0
1142
Газета Политика Печатная версия

21.06.2002 00:00:00

"Начав судебную реформу, Путин пошел на большой риск"

Тэги: мизулина, кодекс, упк, закон

С 1 июля вступает в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс. Он заменит УПК РСФСР, давно не соответствующий не только нормам международного права, но и Конституции РФ. Кодекс сам по себе - колоссальная реформа, затрагивающая все правоохранительные ведомства, суды, адвокатуру, сотни тысяч судеб подозреваемых и обвиняемых. Вместе с тем, число недовольных новым кодексом ничуть не уменьшилось. Консерваторы считают, что УПК помешает бороться с преступностью и не защитит прав потерпевших. Либералы уверены, что в кодексе нет достаточных гарантий защиты личности от пыток и необоснованных обвинений со стороны правоохранительных структур. Ситуацию с введением нового УПК по просьбе "НГ" комментирует глава рабочей группы по подготовке кодекса Елена Мизулина.

- Елена Борисовна, Уголовный кодекс принимался в преддверии президентских выборов 1996 года, УПК был самой важной частью первой путинской реформы - судебной. Создается впечатление, что принятие таких важных правовых документов слишком зависит от политической моды.

- В отношении УПК не было политической конъюнктуры. Действительно, потребовалась воля президента для этой реформы, но она была начата не перед выборами. Значит, для Путина это сознательный шаг и гарантия того, что реформа состоится. Мы, со своей стороны, максимально постарались избежать политизированности при принятии УПК. И тот факт, что нас в одинаковой мере "бьют" и представители Генпрокуратуры, и правозащитники, лишний раз доказывает, что этот закон защищает надведомственный интерес, интерес гражданского общества.

Опасность объединения правозащитных институтов и ведомств очень велика: некоторые поправки, абсолютно одинаковые по смыслу, вносили то от имени уполномоченного по правам человека РФ, то от имени самых одиозных представителей Генпрокуратуры, например, от Владимира Колесникова. И их точки зрения совпадали по поводу, скажем, института народных заседателей, по различным аспектам введения судебных санкций. Все же в УПК нам удалось минимизировать политизированность закона и уйти от конъюнктурных интересов каких-то политических групп или политических лидеров.

- Тем не менее президенту неоднократно приходится вмешиваться в процесс обсуждения как арбитру...

- Я считаю, что Путин пошел на большой риск, начав именно такую судебную реформу. По всей стране сегодня практические работники по меньшей мере в настороженном состоянии, а очень многие - до 80% - просто в состоянии оппозиции. Кодекс значительно сокращает возможности для манипуляций, для превращения сферы уголовного правосудия в заработок. Больше нельзя будет торговать процессуальными действиями. Из правоохранительных органов уходит реальная власть, и теперь важным становится профессионализм и ум. Придется научиться выстраивать множество версий и выигрывать у адвокатов.

Совершенно очевидно, что реформа не может состояться в один день, и это делает ее еще более рискованной для Путина. Речь идет не просто о буквальном исполнении закона, а о необходимости адаптации. В течение полутора лет введения УПК в действие работникам правоохранительных органов нужно будет определиться, оставаться в системе или нет. Новый УПК заставляет провести своеобразную кадровую аттестацию правоохранительной системы: те, кто не сможет освоить кодекс, просто уйдут. И хорошо, что пройдет такой профессиональный отсев. Ярким и убедительным свидетельством непрофессионализма прокурорского работника, следователя или судьи является критика нового УПК после его вступления в силу 1 июля. Ведь основа их профессиональной деятельности - точное исполнение буквы и духа закона. Тех, кто постоянно публично критикует действующий кодекс, нужно дисквалифицировать и увольнять. Новый УПК выдавит таких людей.

- Кодекс вступит в силу буквально через неделю, однако его все еще критикуют не только по отдельным статьям, но и по ключевым параметрам. Как вы оцениваете, например, возражения против введения принципа состязательности в судебном процессе?

- По большому счету спор между прокуратурой и новой версией УПК заключался в том, как лучше обеспечить неотвратимость наказания и при этом не ошибиться, то есть не посадить на скамью подсудимых невиновного. Уголовно-процессуальная система не основывалась на состязательности, все осуществлялось под надзором прокуратуры, которая не отвечала за качество обвинения и ограничивалась надзором за соблюдением закона судьями и следователями. Разработчики УПК предложили другую схему: состязательность у нас предусмотрена в судебном разбирательстве, на стадии досудебного производства, но равенства прав у сторон нет. У прокурора и следователя полномочий в ходе расследования больше, чем у подозреваемого и обвиняемого. Пока мы не можем перейти к другой системе досудебного производства, более состязательной, потому что мы не хотели бы разрушить положительные аспекты того, что имеем.

Опасения Генпрокуратуры, что состязательность нового УПК может нанести ущерб неотвратимости наказания, не оправданны. Ведь они строятся только на том, что прокуратура теряет свои безграничные и безответственные полномочия в уголовном процессе, приобретая полномочия уголовного преследования. Я думаю, что авторитет прокуратуры повысится в связи с введением этого УПК, но только после того, как прокуратура свыкнется с новыми полномочиями.

- Новые возможности для защиты появляются и у адвокатуры...

- Да, с 1 июля защитник приобретает большие полномочия в досудебном производстве с момента задержания подозреваемого. Обеспечение участия защитника на первичном этапе особенно важно: от этой процедуры зависит, будет ли расследование объективным или пойдет по ложному пути оговора невиновного человека. Сразу, с момента фактического задержания, человек может воспользоваться своим правом и попросить предоставить защитника. Причем новый УПК обеспечивает подозреваемому возможность свидания с защитником наедине и конфиденциально еще до первого допроса (такой допрос должен состояться не позднее 24 часов в случае задержания). Еще одно отличие от старого кодекса: отсутствие ограничений на число свиданий и их продолжительность между подозреваемым и защитником. Но основным нововведением является обязательное участие защитника в процессе. Если обвиняемый может оплатить адвоката, то он сам его себе выбирает, если нет, то ему предоставят адвоката по назначению, чьи услуги будут оплачиваться за счет государства.

- Полномочия судьи также изменятся?

- Если по старому УПК судья был и за прокурора, и за защитника, то теперь у него остались только полномочия, связанные с принятием решения по делу. Кодекс предоставил судье дополнительные полномочия в ходе досудебного производства: теперь правоохранительные органы должны будут получать разрешение суда для заключения под стражу, обыска, временного отстранения обвиняемого от должности, выемки почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивания телефонных переговоров, то есть на все, что составляет сферу частной жизни.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Как вирус стал мегафактором развития цивилизации

Вениамин Попов

Изменение климата, рост неравенства, вырождение капитализма – новые вызовы после пандемии

0
380
Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Блатной сюжет о главе Забайкальского края Александре Осипове

Тиртей

Губернатор в геройской схватке со шнырями

0
230
Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Разрыв Россией соглашения с Кипром - конец эпохи безопасных инвестиций в РФ под защитой иностранной юрисдикции

Михаил Сергеев

Ольга Соловьева

Ликвидируется первый заморский офшор, из которого приходила половина всех вложений в РФ

0
486
Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Регионы накануне выборов все чаще оглядываются на Хабаровск

Дарья Гармоненко

Власти пытаются найти тихие способы противостояния оппозиции

0
547

Другие новости

Загрузка...