0
19399
Газета Идеи и люди Печатная версия

18.12.2023 17:37:00

"Социализм без свободы есть тело без души"

150 лет назад родился политический деятель, который мог изменить нашу историю

Борис Романов

Об авторе: Борис Савельевич Романов – историк, член редколлегии журнала «Демократия и социализм XXI».

Тэги: политические деятели, виктор чернов, мировоззрение, народнический социализм, эсэры, политическая свобода, демократия, учредительное собрание


278-7-1480.jpg
Виктор Чернов относился к типу
революционеров-романтиков, испытывавших
духовную и нравственную
неудовлетворенность. 
Фото с сайта www.goskatalog.ru
В декабре 1873 года в городе Новоузенске Самарской губернии родился будущий председатель всероссийского Учредительного собрания Виктор Михайлович Чернов.

Если бы Учредительное собрание смогло выполнить свою миссию, страна пошла бы по иному пути и, возможно, удалось бы избежать братоубийственной Гражданской войны. Но этот шанс был упущен.

Народ как религия

Виктор Чернов – внук крепостного крестьянина и сын уездного казначея, получившего личное дворянство, свое детство и раннюю молодость провел в провинциальном городе Камышине на берегу Волги. Рано потеряв родную мать, Виктор при мачехе рос заброшенным ребенком, как и четверо братьев и сестер. По воспоминаниям Чернова, его, естественно, тянуло ко всем униженным и оскорбленным: «Наибольшее любопытство возбуждали во мне странники, сборщики на построение храмов, расстриженные попы и дьячки, богомольцы по святым местам, а меж них сектанты, «взыскующие града и веры истинной».

Никакого систематического религиозного воспитания в церковно-православном духе Виктор не получил. Зато тяготел к толстовству и народному сектантству. Огромное влияние на становление личности Чернова оказала поэзия Николая Некрасова. Он вспоминал: «Народ в это время был нашей религией, народ-гигант, сидящий десятки лет наподобие Ильи Муромца, чтобы вдруг разогнуть могучую спину и стряхнуть с себя облепившую его нечисть».

Взгляды Чернова в юности формировались под воздействием народнических теорий Петра Лаврова и Николая Михайловского. Идеалы народнического социализма и стали основой мировоззрения будущего революционера. Согласно воззрениям Михайловского и Лаврова, главным творцом исторических судеб народов являются выдающиеся или критически мыслящие личности. Для того чтобы народные массы пробудились к активной деятельности, требуется появление «героя», способного поднять и воодушевить «толпу».

С 1892 года Чернов – студент юридического факультета Московского университета. В студенческие годы был арестован за революционную деятельность и после полутора лет тюремного заключения отбывал ссылку в Тамбове. При его активном участии в Тамбовской губернии были созданы первые революционные крестьянские братства.

В своей теоретической деятельности Чернов опирался на работы русских экономистов-народников, которые пришли к выводу, что крестьянство в России тяготеет не к классовому расслоению, как в Европе, а сохраняет свое социальное единство, чему благоприятствует уравнительное распределение и пользование землей в рамках крестьянской общины.

Важную роль в последующем объединении разрозненных народнических групп в единую эсеровскую партию сыграла газета «Революционная Россия», редактором которой был Виктор Чернов. Эсеровская газета сначала издавалась в Женеве и нелегально распространялась в Российской империи. «Революционная Россия» выходила под партийным девизом «В борьбе обретешь ты право свое!».

Активных эсеров отличало от других освободительных политических течений в царской России не только мировоззрение, но и в какой-то мере психологические особенности склада ума. Марксизм, впрочем, как и либерализм, притягивал натуры более рассудочные, а народничество, особенно радикально-революционное крыло, объединяло людей подчас весьма эмоциональных, испытывавших духовную и нравственную неудовлетворенность, романтиков и фанатиков революционной идеи. Философ Николай Бердяев в биографическом труде «Самопознание», объясняя, почему он в молодости симпатизировал марксизму, а не народничеству, отмечал, что ему «был чужд психологический тип старых русских революционеров, кроме того, меня отталкивал пункт о терроре, к которому я всегда относился отрицательно».

Дела партийные

Официально создание партии социалистов-революционеров было провозглашено в январе 1902 года. Основным автором программы эсеров был Виктор Чернов. Окончательно программа была принята в 1906 году на первом съезде партии. Одним из центральных пунктов эсеровской экономической доктрины был анализ особенностей развития отечественного капитализма. Зарождающийся капитализм в России определялся как хищнически-разрушительный. В отличие от социал-демократов, которые выделяли три основные конфликтующие социальные группы – дворянство, на которое опиралось царское самодержавие, буржуазию и пролетариат, эсеры усматривали наличие двух противостоящих лагерей в обществе. Один из них объединял под эгидой царского самодержавия дворянство, буржуазию и высшую бюрократию, другой – промышленных рабочих, трудовое крестьянство и интеллигенцию.

Эсеры не считали русских крестьян мелкой буржуазией и полагали, что Россия нуждается не в буржуазной, как утверждали меньшевики, а в демократической и социальной революции, опирающейся на трудовые классы, к которым они относили не только промышленный пролетариат и крестьянство, но и интеллигенцию. Виктор Чернов, как главный идеолог партии, выдвинул концепцию «революции трудящихся».

Важнейшей предпосылкой для социализма эсеры считали политическую свободу и демократию. «Социализм без свободы, – заявлял Чернов, – есть тело без души». Также именно эсеры в своей программе первыми выдвинули требование федеративного устройства Российского государства. В программе говорилось о необходимости свержения царизма, установления демократической республики, свободы слова, совести, печати, собраний, равного всеобщего избирательного права, без различия пола, религии и национальности. Сторонники крестьянской общины, эсеры считали, что земля должна была передаваться крестьянам в безвозмездное пользование на уравнительно-трудовых началах, без права купли-продажи.

Конечной целью партийной программы объявлялась «экспроприация капиталистической собственности и реорганизация производства и всего общественного строя на социалистических началах». В партии эсеров в отличие от их предшественников, революционных народников, последователей Петра Ткачева и Михаила Бакунина, атеизм и материализм не был обязательным мировоззрением, а существовал философский и религиозный плюрализм. Этим они отличались и от своих соперников – социал-демократов, марксистов.

Особенностью тактики эсеров в условиях отсутствия политических свобод в царской России был индивидуальный террор против представителей государственной власти. Хотя основоположник революционного народничества Петр Лавров выступал против методов индивидуального террора своих идейных единомышленников – народовольцев, считая его политически бесперспективным и нравственно сомнительным. Он утверждал, что социал-революционеры должны бороться не против отдельных личностей, а против социального строя.

Центральный террор был сферой деятельности Боевой организации. В период, предшествовавший первой русской революции 1905–1907 годов, жертвами эсеровского террора стали многие государственные чиновники, среди которых министры внутренних дел Сипягин и Плеве, харьковский губернатор князь Оболенский и уфимский губернатор Богданович.

После Кровавого воскресенья, 9 января 1905 года, когда войска расстреляли мирное шествие рабочих к Зимнему дворцу с портретами царя и иконами, 4 февраля 1905 года на территории Московского Кремля бомбой, брошенной членом эсеровской Боевой организации Иваном Каляевым, был убит московский генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович – дядя Николая II. О деятельности боевиков-эсеров блестяще написал активный участник событий, создатель Боевой организации Борис Савинков в «Воспоминаниях террориста» и романе «Конь бледный».

Крайне отрицательно отнеслись эсеры к аграрной реформе Петра Столыпина, поскольку она способствовала разрушению крестьянской общины, на которую народники делали ставку, и вела к социальному расслоению крестьянства. И в этой критике они совпадали со своими злейшими врагами – монархистами-черносотенцами.

В годы Первой мировой войны, когда многие видные эсеры (Борис Савинков, Николай Авксентьев) перешли на оборонческие позиции, Чернов находился в лагере социалистов-интернационалистов, был участником международной антивоенной конференции в сентябре 1915 года в швейцарском городе Циммервальде.

После победы Февральской революции 1917 года и апрельского политического кризиса вернувшийся из эмиграции Виктор Чернов входил в состав коалиционного Временного правительства, объединявшего либеральных кадетов (конституционных демократов) и социалистов, занимая пост министра земледелия. В этом качестве он инициировал отмену Временным правительством столыпинской земельной реформы. Чтобы предотвратить аграрные беспорядки, добивался передачи всей земли в распоряжение крестьянских земельных комитетов. Чернов считал, что нельзя откладывать передачу помещичьей земли крестьянам, но выступал против самочинных действий крестьян и разгрома дворянских усадеб.

Попытки Чернова реализовать аграрную программу эсеров привели к его изоляции внутри правительства, а затем и к его отставке. По мнению Льва Троцкого, если бы Временное правительство решило крестьянский вопрос, то большевики не смогли бы взять власть. С этой точкой зрения в эмиграции согласился и Чернов, обвиняя в препятствии решению аграрного вопроса правое крыло Временного правительства.

Впоследствии Чернов в своих воспоминаниях утверждал, что коалиция с кадетами, которых он называл буржуазными националистами, себя изжила и необходимо было «перейти к более однородной власти с твердой рабоче-крестьянской, федералистской и пацифистской программой». Возлагая вину на главу Временного правительства Александра Керенского, который, по его мнению, своей политикой соглашательства с либералами не смог своевременно обеспечить решение крестьянского, рабочего и национального вопросов, Чернов утверждал, что это привело к параличу в деятельности правительства и открыло путь к победе большевизма. Однако возможно ли было провести в условиях продолжающейся войны и до созыва Учредительного собрания в столь короткий срок такие радикальные реформы?

К тому же никакого единства в лагере революционной советской демократии, в том числе в рядах его собственной партии, не существовало. В Советах, формировавшихся по классовому принципу как организация рабочих, солдат и крестьян, после Февраля руководство принадлежало меньшевикам и эсерам, но затем большевики стали завоевывать все большую поддержку, особенно в Петрограде и Москве.

В то же время партия социалистов-революционеров, несмотря на огромное влияние в стране, переживала серьезный кризис. Лев Троцкий в своей «Истории русской революции» характеризовал позицию идеолога эсеров следующим образом: «Эклектические формулы Чернова, сдобренные моралью и стишками, соединяли до поры до времени разношерстную публику, которая во все критические часы тянула в разные стороны».

Правое крыло выступало в поддержку Временного правительства, за коалицию с либералами и курс на революционное оборончество в мировой войне. Наоборот, левые эсеры во главе с Марией Спиридоновой фактически сближались с антивоенной позицией Владимира Ленина, призвавшего к переходу власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Виктор Чернов, занимая центристскую позицию в партии, выступал с критикой союза социалистов с кадетами, но как последовательный демократ отстаивал идею верховенства Учредительного собрания – общенационального представительного органа власти. Призывая к «демократическому миру без аннексий и контрибуций», Чернов был противником «империалистического» курса министра иностранных дел Павла Милюкова в первом составе Временного правительства и одновременно выступал против большевистской агитации за выход из войны и заключение сепаратного мира.

Виктор Чернов усматривал причину роста популярности большевиков с их популистскими лозунгами в эгоизме имущих классов, что нашло свое отражение в призыве крупного промышленника, основателя партии прогрессистов Павла Рябушинского на Всероссийском торгово-промышленном съезде задушить революцию «костлявой рукой голода». «Если большевизм выковали Ленин, Троцкий, Зиновьев и иже с ними, то дорогу ему проложили вожди промышленников фон Дитмар, Тикстон и Рябушинский», – утверждал Чернов.

Одноразовое собрание

Учредительное собрание, созванное на основе прямого, равного и тайного голосования, открылось на первое и последнее заседание 5 января 1918 года. Из 703 депутатов, избранных в Учредительное собрание, 229 были эсерами, 168 – большевиками, 39 – левыми эсерами, 17 – кадетами, 16 – меньшевиками. Убедительную победу одержала партия социалистов-революционеров. В целом выборы показали абсолютное преимущество социалистических партий и поражение либералов из партии кадетов. Неудачу потерпели меньшевики, набравшие около 3% голосов. В то же время выборы проходили до формального выхода из партии левых эсеров, поэтому на голосование был представлен единый список ПСР, ведущие позиции в котором занимали правое крыло и центристы. Это и позволило большевикам и левым эсерам поставить под сомнение результаты выборов, поскольку избиратели голосовали за партию, которая к моменту открытия Учредительного собрания уже раскололась.

Открыл заседание председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов большевик Яков Свердлов. Он огласил утвержденную накануне ВЦИК «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». По сути дела, это был ультиматум эсеровскому большинству Учредительного собрания: оно должно было признать результаты Октябрьской революции и власть Советов. На пост председателя Учредительного собрания большевики выдвинули кандидатуру лидера левых эсеров Марию Спиридонову. Однако большинством голосов его председателем был избран 44-летний признанный идеолог партии эсеров Виктор Чернов. В своей речи он подчеркнул, что Учредительное собрание должно иметь всю полноту власти, а Советы должны быть не соперниками, а союзниками Учредительного собрания и органами общественного контроля, а «всякая иная линия поведения грозит ужасами гражданской войны, разорения и одичания». Представители фракций меньшинства – большевиков и левых эсеров – огласили заявление о своем уходе с Учредительного собрания в знак протеста против «контрреволюционной линии» его эсеро-меньшевистского большинства. Тем не менее Учредительному собранию удалось принять Закон о земле и закон «О государственном устройстве», провозглашавший Россию федеративной демократической республикой.

На следующий день председатель Совнаркома Владимир Ленин подписал Декрет о роспуске Учредительного собрания, принятый большинством голосов ВЦИК. Несмотря на то что ряд видных большевиков выступали против роспуска Учредительного собрания, а сам Ленин ранее обвинял в намерении сорвать созыв Учредительного собрания Временное правительство и заявлял, что в случае перехода власти к Советам успех Учредительного собрания будет обеспечен. Манифестация в защиту Учредительного собрания была рассеяна, среди демонстрантов были убитые и раненые. При насильственном закрытии Учредительного собрания сам Виктор Чернов едва не стал жертвой расправы. Перед выходом из здания Таврического дворца к нему подошел немолодой человек с очень бледным лицом и предупредил не пользоваться своим автомобилем, поскольку там его поджидает группа убийц. Это позволило председателю Учредительного собрания благополучно уйти.

Окончательно разойдясь с левыми эсерами, Виктор Чернов не разделял и взгляды лидеров правого крыла ПСР, принявших участие в создании антибольшевистского СВР (Союза возрождения России), включавшего не только социалистов, но и представителей «буржуазных» партий.

В годы Гражданской войны ПСР выступала как против большевиков, так и белогвардейцев, отвергая политику, которую Виктор Чернов назвал максимализмом левых и максимализмом правых, рассматривая себя как третью силу. Созданный в июне 1918 года в Самаре «Комуч» (Комитет членов Учредительного собрания) и сформированная им Народная армия подняли восстание против советской власти, при поддержке чехословацкого корпуса заняли обширные территории, но в конечном итоге потерпели поражение.

Виктор Чернов признавал, что большевикам в отличие от Временного правительства удалось покончить с развалом вооруженных сил и создать новую армию. «Большевики показали, что революционная армия может существовать только на основе беспощадной дисциплины, абсолютного единства командования и устранения всех солдатских комитетов», – отмечал он.

Виктор Чернов осуждал намерение своих оппонентов против «левой, красной диктатуры воздвигнуть такую же деспотическую, но только правую, белую диктатуру». После военного переворота Александра Колчака в ноябре 1918 года, свергнувшего правительство директории в Омске, Чернов был арестован и едва не погиб, но при содействии чехословацких легионеров был освобожден. Правительство адмирала Колчака обещало огромное вознаграждение за его голову, поскольку эсеры стояли во главе партизанского крестьянского движения в Сибири, боровшегося против режима «Верховного правителя России».

Огромный опыт подпольной работы позволял Чернову успешно уходить от преследований. Незадолго до отъезда за границу по паспорту умершего гражданина Эстонии Виктор Чернов нелегально выступил с зажигательной антибольшевистской речью в Москве на официальном собрании рабочих-печатников, организованном в честь приезда делегации британских рабочих. В конце выступления Чернов назвал свое имя и покинул трибуну под бурю оваций. После этого ему удалось ускользнуть с помощью партийных товарищей из зала и избежать ареста.

С августа 1920 года он жил в Эстонии, Чехословакии, Германии, затем во Франции, вел активную политическую деятельность. Виктор Чернов был выдающимся социальным теоретиком. Его перу принадлежит фундаментальный труд «Конструктивный социализм». На смерть Владимира Ленина в 1924 году Чернов откликнулся большим и весьма критическим некрологом, в котором назвал его великим человеком и политиком, но лишенным совести по отношению к своим врагам. После оккупации Франции немецкими войсками в 1940 году он переехал с женой в США.

С начала агрессии нацистской Германии против СССР Виктор Чернов выступал как последовательный русский патриот. В его архиве был обнаружен текст письма Иосифу Сталину, датированного 1942 годом. В нем были такие слова: «На выстраданные человечеством непреходящие ценности заносит свой бронированный кулак современный «зверь из бездны». Встреча, которую уготовили народы нашей родины гитлеровским моторизованным полчищам, дает нам право гордиться ими».

В конце 1940-х годов Виктор Чернов оказывал содействие в создании коллективных хозяйств, так называемых кибуцев, в возникшем Государстве Израиль, где были популярны тогда социалистические идеи.

В эмиграции многие русские политики эволюционировали вправо и резко меняли свои взгляды. Так, известный историк и народный социалист Сергей Мельгунов после Второй мировой войны стал редактором монархическо-консервативного журнала «Возрождение». Виктор Чернов оставался последовательным социалистом и демократом. Но его отношение к революционному радикализму стало критическим. Осмысливая революционные события в России, отстаивая закономерный характер падения царизма, когда, по его словам, «конфликт между свободой и тиранией достиг своего пика», Чернов в книге «Великая русская революция» отмечал противоречивый характер происходивших социальных потрясений. «Тот, кто идеализирует революцию, видит только половину правды. Глашатаи революционного максимализма с радостью отдают дань уважения иррациональному фактору революции. Революция привлекает их необузданной игрой страстей, которая превращает здравомыслящих людей в безумцев и делает их безумие хозяином духа», – констатировал Виктор Чернов.

18 марта 1952 года, незадолго до своей кончины, Виктор Михайлович Чернов вместе с группой русских социалистов (эсеров и меньшевиков) подписал заявление «На пути к созданию единой социалистической партии». В нем разногласия между меньшевиками и эсерами были признаны окончательно преодоленными.

15 апреля 1952 года Виктора Чернова не стало. 


Читайте также


Библейские идеалы и европейские реалии

Библейские идеалы и европейские реалии

Михаил Стрелец

Христианская демократия на современном Западе

0
7305
О старой процедуре выборов в новом контексте

О старой процедуре выборов в новом контексте

Суверенная демократия пока не обзавелась собственными механизмами легитимизации

0
6121
Зять бывшего диктатора обещает защищать демократию в Индонезии

Зять бывшего диктатора обещает защищать демократию в Индонезии

Владимир Скосырев

Джакарта балансирует между Вашингтоном и Пекином

0
2022
Толпа вместо общества

Толпа вместо общества

Сергей Никольский

Об опасности искусственно нагнетаемого псевдопатриотического психоза и необходимости "длинного мировоззрения"

0
17108

Другие новости