0
1829
Газета Non-fiction Печатная версия

20.10.2021 20:30:00

По золотому стандарту

Дружба с Блоком и ссоры со Шмелевым

Тэги: филология, литературоведение, георгий иванов, адамович, блок, шмелв, литературный институт


40-15-1480.jpg
Не первый, а единственный поэт эмиграции
Георгий Иванов.  Григорий Гидони.
Неоконченный портрет  Георгия Иванова.
Иллюстрация из книги
Осенью 1957 года известный критик русского зарубежья Георгий Адамович писал о своем закадычном друге, ставшем на долгое время не менее непримиримом недругом, Георгии Иванове: «Жорж не столько первый поэт в эмиграции, сколько единственный, ибо, читая то, что сочиняют другие, я прихожу в уныние и недоумение». Двойственное признание: ведь единственным можно быть лучшим среди худших. Особенно если учесть, что при всей противоречивости, а зачастую и поверхностности как критика Адамович сам был серьезным и чрезвычайно требовательным к себе поэтом… А ведь если отнестись к поэзии Георгия Иванова (1894–1958) формально, с точки зрения метра, ритма, особенностей строфики, то нельзя не отметить ее совершенство, близкое к «золотому стандарту». Не менее глубоко и ее содержание… Впрочем, обо всем этом идет речь в рецензируемой книге. В основу коллективной монографии легли материалы II Международных научно-литературных чтений, посвященных 125-летию со дня рождения Иванова и прошедших в Литературном институте им. Горького в ноябре 2019 года. Докладчики касались всех аспектов ивановского наследия: поэзии, прозы, мемуаристики, места писателя в отечественной литературе.

Так, Мария Козлова (Москва) обращала внимание на такую особенность творчества Иванова, как «двойное зрение» – умение достигать объективности, одновременно изображая явление зачастую с прямо противоположных сторон. А Татьяна Зенн (Мерсбург, Германия) подробно проанализировала «стихотворение в прозе» «Распад атома». Исследуя историю создания текста и критические отзывы, Зенн приходит к выводу, что «Распад...» является ключом ко всей поэзии знаменитого эмигранта. Одной из наиболее сложных тем, поднятых еще при жизни Иванова, был вопрос о достоверности его мемуаров, а в дальнейшем среди историков литературы к ним скептически относился покойный Николай Богомолов.

40-15-11250.jpg
Георгий Владимирович Иванов:
Новые исследования
и материалы: 1894–1958:
Коллективная монография /
Сост. Р.Р. Кожухаров (отв. ред.),
И.И. Болычев, С.Р. Федякин.– М.:
Литературный институт им.
А.М. Горького, 2021. – 544 с.
Исследования московских историков литературы Леонида Кациса или Евгении Ивановой на основе разнообразных документальных свидетельств показывают, что воспоминания поэта в достаточной степени правдивы. Хотя, как отмечает Иванова, нередко фактология присутствовала в них в минимальном объеме, а ее дефицит поэт восполнял щедрыми заимствованиями из чужих воспоминаний. Например, в очерке об Александре Блоке (в книге впервые приведены его письма автору «Незнакомки») Иванов использовал воспоминания их общего знакомого литератора Георгия Чулкова. Возможно, критика мемуаров Иванова современниками обусловлена не всегда простыми отношениями поэта с другими литераторами. Наталья Солнцева (Москва) пишет о неприятии автора «Лампады» Иваном Шмелевым, вызванном пристрастной рецензией на «Историю любовную» последнего. Подобная «литературная война» особенно парадоксальна, если учесть, что оба писателя были более чем консервативно настроены («правее меня только  стенка» – шутил над собой Иванов) и ориентировались на историческую национальную Россию. Конфликт во многом родственных душ был обусловлен разностью эстетических вкусов. Хотя нередко Иванов преодолевал свои субъективные оценки. Вера Терехина (Москва) приводит оценку поэта: «Левый марш» Маяковского жизненно отвратителен и художественно прекрасен». А про самого автора «Флейты-позвоночника» он писал: «Хотя и не люблю, но уважаю». Хотелось бы обратить внимание и на анализ «гармонии несоответствий», предпринятый Андреем Арьевым (Санкт-Петербург), исследования Марией Васильевой (Москва) и Иваном Есауловым (Москва) стихотворений «За столько лет такого маянья…» и «Свободен путь под Фермопилами…», рецепцию поэтом царствования Александра III в прозе, стихах и эпистолярном наследии, представленную Сергеем Дмитренко (Москва). Надеемся, что II Ивановские чтения будут не последними. Все-таки речь об исследовании творчества первого поэта эмиграции. Noblesse oblige.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Небанальные байки о чудесах

Небанальные байки о чудесах

Лариса Островская

12 рассказов – по-апостольски

0
994
Межгалактический передел власти

Межгалактический передел власти

Сергей Ключиников

Борьба против диктатуры организации «Единое Око»

0
962
Оппозиция не получит столицу для реванша

Оппозиция не получит столицу для реванша

Дарья Гармоненко

"Яблоко" и КПРФ ослабляют перед муниципальными выборами 2022 года

0
1813
И на том свете всех построит

И на том свете всех построит

Елена Семенова

Ушла из жизни писатель, литературовед Мариэтта Чудакова

0
701

Другие новости

Загрузка...