0
3577
Газета Non-fiction Печатная версия

27.09.2023 22:03:00

Отречение вместо смуты

Политик и генерал против императора

Тэги: история, россия, мемуары, гражданская война, николай II, черное море, черчилль

Николай Базили. Воспоминания дипломата императорской России. 1903–1917.– М.: АЙРИС-пресс, 2023. – 384 с. (Библиотека истории и культуры).

35-15-1480.jpg
Даже не соглашаясь с Николаем II,
генерал Михаил Алексеев оставался
верен своему государю.  Фото 1918 года
из Государственного музея
политической истории России
Эта книга не хроника внешнеполитической жизни двух последних предреволюционных десятилетий. Хотя ее автор, продолжая семейную традицию (отец был главой Первого департамента МИД и одним из архитекторов Мирной конференции в Гааге в 1899 году), занимал должность директора Дипломатической канцелярии при штабе Верховного главнокомандующего.

Дело в том, что Николай Базили (1883–1963) нередко оказывался вовлеченным в процессы, выходившие за пределы привычной ему службы. Иногда он оставался пассивным зрителем, как, например, в недоброй памяти 9 января 1905 года, когда увидел столкновение демонстрантов с войсками у Нарвских ворот, а вечером того же дня вновь попал под пули на углу Невского проспекта и набережной Мойки. Позднее мемуарист объяснял пролившуюся кровь тем, что «солдаты не смогли сохранить хладнокровие».

Правда, чаще участие Базили было осознанным и связанным с профессиональными обязанностями. Так, он составил записку «О целях наших на проливах» (1914 год), которая послужила основой для последующего признания странами Антанты интересов России в Черном и Эгейском морях и праве на аннексию проливов Босфор и Дарданеллы.

Не менее существенна его роль и в дни Февральской революции 1917 года, когда он вновь был вынужден выйти за дипломатические рамки. Ведь именно Базили начальник штаба Верховного главнокомандующего (то есть Николая II) генерал Михаил Алексеев поручил составить текст манифеста, дарующего ответственное министерство (парламентскую монархию).

Важно иметь в виду, что проект ответственного министерства обсуждался Алексеевым с великим князем Сергеем Михайловичем и командующим Юго-Западным фронтом генералом Брусиловым до того, как был представлен самому государю.

35-15-11250.jpg
Николай Базили. Воспоминания
дипломата императорской
России. 1903–1917.– М.:
АЙРИС-пресс, 2023. – 384 с.
(Библиотека истории и культуры).
Не последнюю скрипку сыграл политик и в трагедии отречения, когда поднял вопрос об уходе монарха. «Нельзя терять ни минуты. Становилось все более очевидным, что решения, приемлемые сегодня, были невозможны уже на следующий день. Рано утром 2 (15) марта я посоветовал генералу Алексееву безотлагательно вызвать председателя Думы на разговор по прямому проводу и договориться с ним о том, как положить конец развитию революционного движения. Принятое решение было бы сразу представлено на одобрение главнокомандующими армиями и подано от имени Думы и армии на утверждение императору. Я составил для этого черновик телеграммы». Правда, Алексеев, «не желая ускорять события, не подписал его. Однако он попросил меня подготовить для него юридическую записку о проблемах, возникающих в связи с возможным отречением императора».

Дальше все, увы, шло практически по сценарию Базили: текст телеграммы разговора только не Алексеева, а командующего Северным фронтом Николая Рузского со спикером Думы Михаилом Родзянко, в котором описывался весь драматизм сложившейся ситуации, разослали командующим, а затем с их комментариями передали Николаю II. После того как государь согласился с приведенными доводами о необходимости его ухода, Алексеев попросил своего верного помощника составить соответствующий текст. «Вложите в это всю свою душу», – добавил он».

Касаясь роли Алексеева, которого уже в годы Гражданской войны обвиняли в заговоре и предательстве монарха, Базили пишет, что тот ранее, даже не соглашаясь с царем, «как верный солдат (…) всегда оставался верен своему государю». Но после того как понял, что лишь отречение может остановить начавшуюся смуту, «приложил к этому все влияние своего авторитета. Противостоять этому означало бы прибавить к внешнему конфликту и Гражданскую войну». И здесь генерал Алексеев оказался солидарен с политиком Базили.

В итоге они получили не только трагедию отречения и продолжение внешнего конфликта, но и Гражданскую войну, которую так искренне хотели избежать. Как там у другого политика – Уинстона Черчилля: «У вас был выбор между войной и бесчестьем. Вы выбрали бесчестье, теперь вы получите войну».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Без гвоздя в голове

Без гвоздя в голове

Андрей Мартынов

Взаимные ошибки на путях к катастрофе

0
1173
Забыв личные страдания

Забыв личные страдания

Мартын Андреев

Морские трагедии и спасшийся Паустовский

0
520
Граф-партизан

Граф-партизан

Виктор Леонидов

Судьба русского Лоуренса Аравийского

0
620
Символ Холокоста

Символ Холокоста

Владимир Соловьев

Анна Франк навсегда осталась в том возрас­те, в каком погибла в концлагере Берген-Бельзен

0
595

Другие новости