0
11179
Газета Печатная версия

14.03.2022 17:22:00

Политическое измерение европейского газового рынка

В геополитической борьбе против Москвы Вашингтон используют ископаемое топливо

Сергей Жильцов

Об авторе: Сергей Сергеевич Жильцов – доктор политических наук.

Тэги: ес, газовый рынок, энергетическая политика, декарбонизация, сша, спг, украина, военная спецоперация, демилитаризация, защита, донбасс

Все статьи по теме "Санкционные войны"

Все статьи по теме "Специальная военная операция в Украине"

ес, газовый рынок, энергетическая политика, декарбонизация, сша, спг, украина, военная спецоперация, демилитаризация, защита, донбасс Решение ЕС о диверсификации поставок голубого топлива в сочетании с антироссийскими санкциями привело к превращению «Северного потока – 2» в памятник холодной войне. Фото Reuters

Европейский газовый рынок находится под влиянием ряда факторов, которые повышают его нестабильность и делают непредсказуемым экономическое развитие в целом ЕС. В последнее десятилетие ЕС проводил политику, направленную на снижение зависимости от поставок российского природного газа и расширение числа альтернативных источников. Снижение объемов поставок газа из России и замещение его поставками из других стран были фактически провозглашены приоритетом европейской энергетической политики. Энергетическую политику ЕС дополнило Европейское зеленое соглашение, предполагающее декарбонизацию энергетического сектора и превращение Европы к 2050 году в климатически нейтральный континент. Данная стратегия усилила политизацию вопросов, связанных с поставками российского газа, которые стали рассматриваться через призму санкционной политики Запада.

На энергетическую политику ЕС активно влияли США, последовательно выступающие против российских поставок на европейский газовый рынок. В этом контексте американская сторона реализовывала политику в отношении российского проекта «Северный поток – 2», развернув против проекта информационную кампанию и оказывая давление на структуры, принимающие участие в его реализации. Одновременно США увеличили поставки собственного сжиженного природного газа (СПГ), выступая за расширение поставок углеводородов из Катара и Каспийского региона. При этом политические заявления о необходимости расширения географии поставок из Северной Африки и Восточного Средиземноморья не подкреплены реальными мощностями. В результате в последний год ЕС столкнулся с резким повышением цены на природный газ, что уже оказало значительное влияние на развитие экономик европейских государств.

Несмотря на негативное влияние высоких цен, ЕС не изменил своих позиций относительно сотрудничества с Россией в газовой сфере, хотя и согласился решать вопрос о «Северном потоке – 2». Однако в феврале 2022 года, после начала Россией специальной военной операции в Донбассе, перспективы введения в строй «Северного потока – 2» были сведены к нулю.

Демонтаж системы поставок

На протяжении десятилетий СССР, а затем и Россия экспортировали природный газ в ЕС. Российская сторона выступала в качестве надежного поставщика углеводородных ресурсов, поставляя их на европейский рынок.

В начале XXI века ситуация стала меняться. Интерес к европейскому рынку стали проявлять США, которые последовательно наращивали добычу сланцевого газа. В итоге США стали стремиться потеснить Россию на европейском рынке, притом что в ЕС происходило снижение собственной добычи, что усиливало зависимость от импорта газа из России. Данная ситуация стала расцениваться в качестве угрозы энергетической безопасности для европейских государств. Эти оценки поддерживали США, которые стремились усилить собственные позиции на европейском газовом рынке. Инициированные Украиной так называемые газовые кризисы 2006 и 2009 годов стали поводом для того, чтобы поставить под сомнение надежность России как поставщика газа на европейский рынок.

ЕС при участии США стал продвигать тезис о ненадежности российских поставок углеводородного сырья, подчеркивая возросшую уязвимость и зависимость от российских поставок. Действия украинской стороны в 2006 и 2009 годах, которые привели к временным перебоям, стали поводом для обвинений России в нарушении договоренностей и разработки новой энергетической политики ЕС. Несмотря на отсутствие перебоев в доставке нефти и газа на европейский рынок в последующие годы, ЕС при активном участии США, акцентировал внимание на возросшей уязвимости европейского газового рынка. Позиция ЕС не изменилась после введения в строй в 2011 году газопровода «Северный поток» мощностью 55 млрд куб. м в год. Более того, европейские политики заняли жесткую позицию в отношении проекта «Северный поток – 2», который был завершен в 2021 году, хотя Германия импортирует около 57 млрд куб. м, Италия – около 22 млрд куб. м газа.

Курс на диверсификацию

В последние годы, проводя санкционную политику против России и реализуя конфронтационный курс в отношении Москвы, ЕС поддерживал новые маршруты поставок газа на свой рынок. Первый в Польше СПГ терминал был введен в строй в 2016 году. В том же году значительные объемы поставок СПГ стали поступать из США, что было связано с ростом добычи сланцевого газа. В целом политика Вашингтона в отношении европейского газового рынка в последние годы была сконцентрирована на двух аспектах: расширение доли СПГ, поставляемого из США, и противодействие реализации и началу работы газопровода «Северный поток – 2».

В 2020 году был реализован «Южный газовый коридор» для транспортировки азербайджанского газа в Италию и Грецию. В 2021 году Азербайджан поставил на экспорт около 10 млрд и в перспективе может выйти на рынок в лучшем случае с 30 млрд куб. м газа. Часть из них уйдет в Турцию. Кроме того, Азербайджан поставляет газ в Южную Европу. Однако подобные планы могут лишь дополнить, но не заменить российские поставки. В целом азербайджанский газ может оказать лишь небольшое влияние на состояние газового рынка Европы, который оценивается примерно в 400 млрд куб. м газа.

Помимо диверсификации источников получения углеводородов, ЕС предлагал комплекс мер, направленных на формирование трансграничной инфраструктуры поставок газа. Данные меры и поддержка новых источников получения газа расширяли географию импорта, позволяли оказывать давление на российскую сторону, однако не вели к принципиально иной конфигурации сил на европейском газовом рынке.

Сильная зависимость от внешних поставок подталкивала ЕС к принятию мер, направленных на снижение зависимости и уменьшение объемов потребляемого газа. В этом контексте была предложена «зеленая сделка», которая среди многих задач предполагает снижение использования ископаемых ресурсов. Однако данный курс также не может дать быстрый результат для ЕС, сохраняя зависимость от внешних поставок. Пока ЕС имеет ограниченные возможности для смены поставщиков газа, получая большую часть углеводородных ресурсов по трубопроводам.

4-12-1480.jpg
Американский сланцевый газ, добываемый
методом гидроразрыва пласта, начинает
завоевывать Европу. Фото Reuters
Делая политические заявления о необходимости освободиться или снизить зависимость от России в сфере поставок газа, ЕС сталкивался с определенными трудностями. Добыча природного газа в ЕС, которая всегда осуществлялась в небольших объемах, в последнее десятилетие снижалась. С 2013 по 2018 год добыча природного газа в ЕС сократилась на 30%. Еще до выхода Великобритании из ЕС эта страна совместно с Нидерландами добывала около 35 млрд куб. м газа, хотя в последние годы добыча в этих странах также снижалась.

В последние годы на Россию приходится около трети поставок газа, которые идут на европейский рынок. В целом из стран, не входящих в ЕС, поступает до 80% газа. Так, на Норвегию приходится около 30%, на Алжир – примерно 10%, на Катар – около 5%.

Длительное время основным источником добычи газа выступали месторождения в Северном море. Норвегия, не являясь членом ЕС, добывала значительный объем природного газа, который затем поставлялся на рынки ЕС. Однако сложности с разработкой ресурсов привели к уходу из региона ряда компаний, среди которых ConocoPhillips, Chevron, Marathon. В результате в Норвегии снижается добыча природного газа. Новые месторождения в Северном море требуют дальнейшего изучения как сроков их разработки, так и условий поставки на рынки. В итоге политика ЕС усилила неопределенность на европейском газовом рынке, который вступил в период высоких цен.

Роль катарского сырья

На фоне резкого взлета цен ЕС активно стал искать дополнительные источники получения газа. В качестве одного из поставщиков газа на европейский рынок рассматривается Катар. Однако пока Катар не располагает свободными объемами газа, способными кардинально изменить ситуацию на европейском рынке.

В последние годы Катар производил примерно 80 млн т СПГ в год, рассчитывая выйти к 2026–2027 годам на уровень в 110 млн т. В 2024 году должен быть введен в строй терминал по сжижению природного газа Golden Pass, который находится в совместной собственности Qatar Energy и ExxonMobil. Соответственно, речь может идти о частичной замене российского газа. При этом стоимость катарского газа может быть выше, что, впрочем, не останавливает ЕС реализовать планы по отказу от российского газа.

Катар проводит политику, направленную на максимальную реализацию производимого СПГ и заинтересован увеличить долю газа, который должен поставляться по долгосрочным контрактам. На долю ЕС приходится в среднем около 30% СПГ. Соответственно газ из Катара не окажет существенного влияния на газовый рынок Европы и может лишь скорректировать ситуацию, снизив дефицит газа. В последние годы из Катара увеличились поставки газа в Польшу, Францию, Италию. Это позволило ему расширить свое присутствие на европейском газовом рынке.

Потенциально Катар и США, которые призывают Доху перенаправить свой СПГ в Европу, способны покрыть все текущие поставки российского газа. Однако для этого им придется на 70% сократить экспорт в Азию и полностью остановить продажи газа в Южную Америку. Подобная политика спровоцирует новый виток роста цен на газ. Кроме того, для переработки дополнительных объемов газа требуется необходимая инфраструктура для регазификации.

Пока газовый рынок ЕС не является приоритетом для энергетической стратегии Катара. В газовой политике Катара рынок ЕС играет скорее вспомогательную роль, позволяя направлять на него излишки газа. Катар делает ставку на азиатский газовый рынок, который остается его приоритетом. Поставки в Европу могут осуществляться в краткосрочном периоде, и кардинально менять свою политику Катар не собирается. Тем более что с Европой, выступающей против долгосрочных контрактов, еще предстоит договариваться. В частности, Катар предлагает ввести запрет на перепродажу поставленного газа за пределы ЕС; прекратить антимонопольное расследование; заключить кратко- и долгосрочные контракты, способные обеспечить постоянные продажи катарского газа. Данные требования Катара противоречат политике ЕС, который в последнее десятилетие продвигал подход, предполагающий отказ от долгосрочных контрактов. В любом случае Катар заинтересован сохранить свою долю на азиатском рынке и одновременно в перспективе расширить свое присутствие на европейском газовом рынке. При этом он не намерен жертвовать поставками газа в Азию, где идет жесткая конкуренция с Австралией и США. В этом контексте предложения США поставлять в Европу катарский газ выглядят не только как помощь европейским партнерам, но и как попытки американской стороны усилить свои позиции.

Топливо Соединенных Штатов стремится в ЕС

В борьбе с Россией на украинском направлении США активно используют европейские страны, все сильнее зависящие от поставок американского СПГ. В конце 2021 года США обогнали Катар и Австралию, которые до этого лидировали в мире в поставках СПГ. Европейские страны стали приобретать американский СПГ. Кроме того, в 2021 году США увеличили поставки газа в Китай, потеснив Катар. Более того, в том же году США заключили договор о поставках газа в Китай, который ежегодно будет закупать 0,9 млн т американского СПГ.

Таким образом, ситуация на газовом рынке Европы, как и в целом внешнеполитический курс ЕС, развивается на фоне политической активности США, которые стремятся добиться преимуществ для своих поставщиков. В борьбе за европейских потребителей США активно используют украинский фактор, а также новые санкции против России. Однако за антироссийской политикой и вовлеченностью в украинские дела в тени остается энергетическая политика США, намеренных значительно усилить свои позиции на газовых рынках. В последние годы США нарастили мощности по экспорту СПГ, которые оцениваются в 70 млн т газа. Помимо этого строятся новые мощности, оценивающиеся в дополнительные 80 млн т. Включение их в строй выведет США в число лидеров по поставкам СПГ, позволив потеснить на газовом рынке Австралию и Катар. В этом контексте понятна позиция США, которые выступают против введения в строй «Северного потока – 2». Очевидно, что начало его работы фактически сделает ненужными поставки на европейский газовый рынок американского СПГ.

Перспективы

Призывы снижать закупки российского газа и заменить их другими источниками в основном имеют политическое звучание. Дополнительных свободных объемов СПГ нет. Следовательно, ЕС либо должен пересмотреть свою политически мотивированную позицию в отношении российского газа, либо идти прежним курсом, создавая условия для сохранения высоких цен на европейском газовом рынке. Неготовность пересмотреть энергетическую политику ведет к тому, что газовый рынок ЕС по-прежнему будет находиться под сильным влиянием ценовых и геополитических факторов. Данная проблема усугубляется снижением добычи в странах ЕС. При этом ЕС не приблизился к добыче сланцевого газа, непростой период переживает ядерная энергетика в европейских странах. Наконец, Европа сталкивается с влиянием глобальной инфляции. В европейских странах уже возросла стоимость продукции в разных секторах экономики, а также тарифы в сфере коммунальных услуг.

Политика, направленная на отказ от долгосрочных контрактов, оказала негативное влияние на европейский газовый рынок. Высокие цены не только отрицательно влияют на развитие экономики ЕС, которая зависит от газа, но и в долгосрочной перспективе снизят геополитическое влияние европейских стран. В условиях новой энергетической политики («зеленая сделка») ЕС может столкнуться с новыми проблемами в газовой сфере.

С учетом складывающихся тенденций СПГ не только останется востребованным в будущем, но и превратится в один из ключевых факторов газового рынка. В то же время ситуация в Европе продемонстрировала, что отказ от долгосрочных поставок из России был продиктован политическими мотивами. Европейские страны длительное время критиковали долгосрочные контракты, заключенные с российской компанией «Газпром». Однако ставка на спотовый рынок показала свою уязвимость и непредсказуемость, что привело к росту цен на газ.

Ценовые скачки на европейском газовом рынке, наблюдаемые с 2021 года, отсутствие стабильных поставок и борьба против «Северного потока – 2» показывают, что европейский газовый рынок вступил в новый этап развития. ЕС пока не рассматривает варианты возвращения к заключению долгосрочных контрактов на поставку газа из России по трубопроводам. Соответственно сохраняются предпосылки для сохранения высоких цен на газ в европейских странах, на которые в последнее время сильное влияние оказывает геополитическая ситуация вокруг Украины. 


статьи по теме


Читайте также


В парламенте Грузии назвали имена предателей и врагов

В парламенте Грузии назвали имена предателей и врагов

Юрий Рокс

В Тбилиси может начаться "охота на ведьм"

0
2641
Голый с зонтиком, токование глухаря и миллиарды в топку

Голый с зонтиком, токование глухаря и миллиарды в топку

Петербургский форум заставил подумать о коллективной солидарности ближайших союзников России

0
3179
Количество украинских пленных растет за счет иностранных наемников

Количество украинских пленных растет за счет иностранных наемников

Наталья Приходко

Посол ЛНР в России утверждает, что многие останутся в Донбассе навсегда

0
3023
Россия против Запада: 210 лет спустя

Россия против Запада: 210 лет спустя

Владимир Винокуров

Что подсказывает нам опыт Отечественной войны 1812 года

0
969

Другие новости