0
2814
Газета Факты, события Печатная версия

24.05.2023 20:30:00

У нас

Тэги: проза, убийство, агата кристи, эркюль пуаро, рукопись


проза, убийство, агата кристи, эркюль пуаро, рукопись По мнению Шамиля Идиатуллина, расследование начинается с книги. Фото предоставлено Редакцией Елены Шубиной

ДЛЯ УБИЙЦЫ НЕТ РАМОК

«Меня бесит романтизация убийств. Придумывают, что серийный убийца какой-то не такой, что его обижали в детстве. Убийца убивает, потому что хочет и может», – сказал Шамиль Идиатуллин на презентации своего романа «До февраля».

При заявлении о маньяке у любителя детективов тут же появятся надежды на закрученный сюжет, на математически рассчитанное расследование, на привычную схему: благородный следователь vs жестокий убийца. И все это есть, но весьма по-своему. Ибо мы имеем дело не со схематичным детективным романом, а с прозой Идиатуллина, автора «Города Брежнева», «Бывшей Ленина» и других произведений.

Автор заявляет, что ему не интересны ни следователи, ни убийца. Ему интересны люди, и сочувствует он прежде всего жертвам страшного маньяка. Образы романа живые и яркие, причем женские образы, как подчеркнул автор, сквозные и восходят к его прежним произведениям.

Рассказывая об истории создания романа, Шамиль признался, что сначала это был сценарий. Кстати, название связано с придуманными автором событиями триллера. Роман, основанный на уже разрабатываемой автором идее: стажерка в редакции находит забытую всеми рукопись про маньяка и убийства. Прием знакомый. Рукописи, книги, создатели детективов часто встречаются в этом жанре. Сам Идиатуллин вспоминает сериал «Она написала убийство». Известен и персонаж Агаты Кристи – писательница детективов Ариадна Оливер в романах об Эркюле Пуаро. Действительно, в «До февраля» все начинается с рукописи – цветистой, графоманской, и только потом принимаются искать ее автора – убийцу.

Но Идиатуллин подчеркивает: «Тот же самый Пуаро утверждает, что убийство – достаточный повод для того, чтобы пошевелить серыми клеточками. А убийство – это же всегда грязно, отвратительно. Для убийцы нет рамок, которые есть для любого человека. Я похожих видел. И он мне не интересен. Я его использовал как функцию».

На вопрос, существовала ли у автора какая-то определенная идея, которая заставляла бы его писать это произведение, он ответил: «Вроде нет… Но в сущности, это обычный человек, который оказывается нежданно-негаданно в экстремальных обстоятельствах, ему приходится очень много брать на себя. Он не готов. А те люди, которые всему обучены, даже и не собираются помогать и спасать».

То есть вот он, основной образ: не убийца, не прозорливый сыщик, а обычный человек, которому очень много приходится брать на себя.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Возьмите с собой мои слова и начинайте идти

Ольга Камарго

Андрей Щербак-Жуков

Исполняется 130 лет со дня рождения Исаака Бабеля

0
2561
Давай напишем про циркачей в космосе

Давай напишем про циркачей в космосе

Михаил Форрейтер

Герман и Тамара Рыльские о миелофоне фантастов

0
2347
 К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

К 100-летию Владимира Богомолова. Как сделан «Момент истины».

Юрий Юдин

Три повода перечитать знаменитый роман писателя-фронтовика

0
3758
Работаю с большим напряжением

Работаю с большим напряжением

Вячеслав Огрызко

Автор повести «Иван» унес с собой в могилу многие тайны советской разведки, литературы и кино

0
1404

Другие новости