0
1176
Газета Проза, периодика Печатная версия

31.01.2024 20:30:00

Куда заводят квесты

Ложная исповедь, эскейп и перформанс

Тэги: проза, квест, письма, любовь, санктпетербург, петропавловская крепость, философия, эзотерика


4-14-2480.jpg
Хотите яблочек со светодиодного древа?
Фото Евгения Никитина
В современном обществе духовность, освобождаясь от магико-религиозных корней, обретает любопытные модусы. Ковчегом для человека нашего времени становятся школы личностного роста, семинары, прокачивающие soft-skills, и прочее в том же духе. Связь индивидуума с высшим универсальным началом осуществляют на выездных практикумах и интенсивах. «Духовное» ныне – это увлекательный и, как правило, монетизированный контент. Его можно скроллить, как скроллит изображения первобожеств главный герой нового романа Натальи Шуниной Иван, когда вдруг его пронзает понимание того, что произошло с ним в момент потери сознания на одном из шоковых семинаров и как с этим связана Вера – его сумрачная возлюбленная.

Скандальные письма Веры, в которых обнаруживается небесный и инфернальный бестиарий Санкт-Петербурга – все эти единороги на площади Лабиринта у филологического факультета, змеи, быки, возникающие в тексте не как памятники, но как суммы знаков, порождающие новые значения и эти значения опровергающие, – заставляют поставить вопрос: птица душа или марионетка? О свободе пишет автор или о рабской человеческой сути?

Одним из примеров заражения сознания чуждыми абсурдными идеями является странная коммуникация Ивана и пистолета, переданного Верой. Иван лежит в питерской гостинице, дожидаясь очередного письма возлюбленной. Выкладывая себе на живот пистолет, он как будто «ощупывает» предмет вещного мира и в итоге ощущает его как дар любви.

В «Ковчеге Иоффа» механизмы такого заражения сознания обнажены. Они составляют одну из драматических линий. Плутая обширными лабиринтами эзотерики, которые теперь мимикрируют под модные течения и даже бренды, но эзотерикой уже лет двадцать как всерьез не считающиеся, Иван приходит к пониманию системы. И система готова его покарать.

Письма Веры – это исповедь в жанре квеста-триллера. По сути, перед нами ложная исповедь, столь милая сердцу автора данной рецензии в мировом худлите, и трюк. Фальшь ее заключается не в том, что Вера говорит неправду. В малейших нюансах как раз она искренна, раскрывает много темных своих опытов. Подлость кроется в цели и формате.

4-14-12250.jpg
Наталья Шунина.
Ковчег Иоффа.– М.: Флобериум /
 RUGRAM, 2023. – 252 с.
Вера – тип девушки своего времени. Она создает свои письма в жанре квеста, который должен закончиться у Ворот смерти в Петропавловской крепости. И вот тут форма становится содержанием. Форма намекает на вещи более масштабные, чем странные отношения героини с отчимом и расшатывание психики Ивана.

Популярность квестов сегодня определенно свидетельствует о сдвигах в восприятии человеком виртуального и реального. Если перефразировать знаменитое высказывание о том, что душа человека томится в клетке его тела, сейчас душа – пленница эскейп-рума. Точнее, и души у него не стало. Душу демифологизировали. Сейчас принято говорить о сознании. Оно-то и есть пленник эскейп-рума.

Вера совмещает два вида квеста – эскейп и перформанс, соль которого в получении адреналина. Она исповедуется не ради того, чтобы быть услышанной, понятой. Она занимается этим, преследуя совсем иные личные цели.

В некотором смысле роман Шуниной продолжает мифологизацию современного человека: раньше он был, а потом «съел яблочко со светодиодного древа и сам для себя исчез». Он желает свободы, мечтает вырваться из эскейп-рума. Привыкнув слушать треки со «звуками природы», он жаждет наконец услышать пение птиц и обалдеть от этой красоты. Человек хочет жить.

Повествование заканчивается в саду камней монастыря Рёандзи. На ровном поле размещены пятнадцать камней, но взору наблюдателя открывается только четырнадцать, а пятнадцатый всегда остается невидим. Иван сидит в саду и понимает загадку древнего архитектора. Так и заканчивается роман: «Я жив». Жив не герой, живо его «Я». Пятнадцатый невидимый камень.

Итак, перед нами отлично написанный, а местами прямо-таки крышесносный роман о поисках человеком свободы и чистого источника в эпоху, когда сама идея источника профанирована.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Один солдат на свете жил

Один солдат на свете жил

Алексей Смирнов

К 100-летию со дня рождения Булата Окуджавы

0
2026
Ему противны стали люди

Ему противны стали люди

Дмитрий Нутенко

О некоторых идеях прошлого сейчас трудно говорить, не прибегая к черному юмору

0
335
Штурмуя небеса

Штурмуя небеса

Артем Комаров

О феномене творчества Андрея Бычкова

0
965
Пламенное вдохновение без пощады к себе

Пламенное вдохновение без пощады к себе

Валерий Вяткин

К юбилею поэтессы Юлии Друниной

0
1509

Другие новости