0
3734
Газета Персона Печатная версия

30.06.2021 20:30:00

Дуэлянты просто дули друг на друга

Людмила Цыферова о детской и взрослой прозе своего отца Геннадия Цыферова

Елена Константинова

Об авторе: Людмила Геннадиевна Цыферова – библиотекарь, архивист

Тэги: дети, паровозик из ромашково, переделкино, корней чуковский, библиотеки, интернет, волшебство, мид, мурзилка, илья кабаков, ссср, мопассан, чехия, болгария, венгрия, шарль перро, братья гримм, экзюпери, паганини, бетховен

On-Line версия

24-10-1480.jpg
Геннадий Цыферов считал, что ребенку можно
объяснить все, нужны только правильные
слова и чувства.
Фото из архива Людмилы Цыферовой

В 1961 году в легендарном издательстве «Детский мир» увидели свет книги классика детской отечественной литературы Геннадия Цыферова (1930–1972) – «Как лягушки чай пили», «Кто кого добрее» и «Как три друга узнали друг друга». О жизни и творчестве писателя с его дочерью Людмилой ЦЫФЕРОВОЙ побеседовала Елена КОНСТАНТИНОВА.

– Людмила Геннадиевна, скажите, пожалуйста, как давно вы занялись популяризацией книг Геннадия Цыферова, что подтолкнуло к этому?

– Прежде чем начались публикации папиных книг, мне пришлось провести гигантскую работу по разбору архива. Я садилась на пол, веером раскладывала вокруг себя рукописи, читала и соединяла тексты. Да и папин почерк тоже нужно было разобрать. Приходилось надписывать слова сверху, потом печатать. А потом, если находился похожий напечатанный текст, это было счастье. На разборку архива ушла вся моя жизнь. И теперь можно похвастать, что он почти полностью разобран. Заняться же разбором архива и публикацией папиных книг меня заставила наша любовь друг к другу. Я не в силах была перенести, что со смертью папы исчезнет его творчество.

– Вы не задаете себе вопрос: какое место занимает Цыферов в отечественной детской литературе, растет ли значимость как писателя с годами?

– Значимость творчества папы, безусловно, растет. Но это происходит как в положительную сторону, так и в отрицательную. Все больше народа знакомится с творчеством Цыферова, а вот настоящей профессиональной оценки до сих пор нет. И к великому сожалению, при своей малой развитости в культурном и духовном плане молодые родители не могут объективно оценивать творчество писателя.

– «Как стать большим», «Что у нас во дворе?», «Жил на свете Слонёнок», «Про Цыплёнка, Солнце и Медвежонка», «Сказки старинного города», «Маленький великанчик»... Малопривлекательное качество героя Цыферов обращал во благо – как, например, здесь: «В одном старинном городе, где королём был обжора, существовала какая-то страшная вещь – дуэль. Дуэль – это значит, люди колют друг друга шпагами.

– Нельзя! – закричишь ты. – Человек не жареная утка!

- Правильно. И этот король тоже кричал: «Нельзя, нельзя, нельзя!» Но это мало помогало. И тогда он просто раскрыл рот. И просто проглотил все шпаги <…> После этого обжорства дуэли стали прекрасны. Лишенные шпаг дуэлянты стали просто дуть друг на друга. И дули до тех пор, пока один не улетал куда-то. Ну, а это, думаю, самый лучший способ путешествия».

Неужели на самом деле сегодня встречаются читатели, недоброжелательно отзывающиеся о сказках Цыферова?

– До повсеместного появления интернета люди отзывами о книгах не обменивались. Лучшими советчиками в этом вопросе были библиотекарь и рекомендации по внеклассному чтению. Сейчас мамочки в интернете обсуждают, советуют и выносят вердикты. Вот несколько примеров:

dr_lo

«Эта прелесть называется «Про чудака лягушонка». Автор точно со специфическим воображением, удивительно, как его печатают!»

xekate

«Юля, я вчера уснуть нормально не могла, вспоминая зеленую корову, которой подпилили ножки)))

Кстати, вот тоже только вчера узнала: оказывается, сказку Паровозик из Ромашково, по которой снят небезызвестный мультик, написал тоже Цыферов! Честно говоря, меня всегда удивлял слог в этом мультфильме... Теперь понятно, почему»

dr_lo

«Сказки и правда какие-то... Очень сказочные! Вот что волшебная трава делает!)»

xekate

«Да, у человека явно в жизни было много волшебства)»

dr_lo

«И вот он какой молодец, не держал в себе, поделился с молодыми и восприимчивыми умами)

Но вообще лучше такие сказки, чем «Приключения какашки» или «Как крот искал, кто накакал ему на голову»

xekate

«А с логикой сейчас чуть ли не везде беда ((»

– Вы вступали с кем-то из таких «ценителей» в диалог?

– Только один раз я ответила, именно на тот диалог: «Милые мамы, вы настолько ограниченны, что вам, если что-то непонятно при вашей логике, сразу кажется, что человек употребляет запрещенные аппараты. В то время, когда автор писал, наркотиками не увлекались. А вам, дорогие мамочки, нужно читать как можно больше классики, может быть, тогда вы начнете понимать логику автора».

– Возможно, эти взрослые так и не доросли до сказок Цыферова?

– Думаю, это несчастные люди. Наверное, они никогда не были детьми, а сразу стали ханжами и брюзгливыми дядями и тетями.

– Корней Чуковский, которому Цыферов посылал свои сказки, отзывался о них весьма благожелательно, однако в их продвижении не помог. Почему?

– Да, это правда. И письмо Чуковскому было, и несколько поездок папы к нему в Переделкино, и ответ Чуковского: «У вас несомненно талант писателя, молодой человек. Не оставляйте эту работу». А не помог Корней Иванович, потому что папа не просил. Ему важно было знать, есть ли у него дар писателя.

– Тем не менее довольно долго сказки Цыферова копились у него дома в столе – редакторы отвергали их по самым нелепым причинам...

– Путь в литературу не был простым. По окончании института папа три года проработал преподавателем-воспитателем в интернате при МИДе. Почти тогда же он устроился работать в «Учительскую газету», где и была опубликована первая миниатюра: «Шел дождь, не разбирая дороги, по лугам, по полям, по цветущим садам. Шел, шел, споткнулся, вытянул длинные ноги, упал... и утонул в последней луже. Лишь пузырьки кверху пошли: буль-буль». Впоследствии эта миниатюра вошла в его книжку «Как лягушки чай пили». Другие сказки-миниатюрки увидели свет в журнале «Мурзилка», куда папа поступил работать в отдел писем, и в «Веселых картинках».

И только с открытием в 1957 году нового издательства «Детский мир» и приходом туда Юрия Тимофеева стали печататься папины книги. Первые три – «Как лягушки чай пили», «Кто кого добрее» и «Как три друга не узнали друг друга» – вышли в 1961 году. Между собой авторы в шутку называли издательство «Детский мир» «издательством для горшечников», так как в нем издавали книги для совсем маленьких. В 1963-м «Детский мир» переименовали в привычное всем нам издательство «Малыш». Надо сказать, что у главного редактора издательства Юрия Павловича был особый дар находить неизвестные таланты. Например, свои первые шаги художники Эрик Булатов, Илья Кабаков, Виктор Пивоваров сделали именно в этой издательской фирме. Стоит напомнить, что в СССР с публикацией книг было очень трудно. Помимо идеологии, существовал пятилетний план. И если у вас уже вышла книга, то другую книгу могли и не поставить в план. Решение о публикации выносила редколлегия, в которую чаще всего входили чинуши. Приведу пример.

«Уважаемый Геннадий Михайлович!

Рассказы Ваши написаны стилистически грамотно, но не несут значимо смысловой нагрузки. Маленькому читателю, на мой взгляд, невозможно сделать из них важный и полезный для себя вывод. Очевидно, грешит надуманностью всей ситуации рассказ «Старый трамвай».

Строители обновили и очистили сквер, убрали проходившую мимо него трамвайную линию. «Но сквер опустел. Ни один человек с той поры не пришел сюда» /! / Уж в это никак нельзя поверить. Это не просто нарушение чувства меры. Это явное несоответствие обычной действительности.

И далее. Даже и дети не поверят в то, что по просьбе стариков «старый трамвайчик все-таки оставили». Иными словами, дело было так: сняли линию, убрали трамвай, а потом все восстановили – «уважали стариков».

Насколько же все это выдумано!

Да и мораль ситуации весьма сомнительна: «если хочешь подумать о красивом, нельзя ехать быстро». Позвольте, а «какой же русский не любит быстрой езды»?!

«Если в вашем городе убирают трамвай, оставьте хотя бы один». А это что значит? Что значит «оставьте»?

Взялись Вы за явно ложную проблему. Нужно быть ближе к реальной жизни.

С приветом (подпись) А. Корнеев,

член Союза писателей СССР».

– С чем связана «игра» букв «ы» и «и» в фамилии Цыферова?

– Дело в том, что люди, писавшие букву «и», хорошо знали русский язык и не догадывались, что фамилии могут не подчиняться правилам. У меня в школе придумали поговорку: «Цыган встал на цыпочки и сказал: «А ну цыц, цыплёнок Цыферова».

– Насколько мне известно, вас научил читать папа, и он же выстраивал ваш литературный вкус?

– Со мной было трудно. Папа попробовал меня учить читать, но не получилось. У него не хватило терпения. С привитием литературного вкуса было и просто, и сложно одновременно. Всем подругам родители предлагали книги для чтения, меня же подводили к книжному шкафу, предлагая: «Выбирай любую». Но зато потом папа обязательно меня расспрашивал о прочитанной книге. Вначале было нелегко. Я могла только дать оценку – книга хорошая или плохая. Но папу это не удовлетворяло. Я должна была рассказать о героях, какие чувства они у меня вызвали, какие поступки мне нравятся, какие возмущают. Вот смешной случай. В 12–13 лет я взялась читать роман «Монт-Ориоль» Мопассана. Папин друг возмущался: «Нельзя ребенку давать читать такие произведения!» А незадолго до этого я в слезах прибежала к папе, оплакивая жизненную ситуацию героини и ругая негодяя-обманщика. Так что литературный вкус у меня выработался свой, но – при папиной поддержке. И сейчас я ему благодарна за обсуждения книг, а не просто за сухие рекомендации.

– Присутствие каких книг Цыферов считал обязательным в детской библиотеке?

– Во время моего детства с книгами было напряженно. И дома у детского писателя детские книги отсутствовали. Он брал их в библиотеке. А вообще папа не делил литературу на взрослую или детскую. Как он любил произносить, «ребенку можно объяснить все, только нужны правильные слова и чувства».

– По вашему мнению, сетования родителей на невозможность оградить ребенка от неразборчивого чтения не более чем отговорка?

– Конечно. Главное – это общаться с детьми. И тогда не нужно будет никого ни от чего отгораживать.

– Цыферов – это не только сказки для маленьких, но и проза для старшего возраста. Правда, она в тени. В чем причина?

– К концу жизни Геннадий Михайлович пришел к взрослой литературе – малой прозе. Она так же талантлива, как и его детская литература. Но, увы, поскольку папа рано умер, то заявить о себе в качестве взрослого писателя не смог. Я же одна пробить эту стену не могу. Никто не хочет открывать взрослого писателя Цыферова. Папе очень не везет с критикой. Обо всех мало-мальски известных писателях есть критические статьи, а о нем – нет. В Чехии, в Университете Масарика (Брно), в 2017 году вышла небольшая монография Эвы Кудрявцевой-Маленовой (Eva Kudrjavceva Malenova) «Литературная сказка в индивидуальном стиле Геннадия Цыферова в контексте чешской рецепции русской литературы для детей и молодежи во второй половине ХХ века». И это на сегодняшний день единственная профессиональная критика творчества папы. А в России издатели считают: зачем какая-то критика, разборы произведений, автор и так отлично продается. Критики же занимаются живыми авторами либо исходя из веяний моды.

– В 1960–1970-е годы книги Цыферова оформляли мастера: Май Митурич, Валентин Андриевич, Виктор Дувидов, Г.А.В. Траугот, Борис Диодоров... Современные иллюстраторы вас не разочаровывают?

– Немного разочаровывают. Но скорее не сами иллюстраторы, а издатели книг. Это же их выбор. Главное – быстрее и дешевле.

– Знают ли Цыферова как детского писателя за рубежом?

– При жизни папы его очень хорошо знали в Чехии. Знали в Болгарии, Венгрии, Польше и даже в Японии. Сейчас папино творчество не востребовано за рубежом. Для этого нужны литературные агенты, а сама я общение с зарубежными издателями не освоила. Но ничего, думаю, и это у меня сможет получиться.

– Из того, что оставалось в рукописях, издано все?

– Нет, половина не издана. Не издана взрослая проза – это юмористические рассказы и рассказы в деревенском стиле, несколько повестей, притчи. Не изданы сказочные биографии о Пушкине, Шарле Перро, братьях Гримм, Гоцци, Экзюпери, Паганини, Бетховене. И многое другое.

– Том Геннадия Цыферова в «Литературных памятниках» – это реальная мечта?

– Я знаю, что это будет. Может быть, я не смогу этого дождаться. Но я уверена: то, о чем писал папа, – истина, и она неизменна и необходима всем, только некоторые об этом не догадываются...

Людмила Геннадиевна Цыферова – библиотекарь, архивист. Родилась в Москве. Училась в Московском государственном институте культуры, работала в детской библиотеке, в издательстве «Наука», пройдя путь от корректора до заведующей редакцией. Озвучивала сказки своего отца – детского писателя Геннадия Цыферова. Училась на Курсах катехизаторов во имя священномученика Фаддея, архиепископа Тверского, при Российском православном университете святого Иоанна Богослова. По приглашению библиотек, детских садов и школ выступает с рассказами о Геннадии Цыферове. Составляла подборки произведений Цыферова для его книг: «В медвежачий час», «Смешная сказка», «История про поросёнка», «Сказки на колёсиках, «О чем рассказал паровозик», «Сказки-малышки», «Тайна запечного сверчка», «Лошарик и другие сказки», «Старинные профессии, «Сказки старинного города» и др.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Большая афганская игра

Большая афганская игра

Сергей Васильев

Размышления о войне и ее жертвах

0
2267
Афганистан – ловушка для империй

Афганистан – ловушка для империй

Сергей Козлов

Никто не хочет учиться на чужих ошибках

1
1186
Земные проводники прославленных небожителей

Земные проводники прославленных небожителей

Александр Песляк

Владимир Щербинский

Статус авиакосмических испытателей все еще официально не признан

1
912
Десять дней без войны

Десять дней без войны

Игорь Шелудков

Как мы в Афганистане «на Угре» стояли

0
1510

Другие новости

Загрузка...