0
21347
Газета Идеи и люди Печатная версия

12.12.2023 17:04:00

Давид Бен-Гурион как мечтатель и прагматик

Личная драма, обретшая исторический смысл

Александр Локшин

Об авторе: Александр Ефимович Локшин – кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела Израиля и еврейских общин Института востоковедения РАН.

Тэги: израиль, история, бен гурион, биография, политическая деятельность, внешняя политика, арабские страны, ссср


266-7-1480.jpg
Одно из великих достижений Бен-Гуриона –
он открыл Израиль для сотен тысяч евреев. 
Фото Reuters
50 лет назад, 1 декабря 1973 года, в возрасте 87 лет умер один из отцов-основателей Государства Израиль, его первый премьер-министр Давид Бен-Гурион.

Он умер в кибуце Сде-Бокер, расположенном в пустыни Негев, где, отойдя от политической деятельности, он провел последние годы. Местом своего последнего упокоения Бен-Гурион выбрал место на скале, спускающейся к потоку Цин. Он был погребен рядом с женой Полиной. На надгробии завещал выгравировать помимо даты рождения и дату его репатриации, которую считал своим вторым рождением.

Мальчик с несоразмерно большой головой

Давид Грин родился 16 октября 1886 года на западной окраине Российской империи, в маленьком уездном городе Плоньске. Из почти 9 тыс. обитателей городка еврейское население составляло более 4,5 тыс. Давид был четвертым ребенком в семье. Как и его мать Шейндл Фридман, он не отличался крепким здоровьем, был худым и низкорослым. Его отец – Авигдор Грин – помощник присяжного поверенного, занимался составлением различного рода прошений, имел хорошие отношения с властями и среди еврейских жителей городка пользовался уважением. Голова ребенка была несоразмерно большой, обеспокоенный отец показал его врачу. Тот, осмотрев мальчика, пощупал голову и уверил отца, что его сын станет великим человеком.

Давид Грин получил традиционное еврейское образование. Учился он и в русской школе, где освоил основы русского языка, так что смог прочитать многие произведения великих русских писателей, оказавших глубокое влияние на образ мышления будущего премьер-министра Израиля. Немалое влияние на любознательного мальчика оказали беседы и споры, что велись в их доме во время частых встреч кружка палестинофилов. В 14 лет он начал общественную деятельность. С друзьями основал молодежную организацию «Эзра». Ее целью было распространение иврита и призыв к молодежи готовиться к переселению в Палестину.

Годы юности

В 1906 году Давид с одним нехитрым узлом с книгами и личными вещами отправился в Палестину. Ему едва исполнилось 20 лет. Он был среди тех романтиков, кто мечтал возродить еврейскую жизнь на древней земле Палестины. Сразу же после того как на пароходе из Одессы Грин приплыл в Яффу, он отправился в поселение Петах Тиква. Через две недели после приезда Давид свалился в приступе малярии. Он едва не умер. Врач, лечивший его, сказал, что если он хочет спасти свою молодую жизнь, ему необходимо уехать из Палестины. Но он остался. Кроме лихорадки, регулярно навещавшей его, другим частым гостем был голод. Но он не изменил своему решению стать настоящим земледельцем. Давид носил удобрения, убирал камни, копал канавы для орошения, сажал деревья. Это была самая важная задача, стоявшая в ту пору перед сионистским движением: еврейский труд на еврейской земле.

Публикуя свои первые статьи, Давид принял новое ивритское имя – Бен-Гурион. Вероятно, он взял имя Иосефа Бен-Гуриона – одного из вождей иудейского сопротивления Риму.

С началом Первой мировой войны в отличие от таких сионистских лидеров, как Хаим Вейцман, Иосеф Трумпельдор, Владимир Жаботинский, призывавших евреев в Палестине поддержать страны Антанты и прежде всего Англию и Францию, Бен-Гурион агитировал за турецкое гражданство, а для защиты Палестины предлагал создать роту еврейской милиции.

В апреле 1915 года Бен-Гурион направился в Америку. В Соединенных Штатах из членов партии «Поалей Цион» он стремился сформировать движение пионеров – халуцим, которые направили бы свои усилия на организацию репатриации (алии) в Страну Израиля. Многие месяцы Бен-Гурион, переезжая из города в город, выступал перед молодежью, призывал вступать в новую организацию. Одним из немногих слушателей, на кого произвели впечатление его речи, была девушка по имени Голда Габович, впоследствии ставшая известной под именем Голды Меир.

1917 год отмечен важным событием в жизни Бен-Гуриона. В Америке в 30-летнем возрасте он познакомился с медицинской сестрой Полиной Монбаз, вскоре они поженились. Через два года Давид встречал жену с родившейся в Нью-Йорке дочерью в Яффо. Воспитание и заботы по дому он возложил на Полю, а сам с головой окунулся в политическую деятельность.

Начало политической деятельности

В 1918 году Бен-Гурион познакомился с Берлом Кацнельсоном, активным участником и идеологом рабочего движения. Они работали над объединением «Поалей Цион» и «Ха-поэль ха-цаир» в одну партию. Так возникла организация «Ахдут ха-авода» («Объединение труда»). По ряду причин новая структура не смогла объединить всех рабочих. Необходимо было создать надпартийную организацию. В декабре 1920 года в Хайфе на съезде рабочих Палестины была основана Всеобщая федерация еврейских трудящихся – Гистадрут. В 1921 году ее генеральным секретарем стал Бен-Гурион. Эту должность он занимал 14 лет. Он выдвинул два положения: «Первое. Мы не хотим больше ждать и терпеть. Второе. Мы не удовлетворились сионизмом пожертвований и конгрессов и породили сионизм действия».

В те годы Бен-Гурион много занимался самообразованием, читал на иврите и других языках. То были книги по иудаизму, христианству, философии и истории, а также географии и археологии Ближнего Востока. Он погрузился в изучение истории своего народа. Тысячелетняя жизнь евреев в диаспоре его не интересовала, галутный еврей – еврей диаспоры вызывал у Бен-Гуриона отвращение.

В 1930 году Бен-Гурион стал одним из основателей рабочей партии «Эрец Исраэль» (МАПАЙ). К тому времени его взгляды претерпели значительные изменения. После Первой мировой войны он еще сочетал свои социалистические устремления с коммунистическими идеями. В 1919 году Бен-Гурион заявлял, что «верит в диктатуру пролетариата». Но был он «большевиком» с оговорками. Сионистские идеи оставались для Бен-Гуриона ближе и понятнее. В дальнейшем политик по-иному отнесся и к фигуре Ленина, перед которым еще в начале 1920-х годов преклонялся.

Бен-Гурион пришел к выводу о невозможности и пагубности механического копирования советского опыта в Палестине и неприемлемости тоталитарных и автократических методов в политике. Авторитет и влияние Бен-Гуриона продолжали расти. В 1935 году он был избран председателем правления Сионистской организации и одновременно председателем правления Еврейского агентства. Эту должность он занимал до 1948 года и стал наряду с Вейцманом ключевой фигурой в сионистском движении.

На протяжении 1930-х годов Бен-Гурион стремился достичь еще одной важнейшей цели: взаимопонимания с арабскими лидерами. Он подчеркивал, что права палестинских арабов ни в чем не уступают правам евреев на Палестину, решительно был против их изгнания или переселения. В беседах с ними Бен-Гурион ставил вопрос о создании Ближневосточной федерации. Но каких-либо результатов те встречи не дали.

Вторая мировая война и борьба за создание государства

1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. На состоявшейся тогда же встрече с командирами Хаганы – подпольных отрядов самообороны – Бен-Гурион заявил, что война представляет реальный шанс создать еврейское государство, прежде всего для этого необходимо создать еврейскую армию. Он надеялся на улучшение отношений еврейского населения с английским чиновниками в подмандатной Палестине, однако этого не произошло. Британия, наоборот, ужесточила свою политику.

Он предвидел, что после войны Англия уже не будет столь мощной державой, которой была прежде, писал о «свертывании» империи и низведении ее с положения первой державы мира до рядовой страны. В послевоенном мире, считал Бен-Гурион, лидирующее место займет Америка. Поэтому было жизненно важно заблаговременно начать пропаганду в пользу создания еврейского государства в правительственных кругах США.

В мае 1942 года в отеле «Билтмор» в Нью-Йорке состоялся съезд сионистских организаций США. Решение, принятое съездом, превосходило по важности все постановления сионистских конгрессов с того времени, как Герцль в конце XIX столетия основал сионистское движение. На съезде были одобрены предложения, сформулированные Бен-Гурионом. В принятой резолюции было ясно заявлено об основной цели движения – создании в Палестине еврейской республики, которая будет интегрирована в общий демократический послевоенный мир. «Балтиморская программа» рассматривалась Бен-Гурионом и его сторонниками как реальный шаг на пути переориентации сионистского движения с Англии на Америку.

8 мая 1945 года Бен-Гурион встретил в Лондоне. Окончание войны не принесло Всемирной сионистской организации никаких позитивных изменений. Президент США Франклин Рузвельт сообщил члену исполкома ВСО Стефану Вайзу, что на Ялтинской конференции в феврале 1945 года США, СССР и Британия согласились передать евреям Палестину и продолжить иммиграцию. Но одновременно арабским руководителям он предоставлял совершенно иную информацию.

Бен-Гурион, прибыв в июне 1945 года в США, дал понять, что в Палестине, если Лондон не изменит свою политику, начнется вооруженная борьба. Главная цель его визита состояла в сборе денег на приобретение оружия и оборудования для его производства. Руководство ишува активизировало политическую борьбу против британского мандата, за создание еврейского государства.

В 1946 году Бен-Гурион взял на себя обязанности руководителя военного отдела в Еврейском агентстве. Он осознал, что решающая война за создание еврейского государства будет все же не против англичан, а против армий арабских государств, которые вторгнутся в Палестину сразу после ухода англичан. По существу, с того времени и до окончания своей деятельности в качестве министра обороны и главы правительства Бен-Гурион нес бремя ответственности за безопасность еврейского населения Палестины, а затем и Государства Израиль.

Провозглашение Государства Израиль

Утром 14 мая 1948 года завершилось британское правление в Палестине. Англичане спустили в Иерусалиме свой флаг. Руководство еврейской общины собралось в тель‑авивском музее на церемонию провозглашения государства. Перед приглашенными в музей членами национального совета Давид Бен‑Гурион огласил Декларацию независимости и объявил о создании Государства Израиль.

Провозглашению независимости предшествовали важные события в Нью-Йорке. Сталин однозначно выступил за создание Израиля. Расчет состоял том, чтобы усилить советскую позицию на Ближнем Востоке и вместе с тем подорвать британское влияние в арабских странах, противившихся появлению нового государства. Неожиданно на майской сессии ООН в 1947 году советский представитель Андрей Громыко признал право евреев на независимое государство, поддержав план раздела Палестины.

В тот день сессия Генеральной Ассамблеи ООН приняла резолюцию о разделе Палестины и создании на ее территории двух государств – еврейского и арабского. Важнейшая роль в этом решении ООН принадлежала Советскому Союзу. США, выступавшие изначально против провозглашения независимости, были вынуждены учесть эту позицию и проголосовали за создание Израиля.

Решение ООН стало сигналом для ожидаемого военного конфликта. Начались атаки арабов на транспорт, сельскохозяйственные поселения, на еврейские кварталы Иерусалима, Хайфы, на Тель-Авив. Иерусалим был отрезан от основной части страны, началась его осада. В те месяцы Бен-Гурион сумел превратить вооруженные отряды в армию, которая начала контрнаступление. Принесли плоды и его усилия по приобретению вооружения. В канун прекращения мандата были предприняты попытки прекратить огонь. Госсекретарь США генерал Джордж Маршалл советовал еврейским лидерам прекратить огонь и давал американские гарантии в обмен на обещание не провозглашать независимость. Однако Бен-Гурион еще раз проявил себя как смелый и дальновидный политик. Руководство сионистским движением взвешивало все «за» и «против» провозглашения государства. Бен-Гурион смог убедить руководство Национального совета поддержать его позицию. Решение было принято большинством в один голос. По существу, то был голос самого Бен-Гуриона.

Уже через два часа после объявления о создании Израиля Соединенные Штаты признали новое государство де‑факто. 18 мая – сразу де‑юре – Израиль признал и Советский Союз. Численность населения еврейской общины на тот момент составляла 650 тыс. Шанс, что новое государство переживет день своего рождения, зависел от способности ишува противостоять вторжению пяти регулярных арабских армий, которые поддерживал 1 млн палестинских арабов.

После провозглашения независимости Бен-Гурион был избран главой временного правительства нового государства. После выборов в Кнессет он занял пост премьер-министра и министра обороны, определил характер и структуру ЦАХАЛ – Армии обороны Израиля.

На вершине власти

Израиль в первой арабо-израильской войне 1948–1949 годов, известной как война за независимость, выстоял и обеспечил сохранение и развитие своей государственности. СССР предоставил Израилю через Чехословакию и Югославию вооружение, оказал дипломатическую поддержку в ООН. Война стала важнейшим вызовом для нового государства. Но именно война позволила Бен-Гуриону действовать более решительно на пути укрепления и развития еврейской государственности.

Важнейшим решением после провозглашения независимости стало решение об отмене любых ограничений на репатриацию. Были разработаны и осуществлены операции по доставке сотен тысяч человек из Восточной Европы, из мусульманских стран. За несколько лет население Израиля утроилось. Все эти сотни тысяч необходимо было расселить, обучить, трудоустроить, превратить в один народ с общим языком и культурой. Страна покрылась множеством палаточных лагерей, в жилых кварталах царила невероятная скученность. Начались эпидемии. Государственная казна была пуста.

Правительство предприняло огромные усилия, чтобы получить кредиты, субсидии и пожертвования. Закон о возвращении, принятый Кнессетом в 1950 году, стал одним из основополагающих законов страны. Бен-Гурион стал политиком, который открыл Израиль для сотен тысяч евреев.

При Бен-Гурионе был заложен ядерный потенциал Израиля. Он был буквально одержим идеей создания ядерного оружия. В 1958 году премьер-министр принял решение о строительстве в полной секретности ядерного реактора в Негеве около Димоны. С помощью Франции реактор был построен. В дальнейшем Израиль придерживался политики «намеренной двусмысленности» и не признавал, что у него есть ядерное оружие, однако и не отрицал этого.

Отношения с Советским Союзом

После признания Советским Союзом Израиля в 1948 году и установления с ним дипломатических отношений вопрос о «вызволении евреев из плена красного фараона» стал постоянной темой обсуждения в парламенте страны и МИД. Израильские дипломаты с подачи Бен-Гуриона свое представительство в СССР позиционировали как «миссию для евреев в диаспоре». Толпа советских евреев, собравшаяся у синагоги в Москве, в сентябре 1948 года приветствовала первого израильского посла Голду Меир.

Одним из центральных вопросов в советско-израильских отношениях по инициативе израильской стороны стал вопрос о положении советских евреев и предоставлении им права на эмиграцию в Израиль. Подобная активность в Москве рассматривалась как вмешательство во внутренние дела СССР.

В начале 1953 года в своих статьях Бен-Гурион отмечал, что сталинский режим построен на терроре, массовых убийствах и устрашении, «подобных которым не было в истории человечества». Сталин, писал израильский премьер, «создал режим абсолютной единоличной власти, подобной которой в России не было даже во времена правления самых реакционных и жестоких царей».

9 февраля 1953 года неизвестные бросили бомбу во двор советской дипмиссии в Тель-Авиве. Это событие стало поводом к разрыву дипломатических отношений. Смерть Сталина 5 марта 1953 года способствовала тому, что разрыв оказался недолгим. 17 июля 1953 года дипломатические отношения были восстановлены.

Новый кризис в двусторонних отношениях разразился в результате Синайской кампании – участии Израиля в октябре-ноябре 1956 года вместе с Францией и Англией в военной операции против Египта. Но на этот раз дело до разрыва дипломатических отношений не дошло.

В конце 1950-х – начале 1960-х Бен-Гурион выдвинул ряд идей, направленных на улучшение отношений с Советским Союзом. Во время беседы в июле 1958 года с советским послом Михаилом Бодровым он предложил СССР стать посредником в вопросе урегулирования арабо-израильских отношений. Бен-Гурион заявил, что готов встретиться с президентом ОАР Гамалем Абделем Насером. Эта встреча могла бы состояться в Москве или любом другом месте.

Во время той же беседы премьер-министр Израиля пожелал получить ответ советского правительства на его просьбу о продаже Израилю истребителей МиГ, бомбардировщиков Ил, тяжелых танков и подводных лодок. Бен-Гурион заявил, что Израиль «жаждет мира больше, чем какая-либо другая страна в мире, и не меньше, чем Советский Союз». Оружие, которое он просит продать Израилю, «необходимо для обороны». Бодров получил указание: обращение «оставить без ответа».

В конце ноября 1959 года Бен-Гурион вновь заявил, что хочет посетить СССР и встретиться с советскими руководителями. Сообщив об этом в ЦК, Громыко указал, что МИД, «учитывая состояние отношений с Израилем, считает его несвоевременным. Такой визит мог быть неправильно понят в арабских и африканских странах и внес бы сомнения в искренность наших отношений с ними».

В Израиле по инициативе Бен-Гуриона продолжали искать возможности установления прямых контактов с советским руководством. Израиль по-прежнему исходил из того, что СССР мог бы стать посредником в переговорах с арабскими странами.

На склоне лет

Бен-Гурион стал более осторожным политиком, не таким, каким его знали прежде. В мае 1967 года на фоне резкого обострения отношений с Египтом он заявил, что Израиль не должен ввязываться в новую войну. Закат Бен-Гуриона как государственного деятеля произошел за шесть дней – столько длилась шестидневная война. Накануне войны он был одним из виднейших лидеров страны, к ее концу – отставным политиком, старым человеком, время которого миновало.

В 1970 году Бен-Гурион отказался от участия в политической жизни, мало высказывался по вопросам внешней политики. Он полностью посвятил себя литературной работе в уединении в кибуце Сде-Бокер.

А за 10 лет до смерти Бен-Гурион еще раз напомнил о себе советскому руководству. Профессор Николай Гращенков, заместитель генерального директора Всемирной организации здравоохранения, в феврале-марте 1963 года находился в Израиле. Его пригласили на встречу с Бен-Гурионом в кибуце Сде-Бокер. Беседа велась на русском языке. Свои впечатления о встрече, продолжавшейся более полутора часов, Гращенков изложил в письме Хрущеву.

Бен-Гурион, сообщал Гращенков, «убежденно говорил, что, если бы Хрущев и Джонсон (президент США. – А.Л.) активно захотели превратить Израиль в нейтральное государство и гарантировали этот нейтралитет, то это стало бы самым лучшим выходом из создавшегося положения. Он уверял меня, что якобы делал много попыток прямых встреч и разговоров с лидерами арабских стран, но эти попытки с их стороны не встретили сочувствия».

Во время беседы, писал Гращенков, не было сделано «ни одного выпада в адрес Советского Союза…». Советский ученый предложил создать советское общество культурных и научных связей с Израилем. Гращенков обращал внимание на стремление Израиля «к организации более широких и в первую очередь культурных и научных связей с СССР».

Из документов, хранящихся в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ), неясно, был ли с этим письмом ознакомлен Хрущев. Международный отдел ЦК сообщал в идеологический, что «не считает возможным в настоящее время поддержать предложение о создании советского общества дружбы и культурных связей с Израилем».

85-летие патриарха израильской политики отметила вся страна. Члены правительства во главе с Голдой Меир посетили его в кибуце Сде-Бокер. Кнессет обнародовал постановление, позволявшее ему выступать перед депутатами. Его речь о будущем народа Израиля на земле предков была встречена овацией, представители всех партий поднялись с мест, приветствуя основателя еврейского государства.

Его жизнь угасала в тяжелые дни войны Судного дня, Бен-Гурион почти в полном физическом изнеможении сохранял ясное сознание происходящего и горячую веру в победу. Одна из израильских газет писала, что даже после войны Судного дня не может народ забыть о трагической борьбе Бен-Гуриона со смертью. Личная драма обрела исторический смысл, и кажется, что сейчас бьется за жизнь не только он, но одновременно сражается за свое будущее и народ, с которым он строил страну. 


Читайте также


Кипр.  Исполнилось 50 лет с момента фактического раздела острова на две части – турецкую и греческую

Кипр. Исполнилось 50 лет с момента фактического раздела острова на две части – турецкую и греческую

0
273
В каком смысле можно говорить о крахе немецкой внешней политики

В каком смысле можно говорить о крахе немецкой внешней политики

Почему глава МИД ФРГ отказалась от выдвижения на пост канцлера Германии

0
616
Германия рискует оказаться в центре ядерного конфликта

Германия рискует оказаться в центре ядерного конфликта

Олег Никифоров

Размещение в ФРГ американских ракет раскручивает новую спираль гонки вооружений

0
1439
Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Пуля приблизила Трампа к Белому дому

Геннадий Петров

Экс-глава государства благодаря покушению становится фаворитом президентской гонки

0
1586

Другие новости