0
2545
Газета Политика Печатная версия

22.08.2022 20:25:00

Верховный суд прикрыл заседателей от прокуроров

Присяжных в стране становится больше, дел рассматривается меньше

Тэги: юстиция, суды, присяжные, вердикт, отмена, процессуальная тактика


юстиция, суды, присяжные, вердикт, отмена, процессуальная тактика Присяжным рекомендовано к заявлениям адвокатов прислушиваться, а прокуроров – слушаться. Фото с сайта www.sudrf.ru

Верховный суд (ВС) пояснил, какая процессуальная тактика приведет к отмене вердикта присяжных. Например, юридические термины в прениях перед коллегией или намеренное создание предубеждения к обвиняемому. ВС сделал замечания прокурорам, но первыми с этими толкованиями столкнутся адвокаты. Потому что наставления ВС на местах продолжают интерпретировать по-своему или игнорировать.

В конкретном деле государственный обвинитель использовал в речи юридические и специальные медицинские термины: говорил о «прямом и косвенном умысле», упоминал «синдром Белоглазова» (один из признаков наступления смерти человека). Также прокурор разъяснял процессуальные тонкости – мол, участие понятых в следственных действиях необязательно, если проводилась видеосъемка.

Такие приемы в суде присяжных запрещены, напомнил ВС. Перед ними не должны ставиться и вопросы, требующие юридической оценки действий обвиняемого, недопустимы и отсылки к другому преступлению, якобы совершенному фигурантом, если оно ему не вменено. Как напомнил «НГ» федеральный судья в отставке Сергей Пашин, обычно такие претензии постоянно предъявляются адвокатам: дескать, пытались растолковать закон, обсуждали производство следствия, критиковали квалификацию деяний. По его словам, ВС, видимо, решил проявить последовательность и в отношении прокуроров, но и заодно подтвердить те основания, по которым адвокатов все равно в разы чаще одергивают, нежели обвинителей.

При этом, подчеркнул он, «ничего страшного в вышеперечисленных действиях нет», поскольку председательствующий судья в напутственном слове объясняет присяжным все тонкости дела. Так что если нарушения происходят, то судья просто должен их прекратить, тогда и фатального эффекта в отношении вердикта не случится. Так что, возможно, в конкретном случае председательствующий скорее всего не разъяснил присяжным, что им следует игнорировать услышанные сведения.

Кстати, при разборе другого дела ВС подтвердил право сторон подходить к скамье коллегии заседателей в ходе судебного заседания. Жалоба была о том, что гособвинитель передвигался по залу и подходил к присяжным, но защита не слышала, что тот в это время говорил, а на ее возражения суд не реагировал. Заявитель счел подозрительным и тот факт, что после таких контактов с прокурором коллегия единогласно ответила положительно на все вопросы. «Каких-либо ограничений для сторон в части перемещения по залу и обращения к присяжным заседателям закон не содержит», – указал на это ВС. Однако ранее множество оправдательных приговоров отменялось на том основании, что адвокат слишком часто апеллировал к присяжным. Формально действительно нет никакого запрета подходить к ним, но когда с коллегией пытаются «секретничать», то это уже грубое нарушение закона и попрание принципа состязательности, пояснил Пашин. Все, что заявляет одна сторона, должна слышать и другая – и все должно быть отражено в протоколе. И если одна из сторон возражала против такого поведения, то судья должен был отреагировать.

Между тем ВС в начале июля аккуратно переписал свое постановление от 2005 года о действиях в суде присяжных. В частности, указано, что сокрытие кандидатами информации о себе влечет отмену приговора только в том случае, если это могло повлиять на объективность и беспристрастность решения. Теперь отражена и позиция Конституционного суда (КС), что адвокат вправе опрашивать присяжных о допущенных нарушениях в ходе следствия и суда, жаловаться на незаконное воздействие на заседателей. Также подтверждено, что защита может выдвигать иные версии преступления, в том числе ссылаться на то, что его совершил другой человек. Правда, в проекте данного постановления была революционная норма о том, что подсудимый может заявить о пытках и принуждении к показаниям на стадии следствия, но ее убрали из окончательной редакции.

По мнению Пашина, с виду все новации от ВС выглядят позитивными, но они по-прежнему не меняют судебную практику. Судьи по сей день руководствуются старыми установками: «То ли новые предписания до них не дошли, то ли они просто не желают к ним прислушиваться». В частности, они продолжают отменять оправдательные приговоры из-за заявлений защитников, что преступление совершил кто-то другой. «Дело не в том, насколько красиво все описано в постановлении, а в том, как будет обеспечиваться его реализация. Проблема и в том, что контрдоводы на всякое хорошее рассуждение сам ВС порой и порождает», – подчеркнул он. ВС должен подстраивать нормальную кассационную практику не под силовые органы, а под право. «Если же практика идет вразнобой – разные судебные составы продолжают принимать диаметрально противоположные решения, а президиум ВС не всегда прислушивается к жалобам даже со ссылками на решение КС, то это называется двурушничество», – заметил Пашина. И пока на бумаге болевые вопросы решаются, в реальности посягнуть на возможности правоохранителей судебная система не готова.

При этом, напомнил он, когда в 2018 году в райсудах появились присяжные, была надежда на расцвет этой формы судопроизводства, но потом стало понятно, что ее взяли под жесткий контроль и принялись выхолащивать. И если сейчас с участием заседателей рассматривается чуть более тысячи дел в 2,3 тыс. судов, то вначале было 850 дел в девяти судах. То есть число дел, рассмотренных присяжными, сократилось почти в сотню раз, хотя их численность выросла примерно втрое. «На первых порах, пока судьи еще не умели работать с коллегиями, правовое чувство порой подсказывало им правильные решения. Но затем вышестоящие инстанции принялись настраивать их на совсем другой лад. Не связываться с присяжными, все равно они оправдают, а мы потом отменим. Вести процесс так, чтобы прокурор остался доволен. Не давать воли защите, а то наговорят лишку и человека не осудят. Все эти обыкновения продолжают тиражироваться», – указал Пашин.

Например, он привел такой случай: подсудимый настаивает, что не давал показаний, которые ему приписали после задержания, – и апелляция отменяет оправдательный вердикт присяжных. Оказывается, нельзя дискредитировать предварительное расследование. Но сами же судьи, по его словам, своей властью вычеркивают неугодных им по какой-то причине кандидатов из списка потенциальных присяжных, что грубо нарушает принцип законного состава суда. «Если они начнут соблюдать гуманные предписания ВС, то получат по шее от начальства. Опять же ВС где-то там высоко, а местные судебные органы в смычке с правоохранительными структурами и боятся с ними ссориться», – заявил «НГ» Пашин. Он приходит к выводу, что без должной реализации самые позитивные решения ВС напоминают пиар: «Мол, мы не ретрограды, и решения наши ничем не хуже, чем у ЕСПЧ, без него обойдемся». Но на самом деле «действенной системы надзора нет, даже внутри судебной системы идут противоречивые решения». 


Читайте также


Верховный суд проверил карманы заключенных

Верховный суд проверил карманы заключенных

Екатерина Трифонова

Компенсацию расходов на защитника теперь не только урезают, но и отнимают

0
1444
Адвокаты хотят вернуться к обязательной видеозаписи допросов

Адвокаты хотят вернуться к обязательной видеозаписи допросов

Екатерина Трифонова

Сейчас суды стали местом для чтения предварительных показаний

0
1864
Фемида возьмет адвокатов на воспитание

Фемида возьмет адвокатов на воспитание

Екатерина Трифонова

Единые правила поведения посетителей в судах могут обернуться новыми ограничениями

0
1907
Кремль определяется с оттенками интеграции новых регионов

Кремль определяется с оттенками интеграции новых регионов

Иван Родин

Во всех четырех субъектах России не будет суда присяжных до 1 января

0
1905

Другие новости