1
6559
Газета Факты и комментарии Печатная версия

01.09.2020 15:48:00

Рыцарь, лишенный евронаследства

О белорусской геральдике и злобе дня

Сергей Макин

Об авторе: Сергей Николаевич Макин – историк, публицист.

Тэги: белоруссия, лукашенко, погоня, герб, евросоюз, запад


белоруссия, лукашенко, погоня, герб, евросоюз, запад Геральдика – тоже орудие борьбы. Или, наоборот, средство примирения. Фото Reuters

В Республике Беларусь идет гербовая битва. Она символически отражает выбор страной своего пути. Бросается в глаза сходство и различие между белорусским рыцарем и московским змееборцем.

Начнем со знамени, под которым выступает белорусская оппозиция. Флаг красивый, стильный, простой в воспроизведении, содержащий традиционные для славянских стран цвета: белый и красный. Но, на взгляд герольда, он вызывает ассоциации с кровавым поясом на белом рыцарском плаще. В одной из битв с сарацинами белый плащ австрийского герцога Леопольда V, участника Третьего крестового похода, оказался забрызган кровью врагов. Белым на его накидке осталось только место, прикрытое поясом. Так объясняют австрийцы свой трехполосный красно-белый флаг. Альтернативный флаг Беларуси – белый с узкой красной горизонтальной полосой посредине. Вероятно, белорусская оппозиция хочет, чтобы ее страна побеждала «малой кровью, могучим ударом».

Герб в еще большей степени вызывает ассоциации с кровью и Средневековьем. Это «Погоня», которую поляки называют сходно: Pogoń, а литовцы на свой лад: Vytís (витязь, всадник) – эмблема династии Гедиминовичей и Великого княжества Литовского. На щите всадника – шестиконечный крест, ставший популярным во Франции, где его назвали лотарингским, а также в Венгрии, Литве и Белоруссии. Главное отличие литовского витязя от белорусского в том, что у прибалтийца перекладины креста равной длины, а у славянина нижняя перекладина длиннее верхней. Невелика же тогда разница между Литвой и Беларусью!

В Большой государственный герб Российской империи «Погоня» вошла в качестве символа литовских и белорусских земель. С распадом империи герб Гедиминовичей вернулся на прежнее место, став с 1918 года государственным символом Литовской и Белорусской республик. После образования Белорусской ССР встал вопрос о создании новой эмблемы. В качестве образца приняли гербы РСФСР и СССР. В 1927 году Совнарком республики принял проект государственного герба БССР, отличительной чертой которого стал богатый венок, состоящий слева из ржаных колосьев, перевитых цветами клевера, а справа – из дубовой ветки. Внизу находилась часть земного шара с территорией Белорусской ССР. На красных лентах были начертаны надписи на белорусском, русском, еврейском и польском языках «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Дубовая ветка, надписи на польском и еврейском языках (идише) впоследствии исчезли. Однако и в окончательном виде, с добавлением цветов льна, герб советской Белоруссии оказался красивее гербов РСФСР и УССР. В памяти белорусов эмблема советского периода осталась символом процветания республики при Петре Машерове. Поэтому на геральдическом референдуме 1995 года большинство проголосовали за герб, аналогичный советскому: с той лишь разницей, что серп и молот сменились контуром Республики Беларусь, да еще пропал пролетарский девиз.

Но умами людей, грезивших о великом прошлом, продолжала владеть «Погоня»: она находилась на печатях Ягайло, великого князя литовского, ставшего польским королем Владиславом II, и его двоюродного брата Витовта. Оба командовали польско-литовским войском в знаменитой Грюнвальдской битве с Тевтонским орденом. Резиденцией великого магистра ордена был Мариенбург – «замок Марии». Тевтонских рыцарей отличала особая почтительность к Пресвятой Деве. Ягайло и Витовту не удалось взять Мариенбург.

В истории далеко не всегда побеждали страны с более агрессивными символами. Роман Мориса Дрюона о начале Столетней войны 1337–1453 годов называется «Лилия и лев»: в гербе Франции были три лилии, в гербе Англии – три льва. Англичане сперва побеждали, однако затем отступили перед патриотическим порывом Жанны д’Арк и в итоге проиграли войну. Во время Прусско-австрийской войны 1866 года австрийский двуглавый орел по геральдической логике должен был одержать верх над прусским одноглавым. А вышло наоборот. В Русско-японскую войну 1904–1905 годов двуклювый орел не смог заклевать нежный цветок хризантемы – эмблему Японии. Наконец, ни египетский «орел Салах ад-Дина», ни сирийский «ястреб курайшитов» не смогли отколоть даже кусочек от меноры – семисвечника, гербовой фигуры Израиля.

Итак, воинственный герб не гарантирует победу. Сила страны определяется не количеством геральдических клювов, зубов, когтей, мечей, копий, а экономикой, наукой, культурой, системой образования, мудрым управлением, народом, способным подняться на защиту высоких идеалов добра и справедливости. Так изрубит ли в капусту литовский всадник белорусские рожь, клевер и лен? Польша и Литва грезят о былом величии, о Речи Посполитой и хотят вовлечь Республику Беларусь в сферу своего влияния. Новая Европа ведет себя в Евросоюзе агрессивнее старой и мечтает о духовном лидерстве. В связи с этим современно звучит 4-я часть «Литовского дивертисмента» Иосифа Бродского – «Герб»:

Драконоборческий Егорий,

копье в горниле аллегорий

утратив, сохранил досель

коня и меч, и повсеместно

в Литве преследует он честно

другим не видимую цель.

Кого он, стиснув меч в ладони,

решил настичь? Предмет погони

скрыт за пределами герба.

Кого? Язычника? Гяура?

Не весь ли мир? Тогда не дура

была у Витовта губа.

«Погоня» представляет собой геральдический спор с всадником на московском гербе, которого отождествляют со святым Георгием (Егорием). Литовец скачет в левую от зрителя сторону, как бы на запад, русский – в правую сторону, на восток. (Вообще в геральдике точка зрения идет от лица, несущего щит, но не буду запутывать читателя.) В свое время Лжедмитрий I развернул московского «ездеца» влево от зрителя, «по-европейски»: в знак того, что он ведет Россию в Европу. На самом деле геральдика не возбраняет поворота фигуры в правую от зрителя сторону, просто требует подтверждения такого положения в описании герба.

Оппозиционный белорусский рыцарь гонится за богатым наследством, которое, как он полагает, ждет его в Европе.

Геральдика родилась и расцвела в жестокие и кровавые Средние века. Немудрено, что в ней силен элемент хищничества, грубой силы. Но если Земле суждено обрести герб, хотелось бы, чтобы это была женщина, увитая цветами нашей планеты, а не джедай со световым мечом в руке.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Лукашенко адаптировался к протестам

Лукашенко адаптировался к протестам

Антон Ходасевич

Литва призывает Россию и Францию заняться урегулированием ситуации в Белоруссии

0
2629
Противостояние в Белоруссии обостряется

Противостояние в Белоруссии обостряется

Антон Ходасевич

Граждане ответили на инаугурацию Лукашенко новой массовой акцией протеста

0
9161
Россия и Запад стремительно скатываются к отношениям времен холодной войны

Россия и Запад стремительно скатываются к отношениям времен холодной войны

Ракетно-бомбовая дипломатия

1
1840
Фото недели. Инаугурация как спецоперация

Фото недели. Инаугурация как спецоперация

0
536

Другие новости

Загрузка...