1
3811
Газета Персона Печатная версия

27.01.2021 20:30:00

Писатель без читателя – как каннибал на необитаемом острове

Мария Залесская о «шести К»: камин, кресло, кофе, кот, книга и клетчатый плед

Тэги: кант, гегель, шеллинг, германия, вагнер, лист, биографии, молодая гвардия, цезарь, анна павлова, жзл

Залесская Мария Кирилловна – писатель, заместитель главного редактора издательства «Молодая гвардия». Окончила Государственный музыкально-педагогический институт им. Ипполитова-Иванова. Специалист по истории музыки и истории Германии ХIX века. Написала несколько книг о короле Людвиге II Баварском, Рихарде Вагнере, Ференце Листе (серия ЖЗЛ; «Молодая гвардия»), сборник рассказов «Хвост судьбы» (2014) (под псевдонимом Лана Мациевская).

кант, гегель, шеллинг, германия, вагнер, лист, биографии, «молодая гвардия», цезарь, анна павлова, «жзл» Мария Залесская: «К своей книге о Вагнере я шла 15 лет». Памятник Вагнеру в городе Байройт (Германия). Фото Романа Берченко

Книга Марии Залесской «Вагнер» вызвала большой интерес в России и в Германии. С Марией ЗАЛЕССКОЙ побеседовала Виктория БАЛАШОВА.

– Мария Кирилловна, ваши книги в основном посвящены музыке и Германии, чему, как я понимаю, весьма способствовало полученное образование. А почему выбор пал именно на это учебное заведение? Любовь к предметам ваших исследований зародилась еще в детстве?

– Я очень благодарна своей alma mater; у меня были прекрасные педагоги. Низкий им поклон! А почему именно ГМПИ им. Ипполитова-Иванова? Так сложилась жизнь. Я занималась при этом учебном заведении на подготовительных курсах, затем поступила в училище. Следующим шагом стал институт. Учась на вокальном отделении, я очень увлеклась музыкальной литературой. Еще будучи студенткой, начала писать. Постепенно писательский труд стал основным. Хотя я и попреподавать успела! А вот с Германией история отдельная. С раннего детства помню совсем недетские книги, которые стояли на почетном месте в домашней библиотеке: «Кант», «Гегель», «Шеллинг»… Эти тома написаны философом-германистом Арсением Владимировичем Гулыгой, дядей моего отца, художника Кирилла Мордовина. Именно Арсений Владимирович сказал мне однажды (я была еще совсем девчонкой): «Ты должна писать и заниматься Германией!» Я выполнила этот завет: в знаменитой серии «ЖЗЛ» вышли мои книги «Вагнер», «Ференц Лист» и «Людвиг II». Теперь я не только автор, но еще и заместитель главного редактора издательства «Молодая гвардия», где в свое время издавался Гулыга. Повторю – так «закольцевалась» жизнь!

– Как появилась ваша первая книга? Некоторые говорят, что толчок к написанию книги дается свыше. Пришло свыше или путем более рациональным? И с чего вы начали – с художественного произведения или с публицистики?

– К своей книге о Вагнере я шла 15 лет. Начав серьезно интересоваться этим композитором еще в институте, впоследствии я продолжила свои изыскания. Критическая масса накопленного материала однажды просто заставила меня взяться за книгу. Свыше кое-что тоже приходило. Но это очень личное. Строго говоря, биография Вагнера – не первая моя книга. Но первая из тех, что я считаю, скажем так, настоящими. Получается, что я начала с нон-фикшен.

– Кого вы считаете своими учителями в литературе? Существуют ли для вас непререкаемые авторитеты – писатели или поэты, чей талант вы никогда не поставите под сомнение?

– Во многом учителем в литературе был для меня мой муж, историк Константин Залесский. Кстати, он тоже специалист по истории Германии. Только военной, а не «музыкальной». Что касается авторитетов, то для себя я бы этот вопрос сформулировала по-другому. Помните расхожую фразу: «голосуй сердцем»? В литературе я как раз всегда «голосую сердцем». Не авторитет, а любимый, старый добрый друг, книгу которого чаще остальных кладу под подушку, перечитывая не один раз. Мне повезло! Таких «литературных друзей» у меня много – и поэтов, и писателей – и количество их только растет. Никого конкретно называть не буду, вдруг остальные обидятся? Лучший отдых для меня – чтение. Знаете уютное правило «шести К»? «Камин, кресло, кофе, кот, книга и клетчатый плед». Кот в моем случае заменяется псом. А так все в точку!

– Бывает, писатель снисходительно относится к читателю, к его уровню – мол, читают нынче все подряд и хорошая литература в загоне. Насколько вам нужен читатель – его отзывы, комментарии, вопросы?

– Ну, писатель без читателя – это как каннибал на необитаемом острове! Если кто-то из писателей говорит, что читатель ему не нужен, то однозначно лукавит. Тогда можно просто писать в стол; зачем же издавать? Если писатель принес свою книгу в издательство, то он априори хочет, чтобы ее прочло как можно больше людей. Конечно, среди них люди абсолютно разные. Кто-то более доброжелателен, кто-то менее – ну и что? Я очень люблю общаться с читателями. Это ведь так интересно! Можно узнать что-то новое, найти близких по духу людей, с кем-то от души поспорить. (Оставим за бортом тех, кто лишь самоутверждается за счет автора, стараясь сказать гадость просто ради гадости.) Вы говорите, хорошая литература в загоне? Давайте честно! Вся книжная отрасль в загоне. Государственной поддержки у нее практически нет. Вот, к примеру, в Германии льготное налогообложение у аптек и книжных магазинов. И там вместо бутиков и супермаркетов открываются книжные магазины. А у нас? Увы, все происходит с точностью до наоборот…

– Как вы выбираете героев для написания биографий? Вы их всех любите или этот фактор не является решающим?

– В своей издательской деятельности (а «Молодая гвардия» в основном занимается именно биографиями) я сталкивалась с примерами авторов, которые приходят в издательство и говорят: «Скажите, кто вам нужен, а уж я напишу! Хоть биографию Цезаря, хоть Анны Павловой, хоть… да хоть кого!» С такими «биографами» мы не сотрудничаем. Мне кажется – это мое субъективное мнение, – настоящий биограф тот, кто потратил не один год собственной жизни на попытки понять жизнь другого человека. Этот «другой» становится частью тебя самого. Ведь чтобы понять, а не сочинить от себя истинную мотивацию героя, нужно смотреть на мир его глазами! А любовь… В какой-то точке пространства и времени встречаются герой и его биограф... Это как в семейной жизни. Они могут «сосуществовать» долго и счастливо, а могут «не сойтись характерами». Что касается лично меня, то, пожалуй, не я выбирала персонажа, а персонаж меня. Объяснить рационально не могу. Как не могу сказать, кто любимый: они все были, а теперь уже и остаются буквально членами моей семьи.

– Когда вы пишете биографию «замечательной личности», это детектив, клубок, который предстоит распутать, или в голове уже есть ясная картина происходившего? Часто ли во время написания открывается что-то новое, неожиданное?

– Почти всегда! Для того и пишется новая книга, чтобы открыть что-то новое – простите за тавтологию. Так что, конечно, это детектив со многими неизвестными! Даже структура книги в процессе написания может меняться. А уж содержание… Бывает, находишь всего лишь один какой-нибудь малюсенький фактик, и он в итоге переворачивает на 180 градусов ранее выстроенную концепцию. Кстати, работа над биографией Людвига II превратилась в настоящее историческое расследование!

– Недавно я узнала, что вы пишете рассказы, где главными героями являются собаки. Как пришла эта идея?

– Я несколько лет сотрудничала с журналом «Мир собак» под псевдонимом Лана Мациевская. Писала короткие рассказы про собак. Замечательный был журнал, очень жаль, что он закрылся. … Но собаки уже заняли в моей жизни очень прочное место. В 2014 году вышел мой первый сборник собачьих рассказов под названием «Хвост судьбы». С тех пор и не могу остановиться: все пишу да пишу, душой отдыхаю, сочиняя про какого-нибудь очередного Бобика. У меня единственный нерушимый принцип – рассказ должен быть в обязательном порядке позитивным. Никаких слез! Их нам и в жизни хватает. А помогает мне моя «хвостатая муза» – мопс Трюфель. У него даже своя страничка в Instagram есть в отличие от хозяйки. Великий немецкий комик, художник и писатель Лорио говорил: «Жизнь без мопса возможна, но бессмысленна». Это буквально обо мне!

– Кстати, я заметила, вы не очень активны в социальных сетях. Это сознательный выбор или нехватка времени?

– И то, и другое. Времени не хватает катастрофически. Плюс я абсолютно не интернетный человек. Однозначно предпочитаю живое общение. Социальные сети порой даже раздражают, как какой-то суррогат. Ну, согласитесь! Что это? У тебя, к примеру, тысяча «друзей», 990 из которых ты в глаза не видел!

– Что вы думаете о кризисе современной литературы, о котором так много говорят? Так ли близок конец бумажной книги, как считают пессимисты? Вы лично предпочитаете читать электронку или бумажный вариант?

– Каждой исторической эпохе – каждой! – свойственно декларировать смерть искусства, литературы. Литература и искусство – отражение времени, в котором мы живем. Банальное выражение, но ведь так оно и есть! Кризис литературы, говорите? Значит, кризис в головах – чуть-чуть дополним профессора Преображенского. А поменяемся мы – поменяется и литература. Но и сейчас, одновременно со всем этим пресловутым кризисом, создаются прекрасные произведения. Причем в разных жанрах. Обожаю прозу Валентина Курбатова, Евгения Водолазкина. И одновременно получаю огромное удовольствие от детективов Елены Михалковой. Да и сама книга никуда не денется, это мое глубокое убеждение. Помните фильм «Москва слезам не верит»? «И ничего не будет, одно сплошное телевидение!» Теперь говорят: «одна сплошная электронка». Вот подождите еще несколько лет. Вам врачи скажут и докажут, что читать с ридеров, я уж не говорю про экраны телефонов, – вредно. Кстати, даже неумолимая статистика показывает, что люди стали обратно поворачиваться в сторону бумажной книги. А как редактор и автор отмечу: один и тот же текст в электронном виде и в бумажном воспринимается по-разному. Лично я голосую за бумажную книгу!

– На повседневной жизни как-то сказывается то, что вы писатель? Никогда не хотелось уехать, как Лев Толстой, в глушь и писать вдали от суеты? Как относится семья к вашему творчеству?

– В теории уехать в глушь хочется постоянно. Люблю подолгу бродить по лесу. Грибы – вообще моя страсть непреодолимая! Но у меня же двойная жизнь, даже тройная: работа в издательстве, писание книг и журналистика (ведь я, оправдывая свое музыкальное образование, еще и статьи пишу в газеты и журналы; вот такая я многостаночница!). Поэтому одна часть моей души – писательская – жаждет тишины и деревенского уединения. А «издатель с журналистом» требуют находиться на городской передовой, в гуще событий в литературном и музыкальном мире. Как раз семья-то и помогает удержать баланс. Муж и сын поддерживают, понимают и требуют своей доли внимания и заботы. Ой, я же еще про музу-Трюфеля непростительно забыла! И почему в сутках не 48 часов!!!

– Творческие планы вы держите в секрете или можете поделиться с читателями газеты?

– Стараюсь всеми силами бороться со всякими суевериями, но пока что они сильнее меня. Поэтому давайте сохраним некую интригу. Дай бог, продолжение следует…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Российский след в громкой афере Wirecard не обнаружен

Российский след в громкой афере Wirecard не обнаружен

Олег Никифоров

Журналистские фейки осложняют отношения Москвы и Берлина

0
2556
Собирался еще раз в космос

Собирался еще раз в космос

Ирина Кулагина

Антон Первушин о рассекреченных документах и о том, как и почему выбрали именно Юрия Гагарина

0
2158
В Германии заговорили об отставке министра обороны

В Германии заговорили об отставке министра обороны

Олег Никифоров

Аннегрет Крамп-Карренбауэр увлекается геополитическими проблемами в ущерб состоянию дел в бундесвере

0
3352
"Альтернатива для Германии" выступила за выход страны из Евросоюза

"Альтернатива для Германии" выступила за выход страны из Евросоюза

Олег Никифоров

Декзит – новое понятие в европейской политике

0
1843

Другие новости

Загрузка...