1
2506
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

21.12.2020 18:52:00

Наши органы расследования просто не готовы ресурсно возбуждать уголовные дела по всем заявлениям

Случаи, не терпящие отлагательств

Алексей Кавецкий

Об авторе: Алексей Борисович Кавецкий – кандидат юридических наук, доцент Института мировых цивилизаций, член ассоциации экспертов «Национальный общественный центр экспертиз».

Тэги: юстиция, уголовный процесс. уголовное дело, заявление, преступление, упк

Все статьи по теме "Инцидент с возможным отравлением Алексея Навального"


юстиция, уголовный процесс. уголовное дело, заявление, преступление, упк Фото сайта подольск-администрация.рф

«Уголовный процесс ведется без уголовного дела». Абсурдность этой фразы только кажущаяся. Самые резонансные дела последнего года дают повод задуматься над современным содержанием одной из стадий уголовного процесса – проверки заявления о преступлении. В том числе и в связи с делом о возможном отравлении Алексея Навального.

Сначала немного истории. Совсем недавно – в предыдущем УПК РСФСР 1961 года – эта стадия процесса вообще фактически отсутствовала, если не считать краткого упоминания в ст. 109 о том, что по поступлении заявления или сообщения о преступлении (то есть до возбуждения уголовного дела) имеется возможность «истребовать необходимые материалы и получать объяснения». При этом в императивной форме запрещалось производство «следственных действий, предусмотренных настоящим Кодексом», за исключением осмотра «в случаях, не терпящих отлагательства».

В принятом в 2001 году Уголовно-процессуальном кодексе РФ этот этап расследования преступления уже приобретает признаки определенной стадии уголовного процесса. В нем (ч. 1 ст. 144) уже говорится об обязанности должностных лиц «проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении» (не определяя их компетенции в этом). Но так же, как и в УПК РСФСР, в ч. 2 ст. 176 упоминается, что следственное действие «осмотр» в случаях, не терпящих отлагательства, может быть проведено и «до возбуждения уголовного дела». Поскольку иные следственные действия не упоминались, то считается, что они были запрещены.

И вот в 2013 году принята новая редакция ст. 144, которая по существу факультативную, необязательную фазу предварительного расследования превращает практически в полноценную его стадию доказывания в части собирания доказательств – материальных следов преступления.

Теперь при проверке разрешается: получать объяснения граждан, получать образцы для сравнительного исследования, изымать предметы и документы, проводить судебную экспертизу, проводить освидетельствование, требовать производства документальных проверок и ревизий, давать органу дознания обязательные для исполнения поручения о проведении оперативно-разыскных мероприятий (в рамках федерального закона об ОРД) и некоторые другие действия (ч. 1 ст. 144). Важно отметить, что полученные в ходе этих проверочных мероприятий сведения теперь становятся полноценными доказательствами по делу, если не нарушены правила их получения.

Полноту картины дополнила совершенно необходимая норма, перечисляющая охраняемые Конституцией права лиц, в отношении которых проводится проверка (ч. 1–2 ст. 144), в том числе право иметь защитника.

Вот и судите сами, имеется ли процессуальная необходимость, и главное – мотивация, у соответствующих должностных лиц незамедлительно возбуждать уголовное дело? Ведь возбуждение уголовного дела «по факту» сразу же влечет за собой необходимость соблюдать сроки расследования, продлевать их всякий раз, отчитываться о проделанной работе, проводить обязательные процессуальные действия (допрос, опознание, очная ставка и др.), приостанавливать, прекращать дело и много других заморочек.

Правда, и сегодня УПК ограничивает сроки проверки 30 сутками. Но это не deadline и практические работники знают, как его можно надолго растянуть, не нарушая (в прямом понимании этого слова) закон.

Интересно отметить, что и наши международные соглашения никак не ограничивают взаимодействия уполномоченных органов юстиции только стадией возбужденного уголовного дела. А именно – Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Ведь в аутентичном тексте этого документа на английском языке таких ограничений не содержится. Если вернуться к делу возможного отравления Алексея Навального, то можно отметить, что возникшая было дискуссия в СМИ на этот счет была исчерпана проведением допроса Навального работниками прокуратуры Берлина.

Но если компетенция следователей, дознавателей на стадии проверки заявления так похожа на их полномочия в отношении расследования возбужденного уголовного дела, то, может быть, стоило бы вообще исключить из УПК эту «дублирующую» стадию? Юристы ведут дискуссию на этот счет. Некоторые страны пошли по этому пути. К ним можно отнести Британию и Уэльс, Испанию, Казахстан, Украину, ФРГ, некоторые другие государства. Другие страны создали процессуальные правила, напоминающие наши, например Франция, Австрия, Болгария.

У обоих вариантов есть много аргументов pro и contra. На мой взгляд, для России расследование в той или иной форме всех зарегистрированных заявлений повлечет за собой колоссальное увеличение объема работы соответствующих должностных лиц. По опубликованным оценкам – они очень разнятся, – в России ежегодно регистрируется до 30 млн заявлений о преступлениях. Около 3 млн преступлений регистрируется, возбуждается уголовных дел. Выносится около 7 млн постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел. То есть объем работы увеличится по крайней мере вдвое. Готовы ли наши органы расследования к этому ресурсно?

Как я уже говорил, прекращение уголовного дела – процедура непростая. Но те юрисдикции, которые приняли концепцию тотального предварительного расследования всех сообщений, считают это оправданным. Вот интересная статистика. В ФРГ прокуратура, а в соответствии с местным законом она компетентна в этой сфере, прекращает ежегодно более 56% уголовных дел!

Что можно предложить в нашей ситуации с учетом наших экономических, социальных и политических реалий?

Первое. Жестко установить предельные сроки предварительной проверки заявлений.

Второе. После вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела разрешить заявителю и его защитнику ознакомление со всеми материалами проведенной проверки для подготовки мотивированной жалобы. Сейчас это невозможно.

И третье: установить подследственность проверки. То есть проверку должны проводить те органы, к подследственности которых относится предполагаемое преступное деяние. В случае сомнений решение принимает прокурор.

Думаю, это поможет избежать недоразумений на самой ранней стадии уголовного процесса, а возникающие эксцессы могут быть разрешены без лишней аффектации. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(1)


dlz 19:56 21.12.2020

Нет, они готовы. Верховный Главнокомандующий каждую неделю получает папочку. где написано: Кто, Где и Сколько. Следователи в один голос говорят, что им командуют - дела не двигать. Дело не в следователях.



Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


3. Осенью в России случился аптечный коллапс

3. Осенью в России случился аптечный коллапс

Сбой в системе маркировки лекарств и проблемы с их госзакупками привелик острейшему кризису

0
5695
Зорькина назначают президентом по прецедентам

Зорькина назначают президентом по прецедентам

Екатерина Трифонова

Решения Конституционного суда станут обязательными для исполнения отечественной Фемидой

1
3974
Глобальная климатическая юстиция может стать реальностью

Глобальная климатическая юстиция может стать реальностью

Анатолий Комраков

Зеленая трансформация грозит несырьевому экспорту из России

0
2591
За отравленного Навального заступились 56 государств

За отравленного Навального заступились 56 государств

Иван Родин

Соратники оппозиционера продолжили информационную атаку на Путина

0
4608

Другие новости

Загрузка...