0
5782
Газета Стиль жизни Печатная версия

18.02.2024 17:57:00

Метрические книги: зачем нам пыль веков

До второй половины XIX века фамилия крестьянам не полагалась

Юрий Гуллер

Об авторе: Юрий Александрович Гуллер – литератор, член Союза писателей Москвы.

Тэги: архивы, метрические книги, церковные книги, родословная, фамилии, крестьяне


архивы, метрические книги, церковные книги, родословная, фамилии, крестьяне Церковь Рождества святой Богородицы, построенная в XVI веке, и сейчас стоит в селе Возмище. Фото Александра Артеменкова/PhotoXPress.ru

Кто бы знал, какой кайф копаться в бумажках полуторавековой давности, разбирая неудобоваримый почерк церковных дьячков, скрупулезно записывавших во времена оны события частной жизни обитателей какой-нибудь округи. Витиеватые, с трудом читаемые строчки, где множество всяческих росчерков и закорючек (мода, видимо, была такая…). Кто, когда и от каких родителей родился, кто – женился, как невесту величали и кто у него (и у нее) был в «дружках», а по-нашему, в свидетелях. Кто и какого числа умер и от каких причин.

Ох, уж эти мне причины в понимании сельских (да и московских тоже) священнослужителей второй половины XIX века! От чего умер? Ежели ребенок – то от кори, оспы, коклюша (здесь понятно – отсыл к медикам), а чаще всего «от кашля», «от колики», «от поноса» или «от простуды». Из того, что нам по старым романам знакомо, чаще всего упоминается чахотка.

А если человек в возрасте, то есть по тем временам старше 60 лет, то не мудрствуя – «от старости» или, что еще круче, от «старческой дряблости» или «старческого маразма»… От чего же еще было умирать в конце XIX века в 65 или 70 лет.

Впрочем, чего это я к церковным эскулапам придираться решил? Они на медицинских факультетах университетов не обучались. Да и 200 лет спустя «естественные причины» никто не отменял, просто их научились немного расшифровывать и обзывать какими-то мудреными словами.

…Влезли мы со старшим сыном в эти оцифрованные спустя столетие с хвостиком Метрические книги – и вылезти не можем! Хотя и лакуны в этом чтиве еще имеются изрядные. То ли книги те не все оцифрованы, то ли просто не все сохранилось в архивах, куда они были перевезены в течение нескольких лет после революции… Но спасибо огромное архивистам и за то, что сегодня есть!

У меня году этак в 1991-м была гипотетическая возможность к этим самым метрическим книгам получить доступ. Задумали мы тогда в том издательстве, где я назывался «заместителем директора по творческой части», совместное издание с Главным архивом знаменитого «Титулярника» с портретами всех русских царей. Проект не реализовался по причине сугубой дороговизны, для нас в ту пору непреодолимой, но я во время одного из визитов в архивные хранилища спросил сопровождающего меня сотрудника: «А есть ли какие-то записи о жителях тех мест, откуда родом мои предки по материнской линии? То есть из древнего села Возмище Волоколамского уезда Московской губернии?» Сколько поколений Елдиковых, Ганиных, Тихоновых, Корчагиных родились и умерли здесь, оставив свой след в церковных книгах...

«А как же!» – прозвучал ответ. И я был сопровожден куда-то в подвал, где мне показали целые баррикады из увязанных в рогожку тюков, перевязанных толстой веревкой. «Вот здесь и надо искать! Не хотите ли заняться?» Посмеялись. Архивист с ехидством, я – с горечью и сожалением. И все это осталось только в памяти, как эпизод моих старых издательских прожектов.

И вот спустя четверть века эти самые Метрические книги оказались частично оцифрованы и выложены на сайте в интернете. И доступны всем, кому до них есть дело. Все-таки не только рукописи, да и вообще всякая исписанная человеком бумага гореть не хочет!

Кого уже успели обнаружить мы с сыном в этих самых Метрических книгах из церкви Рождества святой Богородицы в слободе Возмище, что не только в старину, но и в горькие советские времена не закрывалась ни на один месяц, за исключением короткого периода оккупации в 1941 году? Церковь эта, построенная еще в XVI веке и бывшая наследницей давно закрытого Возмищенского монастыря, и сегодня стоит на старом месте. А возле нее – кладбище, где от могил не только позапрошлого, но и половины прошлого века не осталось и следа…

Первым, кого я (случайно!) нашел в записях, оказался мой прадед, Филипп Елдиков, скончавшийся в июне 1896 года в возрасте 64 лет от «старческой дряблости». А это значило, что родился он в 1832 году и его там можно найти вместе с его родителями – моим прапрадедом и прапрабабкой!

Но поиски в книгах первой половины XIX века (хотя они сохранились очень часто в целости) осложнились тем, что в те годы у крестьян просто не было настоящей фамилии. Алексей Иванов, то есть сын Ивана, или Петр Терентьев, сын такого же крестьянина Терентия. Фамилия менялась в каждом поколении, следуя за именем очередного представителя семейства. Мои же предки, не владевшие соседними селами и деревнями (вроде знатного графа Шереметева, знаменитого Хитрово или, на худой конец, какого-то отставного прапорщика Щеголькова), были крестьянами, а значит, фамилия им не полагалась!

Фамилией (в нашем понимании) тогда обладали только дворяне, а также купцы и мещане – жители городов, которые получали ее в соответствии с паспортом. А в деревнях только отставной солдат какого-нибудь пехотного полка, вернувшийся после четверти века службы царю и отечеству в родную деревню, мог быть записан не по отчеству отца, а по присвоенному в полку прозвищу, к примеру Трубачев или Барабанов (ежели играл в полковом оркестре). Но вполне мог эту полковую фамилию и забыть и снова стать по батюшке Ивановым или Николаевым…

Но где-то в последней четверти позапрошлого века крестьяне, получившие вольную в 1861 году и уехавшие на жительство в город, уже могли претендовать на настоящую фамилию. А повинуясь царскому указу от 1888 года, уже были обязаны писаться «с фамильным прозвищем». Откуда они его брали или получали – другой разговор. Думаю, что здесь часто принимались во внимание разные «кликухи», которыми русская деревня всегда славилась. К примеру, мои предки по бабушке – Ганины – получили фамилию от личного именования предка Ганя. Это прозвище скорее всего восходило к древнерусскому глаголу «ганить», который означал «порицать, осуждать, позорить, срамить». Хотя есть предположение, что Ганя – это простонародное сокращение имени Гавриил. Кто теперь разберет? Но Ганиных в стране много, а вот Елдиковых – не очень, и большинство из них из Волоколамского уезда Московской губернии, а значит, будем искать дальше. Может, еще прорастет мое крестьянское «древо» в глубину веков?

Зачем мне (и сыну) все это надо, вся эта пыль веков? Не знаю. Нам просто интересно. А может, это сами предки диктуют откуда-то из тьмы времен – вспомните нас, мы же зачем-то жили на свете? 


Читайте также


Семейные архивы как "запятые" истории

Семейные архивы как "запятые" истории

Юрий Гуллер

Нужна ли нам овеществленная память

0
5832
Эротическая «ересь» рейхсминистра

Эротическая «ересь» рейхсминистра

Алексей Казаков

Что заставило фюрера пойти на разрыв с церквами

0
19788
Как богослов помешал антигитлеровской коалиции

Как богослов помешал антигитлеровской коалиции

Алексей Казаков

Осведомители в сутанах сорвали секретный план борьбы с нацистами в Италии

0
19527
Секреты загадочных тайн

Секреты загадочных тайн

Александр Широкорад

Какую информацию и от кого охраняют российские спецслужбы

0
3343

Другие новости