0
2170
Газета Поэзия Печатная версия

27.01.2021 20:30:00

Такую руку удержать в своей

Жена Геннадия Русакова: путь к совершенству через любовь и поэзию

Тэги: поэзия, ян райнис, арсений тарковский, кольцов, пушкин, литинститут, народная песня, любовь, латвия


3-13-12250.jpg
Людмила Копылова.
«Не любовью дня, а великою!» –
Димитровград: МЕЛЕКЕСЪ,
2020. – 216 с.: ил.
В Димитровграде (Мелекессе) вышла книга Людмилы Копыловой (1940–1990), поэта, переводчика с латышского, лауреата премии Я. Райниса, ученицы Арсения Тарковского, жены поэта Геннадия Русакова. Мелекесс – это город детства и утрат Русакова, город трех могил его семьи: мамы, бабушки, брата. Там он жил до 1950 года. Туда – к бабушке вплоть до ее смерти – возвращался на летние каникулы все восемь лет из Куйбышевского суворовского училища. Русаков, составитель и автор предисловия о творческом стиле Копыловой, говорит так: «Я не хочу много писать о Людиных стихах – прочтите их сами. Ошеломляет их естественность: это как будто и не стихи, а записанный разговор души с самим собой – вне времени – и безошибочно в своем времени. И поразительный воздух. И врачующая доброта». Действительно, книга по степени доброты, нежности, любви уникальна. «Не любовью дня, а великою!» – строка из стихотворения Копыловой «Напев»:

Я плету плетень с одного

конца,

А с другого он расплетается.

Для чего стучат, как одно,

сердца,

А настанет день –

разлучаются?

Ты плетись, плетень, я тебя

скреплю

Свежей лыкою,

Милый друг, я тебя люблю,

не любовью дня, а великою.

Интересно, что тема великой любви выражена условно-фольклорной формой с характерным фольклорным ритмом пентона (ср. песни Кольцова – «Не шуми ты, рожь, спелым колосом»). Стихотворению присуща образность народной хороводной песни («Заплетися, плетень»). Вот это бесконечное заплетание и расплетание (плетня и узла) – чудесная метафора семейной жизни Копыловой и Русакова. В студенческие годы друзья Геннадия и Людмилы по Литинституту восхищались красотой этой семейной пары, любовались органичностью Людмилы Копыловой и мощным отсветом ее любви:

В распахнутом окне

разбег полей

не заслонен забором боязливо …

Такую руку удержать в своей

Почти что двадцать лет

без перерыва!

Но воздух, напряженный,

словно нить,

Не мне ослабить до разумной

меры:

жить без тебя – что поле

заслонить,

окно заколотить фанерой.

Это – признание самобытности любимого человека. Она сама как бы не верит, что смогла так долго быть рядом. Здесь образно передается осознание своей ограниченности (разумной меры в себе) в сопоставлении с его свойствами как человека и поэта – безграничность, бесконечность, открытость, свет, простор, к которым она через него приобщается. В другом стихотворении-исповеди Копылова признается: что бы ни случилось, след от их любви останется навсегда, потому что это не просто любовь мужчины и женщины – это общий путь двух поэтов к совершенству: «С другою я делить тебя не стану./ Но в воздухе не сгаснет полоса,/ где мы тянулись к песенному стану,/ друг другу выправляя голоса»

В 2003 году Русаков издал «Разговоры с Богом», объединяющие многостраничные стихотворные циклы бесед с Богом, инициированных смертью жены, пронзительную боль от которой поэт стремился «заговорить». О задаче сборника Русаков пишет в предисловии: «Я решил собрать эти стихи под одной обложкой, чтобы рассказать, каким счастьем – какой любовью – обожгла меня жизнь. Людины стихи – и эти, и в ее книгах – особенно нужны людям, обиженным жизнью и не нашедшим себя в ней. Нужны, чтобы цельность другой души врачевала их. Чтоб они обрели надежду и опору, потому что есть еще слова детской простоты и укора, счастья и боли, от которых хватаешься за грудь и плачешь благодарными слезами».

Через стихи Копыловой возвращаешься к истокам – и природы, и бытия, обращаешь большее внимание на простые, обыденные вещи, из которых состоит чудо жизни, начинаешь глубже ценить ее слагаемые. Стихи в этой книге взяты из трех прижизненных изданий: «Зарождение дождя» (1978), «Счастливая полоса» (1984), «Наискосок по гусиной траве» (1990). Часть стихов, по свидетельству Геннадия Русакова, – из сохранившихся рукописей. Сборник содержит архивные фотографии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Пять прочтений Данте

Пять прочтений Данте

Марианна Власова

В Музее Пушкина отмечают 700-летие автора «Божественной комедии»

0
77
У нас. «Поэзия» преемница «Поэта». Торт и «Класс»

У нас. «Поэзия» преемница «Поэта». Торт и «Класс»

«НГ-EL»

0
89
Человек в среде

Человек в среде

Марианна Штраус

Татьяна Данильянц соединила стихи и отрывки кино

0
37
История 18+ про странное сильное место

История 18+ про странное сильное место

Алла Хемлин

Монолог женщины, которая чувствовала – а ничего

0
3673

Другие новости

Загрузка...