. В первую очередь в рамках формирования «Большого Евразийского энергетического пространства» (БЕЭП) – для борьбы с энергетической бедностью в Евразии. Это может обеспечить тиражирование предлагаемой нами модели энерго/газоснабжения российского Зауралья в зарубежной Азии на основе в первую очередь технологического сотрудничества с заинтересованными азиатскими государствами.

Поэтому третий уровень – это энергетическая консолидация Евразии, БГД как одно из связующих (цементирующих) звеньев в рамках борьбы с энергетической бедностью на евразийском пространстве, что является общей и актуальной задачей, а значит, общей повесткой для всех (Россия не исключение) государств континента. Однако понятие «БЕЭП» хоть и упомянуто на сайте МИД РФ (координирующее ведомство международной кооперации) в качестве одного из элементов предложенного еще в 2015 году президентом РФ «Большого евразийского партнерства», но за два прошедших года с момента первого его упоминания в 2021 году термин «БЕЭП» так и остается нераскрытым, не наполненным реальным содержанием. Предлагаем свою концепцию в качестве одного из элементов раскрытия темы БЕЭП.

Понятно, что БАС, рассматриваемые в правительственной Стратегии, предназначены для решения иного класса задач, нежели те, что авторы ставят перед БГД. Но чем скорее мы сами в своей стране освоим этот класс БАС, тем быстрее и с большим эффектом мы сможем выйти на рынок БЕЭП для получения синергетических эффектов для нашей страны от технологического сотрудничества в Евразии в рамках коллективной борьбы с энергетической бедностью в формируемом «Большом евразийском партнерстве». Значит, как минимум для начала БГД должен найти свое место в Стратегии развития БАС России.

В ходе подготовки статьи был сделан первый шаг в этом направлении. 9 декабря 2023 года правительство РФ утвердило распоряжение № 3534-р, которым внесло изменения в свое распоряжение от 15 апреля 2021 года № 996-р, дополнив его позицией 102–5 «Подготовка предложений по разработке и реализации проектов в интересах создания дирижабельных средств транспортировки грузов массой 30–200 т в труднодоступных районах Арктической зоны». Ежегодно в IV квартале начиная с 2024 года предусмотрена подготовка соответствующего доклада в правительство РФ. Правда, если следовать бюрократической логике делопроизводства, то государственных решений по результатам первого такого доклада не приходится ждать раньше начала 2025 года. Однако, быть может, возможно ускорение? n


Читайте также


Киев осваивает стратегию «эластичной обороны»

Киев осваивает стратегию «эластичной обороны»

Владимир Мухин

Украинские военные попытались перегрузить российскую систему ПВО при помощи роя дронов

0
3419
Москва готова сесть за стол переговоров с Киевом хоть завтра

Москва готова сесть за стол переговоров с Киевом хоть завтра

Юрий Паниев

Путин назвал условия для мира с Украиной

0
3611
Кластерный подход – это про социальное партнерство

Кластерный подход – это про социальное партнерство

Елена Герасимова

Ученые считают, что идет массовый сдвиг в сторону внеурочной предметной деятельности

0
5900
Станет ли бездетность экстремистской практикой

Станет ли бездетность экстремистской практикой

Участие государства в личной жизни граждан все более заметно

0
6210

Другие новости