0
6570
Газета Тенденции Печатная версия

03.09.2014 00:01:00

Нетленное дело лам

Через 250 лет после утверждения первого Хамбо-ламы его наследник возрождает бурятский буддизм

Владимир Бараев

Об авторе: Владимир Владимирович Бараев – писатель, заслуженный работник Бурятии.

Тэги: буддизм, бурятия, иволгинский дацан, хамболама


буддизм, бурятия, иволгинский дацан, хамбо-лама Дамба Аюшеев стал первым лидером бурятских буддистов, избранным на альтернативной основе.

В этом году Бурятия отмечает 250-летие института духовных лидеров российского буддизма – Хамбо-лам. О нынешнем, XXIV Пандито Хамбо-ламе Дамбе Аюшееве идет много споров. Одни превозносят его за прямоту, искренность, другие обвиняют в авторитаризме.

Дацан Балдан-Брэйбун

С Дамбой Аюшеевым я познакомился осенью 1993 года на открытии дацана Балдан-Брэйбун в селе Мурочи, под Кяхтой. Это первый храм Бурятии, построенный в 1730-х годах, когда буддизм шагнул из Монголии на территорию Российской империи. Два века спустя древний дацан разрушили. В начале 1990-х годов патриоты Кяхтинского района решили восстановить его.

В начале 1990-х годов я редактировал в Москве журнал «Буддизм» и альманах «Буддийский мир». Меня попросили участвовать в выпуске памятной медали в честь возрождения дацана. Осенью 1993 года я вылетел в Улан-Удэ, а затем на «рафике» – в Мурочи.

Подъезжали к Мурочи в сумерках. Я увидел залитый светом трехэтажный храм. Эффект символический – возрождение из тьмы веков! В каменном здании, пахнущем известью и свежей краской, я впервые увидел Дамбу Аюшеева. Высокий, усталый на финише стройки, но энергичный, он пронзил меня острым взглядом и приобнял. Ему сказали, кто я и что привез. Он сразу стал рассматривать медали. Изображение дацана и надпись витиеватыми буквами «Балдан-Брэйбун» ему понравились.

Ширетуй – от монгольского слова «ширээ», то есть «стол» или «престол». В переводе на русский – «столоначальник» или «занимающий престол». Один из высших, весьма достойных чинов буддийской иерархии. Возглавить монастырь доверят не каждому. Дамба Аюшеев начал строительство дацана в 1991 году, став руководителем стройки. Много времени ушло на переговоры, вернее, уговоры земляков на выделение денег, цемента, леса, других материалов. Средств на стройку не могли найти ни руководство района и республики, ни тогдашнее Центральное духовное управление буддистов (ЦДУБ). Но Аюшеев проявил недюжинные организаторские способности, использовал давние дружеские связи, установил новые. За два года храм воскрес из небытия.

Перед началом стройки тогдашний Хамбо-лама заявил: «Построишь храм, назначим ширетуем». Когда условие было выполнено, ЦДУБ присвоил Аюшееву этот титул. Для Дамбы Бадмаевича наступил новый период жизни. Одно дело – строить дацан, и совсем другое – возглавлять его: совершать службы, произносить проповеди, набирать, содержать, учить новых лам, общаться с верующими.

Опыта никакого. За плечами лишь пять лет учебы (1983–1988) в Буддийском университете имени Дзанабазара в Улан-Баторе. И год работы куратором студентов, прибывших из разных концов СССР. Он изучал санскрит, молитвы, астрологию и традиционные обряды. А главной специальностью выбрал тибетскую медицину. Став эмчи-ламой (специалистом по тибетской медицине) Иволгинского дацана, Дамба Аюшеев использовал знания, полученные в Улан-Баторе. Когда земляки попросили его принять участие в возрождении дацана в Мурочи, он без колебаний согласился.

Хамбо-лама

После развала СССР наметился раскол среди буддистов СССР. В Калмыкии при участии тогдашнего президента этой республики Кирсана Илюмжинова построили новый буддийский храм в Элисте, «самый большой в Европе». Калмыки решили не подчиняться Центральному духовному управлению буддистов.

Возникли сложности и в Бурятии. Большие суммы, принадлежащие Иволгинскому дацану, тогдашний Хамбо-лама присвоил и вывез в Монголию. Когда он вернул часть средств, судить его не стали. Ограничились обвинением в халатности и избрали нового. Но, к сожалению, и тот вскоре был уличен в пьянстве и лишен сана.

В 1993 году впервые были проведены альтернативные выборы нового Хамбо-ламы. Одним из кандидатов оказался Дамба Аюшеев. Всего два года он возглавлял храм Балдан-Брэйбун, но успел создать дружный сплоченный коллектив. Жители полюбили 30-летнего ширетуя. На пост нового Хамбо-ламы претендовал популярный в Улан-Удэ Нимажал Илюхинов, но большинство лам проголосовали за Аюшеева.

Интересно совпадение имен самого первого Хамбо-ламы, с которого 250 лет назад началась история духовных лидеров Бурятии, и XXIV Хамбо-ламы. Первым был Дамба Доржо Заяев. Аюшев – тоже Дамба. Совпадений в судьбах первого и нынешнего лам тоже достаточно много. Начнем с того, что Заяев в 29 лет вернулся из Тибета и начал строительство храма на Чикое, назвав его Балдан-Брэйбун, в честь монастыря в Лхасе, где он учился. Аюшеев тоже в 29 лет начал возрождение храма Балдан-Брэйбун. Заяев в 1768–1769 годах был в Петербурге, где Екатерина II удостоила его награды. Аюшев много раз встречался с Путиным в Москве и Бурятии. В 2013 году президент наградил его орденом Дружбы. Заяева уважали в Монголии и одаривали его подарками. Аюшеев – частый гость Монголии. И нынешнее правительство вручило ему орден Полярной звезды, высшую награду для иностранных друзей – «За вклад в укрепление русско-монгольских отношений».

Нетленный лама

К числу достижений Аюшеева в первую очередь относят возрождение дацана Балдан-Брэйбун.	Фото с сайта www.sangharussia.ru
К числу достижений Аюшеева в первую очередь относят возрождение дацана Балдан-Брэйбун. Фото с сайта www.sangharussia.ru

В 2002 году в Бурятии ламы Иволгинского дацана откопали с трехметровой глубины саркофаг из кедровых досок, внутри которого в позе лотоса сидел монах. Это был XXII Хамбо-лама Итигэлов, который вместе со знаменитым ламой Агваном Доржиевым построил буддийский дацан в Петербурге, первый в Европе. В начале Первой мировой войны Итигэлов передал свои личные сбережения Николаю II, а тот использовал их на нужды фронта. После революции 1917 года Итигэлов вернулся в Бурятию, где возглавил буддийскую общину.

15 июня 1927 года ему исполнилось 75 лет, и он решил покинуть этот мир. Попросил приближенных начать молебен – проводы усопшего, но они отказались. Тогда он сам начал заупокойную молитву, и вскоре дух покинул тело. Ученикам пришлось исполнить его просьбу – поместить в саркофаг из кедровых досок и закопать выше села Верхняя Иволга. Кроме того, Итигэлов завещал вскрыть его могилу через 75 лет.

В 1955 году монахи решили проведать могилу. Но как найти ее? Место погребения не отмечено ни памятником, ни камнем. И тут помог историк Бимба Цыбиков, провожавший Хамбо-ламу в последний путь. Он показал место захоронения, и саркофаг нашли. Ламы удивились, что Итигэлов по-прежнему, как живой, сидит в позе лотоса. Под молитвы они сменили одеяние Итигэлова, помазали тело кедровым маслом, обложили солью и опустили вниз. В 1973 году обряд повторили.

В 2002 году исполнилось 75 лет со дня смерти Итигэлова. Хамбо-лама Аюшеев решил выполнить просьбу «ушедшего в нирвану» – переместить его в Иволгинский храм. Многие думали, что останки разрушатся, но тело осталось целым. Поклонение ламе, которого бурятские буддисты признали нетленным, происходит до сих пор.

Явление богини

В 1990-х годах лесорубы нашли в отрогах Баргузинского хребта, у села Ярикта, «золотую пирамидку» – маленький домик, окрашенный в золотистый цвет, с изображением «тысячи будд». Слухи о нем дошли до Аюшеева, когда он уже стал Хамбо-ламой. В 30-х годах ламы спрятали в тайге сокровища Баргузинского дацана. «А ведь пирамидка – это знак!» – подумал Аюшеев и в 2005 году поехал на то место.

Прибыв в Ярикту, Хамбо-лама поднялся по лесному склону местности с названием Улзутара. По-русски – Встреча. Первые поиски не дали успеха. Решив отдохнуть, Аюшеев вошел в состояние медитации. А когда очнулся, увидел в 10 метрах от себя на большом обомшелом камне танцующую богиню. На голове корона, на шее ожерелье. Руки и ноги согнуты в танце. Тут Аюшеев понял: перед ним богиня Янжима, на санскрите Сарасвати. Богиня милосердия и материнства! Такую вот историю рассказывают в Бурятии.

В 2006 году я специально приехал в Ярикту. Поднимаясь к местечку Улзутара, шел мимо деревьев, увешанных белыми и синими хадаками – ритуальными шарфами, а под ними – конфеты, плитки шоколада, деньги, детские игрушки, куклы. Это подношения приезжающих. И, наконец, своими глазами увидел богиню Янжиму.

Большая каменная глыба, длиной 6 метров, шириной 2 и высотой 3 метра, не очень заметна среди других обомшелых камней. Говорят, не каждому дано рассмотреть богиню. Те, кому удается разглядеть, видят ее по-разному, например, вместо ожерелья – длинную косу… Богиня «нарисована» лишайником.

Это место стало центром паломничества. Сотни людей на машинах приезжают на поклонение богине. Из Улан-Удэ и других городов и селений организовали спецрейсы автобусов, перевозящих туда и обратно всех желающих. Приезжают иркутяне, читинцы…

Лама спускается с неба

Хамбо-лама Аюшеев не любит откладывать дела и потому часто летает на вертолетах. К этим визитам духовные лица относятся порой с опаской. Хамбо-лама крутоват в отношениях с подчиненными, и его явно побаиваются. Однажды ширетуй одного из дацанов стал проявлять внимание к бродячим странникам, среди которых оказались шаманы – представители «конкурирующей», но тоже традиционной для бурят религии. Реакция была мгновенной. Ширетуя сняли с поста, а пилигримов изгнали. Все это в рамках борьбы за укрепление традиционного буддизма.

Одной из главных задач Хамбо-лама Аюшеев считает возрождение родного языка. В последние десятилетия усиливается обрусение бурятской молодежи. Кино, телевидение, концерты московских звезд сделали юношей и девушек поклонниками современной рок-, поп-музыки. Преподавание родного языка в школах не дает желаемого эффекта. Мало учителей родного языка. Новых песен, сказок на бурятском языке не хватает, газет и журналов на бурятском языке – единицы. Дело дошло до того, что ЮНЕСКО отнесло бурятский язык к числу исчезающих.

Поэтому в ноябре 2013 года Иволгинский дацан провел международную конференцию «Будущее бурятского языка и его перспективы». Там зашла речь о том, что в основе родного языка не должен лежать один диалект. Ведь диалектов полтора десятка. Из-за этого буряты разных мест не понимают друг друга. Основой обновленного литературного языка бурят должен стать монгольский язык. Для чего надо ввести его преподавание.

Таков краткий и не очень полный пока обзор деятельности XXIV Пандито Хамбо-ламы Дамбы Аюшеева, которому достался один из переломных моментов в истории бурятского буддизма.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Путин занял максимально жесткую переговорную позицию

Иван Родин

По итогам референдумов спецоперации присвоен статус священной войны России с Западом

0
1264
НАТО не спешит с приемом Украины

НАТО не спешит с приемом Украины

Юрий Паниев

Североатлантический альянс и G7 не признают новые территории России

0
1042
Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

Обращение президента РФ Владимира Путина 30.09.22 (текст и видео)

0
1909
Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Столото и обман: как пользователи попадают в ловушку лотерей

Виталий Барсуков

Почему в отзывах реальных пользователей лотерей есть обвинения Столото в мошенничестве и обмане. Разбираемся, где правда, а где ложь

0
928

Другие новости