0
1142
Газета Проза, периодика Печатная версия

29.07.2020 20:30:00

Сад расходящейся фальши

Бойтесь «чайников», дары приносящих

Тэги: проза, фантастика, постмодернизм, изобретатели, реальности, слон, животные, убийство, борхес, марк шагал


13-1.jpg
Владимир Покровский.
Фальшивый слон.
Переключения Константина
Архаровского, рассказанные
им самим: Повесть. – М.,
2020. – 216 с.

Эта книга вышла мизерным тиражом, но очень хочется, чтобы ее заметили…

Владимир Покровский – лауреат ряда литературных премий, в том числе спецпремии «НГ» «Нонконформизм», яркий представитель так называемой четвертой волны российской фантастики, поднявшейся в 80-е годы, автор романов «Танцы мужчин», «Дожди на Ямайке», «Пути-Пучи», «Персональный детектив», нескольких повестей и множества рассказов и миниатюр. Его фирменный прием – соединение традиции классической НФ с элементами сюрреализма и постмодернизма. В его новой повести (или небольшом романе) также научная фантастика сочетается с фантасмагорией и абсурдом. Точнее, все начинается как традиционная, даже заурядная, построенная на штампах НФ, а потом превращается в жестокий сюр.

Герой – журналист, научный обозреватель «в одном полуглянцевом журнале, который, судя по всему, скоро сдохнет». Он привык иметь дело со всевозможными «чайниками», изобретателями вечных двигателей или антигравилетов, но Эдуард показался ему не таким. «Если бы он сказал: «Я знаю, как управлять вероятностью», – я бы с досады всплакнул. «Чайники» всегда знают. Но он сказал: «Я умею». Константин поверил Эдуарду, и тот продемонстрировал свое изобретение – прибор, который «переключает» реальность. Он называется «усижел» – «усилитель желаний». Это не единственный неологизм в произведении, и китчевость этих названий превращается в стилистический прием, еще глубже погружающий читателя в мир абсурда. То Борхес вспоминается, то Марк Шагал.

Изобретатель Эдуард передает Константину «усижел». После этого следует череда неожиданных Переключений (именно так – с большой буквы) одного мира на другой – чем-то похожих друг на друга, в чем-то отличающихся… Каждый поворот неожиданный до предела.

Вскоре выясняется, что прибор вовсе не выполняет желания своего владельца, а переносит его в другую реальность – очень часто более страшную, чем предыдущая. Это не подарок, а тяжелое испытание. Точнее, наказание – за преступление, которое герой еще только совершит в будущем.

13-4.jpg
Фантастика, любовь и постмодерн...
Иллюстрация из книги
Произведение непривычно для прозы метафорично. В одном из миров герой видит готический собор, украшенный фигурами экзотических животных, созданных скульптором, который не видел оригиналов. Этих зверей ему описали, и они получились похожими, но неуловимо фальшивыми. Так же фальшивы миры, в которые попадает Константин. Он теряет семью, работу и даже свое имя. В довершение становится убийцей. Особую атмосферу отстранения придают книге иллюстрации Алексея Филиппова.

Все же по насыщенности действия и количеству сюжетных линий, пусть и пунктирно набросанных, но очень точных и ярких, «Фальшивый слон» – роман. Только маленький.






Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Мы к тебе со всей душой

Мы к тебе со всей душой

Александр Гальпер

Любовь к поэтессе Ирочке, ее друг гей Карло и пандемия

0
2012
Очнулась я в дешевых серых брюках

Очнулась я в дешевых серых брюках

Павел Козлоff

Девочка в сценическом пространстве жизни

0
203
Немамлеевская метафизика

Немамлеевская метафизика

Княз Гочаг

Роман-проповедь о наших временах и им предшествовавших

0
834
Хочу любиться

Хочу любиться

Игорь Михайлов

Петербургская нота нового Кандида

0
1226

Другие новости

Загрузка...