0
5156
Газета Стиль жизни Печатная версия

19.06.2024 17:48:00

Семейные истории о том, что не все стрессы одинаково полезны

Каша с вареньем и салом

Мария Давыдова

Об авторе: Мария Андреевна Давыдова – редактор, культуролог.

Тэги: семейные истории, стрессы


семейные истории, стрессы Вообще манную кашу можно сочетать с чем угодно – хотя бы и с селедкой. Кузьма Петров-Водкин. Селедка. 1918. Русский музей

Пять пунктов хорошего за день

Очередное «нужно записывать по пять пунктов хорошего за день» на меня вывалилось.

Всю жизнь я была пассивно-упряма. Нужно – так не буду.

Тем более что в последнее время...

Нашла компромисс: решила записывать по пять пунктов смешного за день.

Блокнотик под этим предлогом распечатала.

Лежит нетронутый уже неделю, на первой странице нарисована елочка и написана красивая цифра «1».

Тогда здесь запишу. Сварила манную кашу, приукрасила, как могла: апельсиновые цукаты, немного корицы, немного ванили плюс малиновое варенье. И ни одного комочка. Прелесть, что такое вышло!

Погодите, это еще не очень смешно.

Сын сосредоточенно ест кашу, что-то слушает в наушниках, кивает в такт то ли музыке, то ли собственным мыслям.

Пригляделась: в одной руке ложка, в другой – черный хлеб с салом.

– Ты кашу с вареньем заедаешь салом?!

– А что такого?

Меланхолично доедает сало, тянется к докторской колбасе.

– Могу я предложить вам в качестве дополнения к манной каше селедочку с лучком?

– Э-э-э, нет, спасибо. Я рыбу не очень люблю. Колбасу предпочитаю.

– А малиновое варенье?

– А его – очень.

Вот теперь можно смеяться, если, конечно, воображение позволяет.

Пятиминутка здорового смеха

События не располагают к написанию пяти веселых пунктов в день. С этой мыслью я решила посмотреть настойчиво возникающий в моей ленте ролик против брылей. Кто дама прекрасного возраста, тот знает, как коварны и непобедимы брыли. Кто мужчина, юная дева или собачник, тот совсем другое дело, просьба не беспокоиться.

Конечно, роликов на тему «помолодей за десять минут в день» полным-полно. Но этот превзошел все мои ожидания. Не знаю, как там брыли, но морщинки вокруг глаз, называемые «лучиками смеха», при ежедневном выполнении этого упражнения перед зеркалом вам обеспечены. Старалась делать все, как велит автор методики: голову запрокинула как можно сильнее, язык вытащила как можно дальше, глаза сами выпучились.

Итог: пятиминутка здорового истерического смеха (бывает ли здоровый смех истерическим?) вам обеспечена. Главное, чтобы домашние не увидали – не все стрессы всем одинаково полезны.

Иоселиани

Скоро гаджеты перегонят человека по части юмора и сатиры. Если уже не перегнали.

Пишу про «Иосселиани». Телефон настойчиво подчеркивает великого режиссера красной чертой. Справедливо полагая, что переборщила с буквой «с», нажимаю на черту, чтобы узнать его, телефона, версию.

Ни за что не догадаетесь: «И осёл у Ани».

Вот во что превратился выдающийся грузинский режиссер силами моего смартфона.

Что за прелесть эти... эти... электронные мозги. («Ну, хоть какие-то, все лучше, чем никакие», – подумали электронные мозги, но вслух, разумеется, ничего не сказали.)

Бумс-ля-ля

Ночью, когда все вокруг стихает, слышен тихий-тихий, печальный, струящийся звук.

Это потихоньку осыпается елка.

Иногда вторым голосом вступает мелодичный перезвон: это все ближе к опасному краю подбирается очередной новогодний шарик.

А сегодня слышу: бумс-ля-ля.

Открываю глаза – это свалился с елки носок для подарков. Пустой. Должен быть пустой.

Закрываю снова глаза, сплю под печальный шорох и мелодичный перезвон.

Утром открываю глаза, решаю подобрать с пола носок. Глядь, а в нем позапрошлогодний мармеладный червяк. Точно помню, что позапрошлогодний, хотя нет, не точно – возможно, даже позапозапрошлогодний.

Червяк теперь будет жить с нами в виде экспоната: есть его и в свежем виде, честно говоря, было страшновато.

Иглы в волосах

Возвратилась в воскресенье с празднования дня рождения сестры. Приехала поздно: сыта, пьяна и нос в табаке.

Сын строчит конспект по истории, вид имеет безумный и ни в какие коммуникации не вступает.

На попытку задать вопрос «а что ты делал до 12 ночи, пока меня дома не было?!» шипит и плюется ядом.

Решила, пока суть да дело, елочку новогоднюю попилить немного.

Пилу потеряла, зато нашла ножовку по металлу – так, кажется, это называется. Ну, раз по металлу, значит, и елку не откажется распилить. Пилит, действительно не отказывается.

Сначала пополам. Потом ветви. Сначала верхние. Потом нижние.

К половине третьего ночи в одной исколотой руке я сжимала ствол, в другой пострадавшей руке были зажаты аж два мешка: один с сугробом сухой хвои, другой – с еловым верхом и нижними ветвями.

Сын продолжал строчить конспект по истории, вид по-прежнему имел красноглазый и безумный.

Выхожу во двор под бодрую маршевую песню. Называется «Кто тебя заставлял, самадуравиновата!». Автор песни тоже я. Уже и свет в окнах почти нигде не горит, только я, аки тать в ночи, крадусь со своими мешками на помойку.

Удивительно, как эти иглы имеют свойство проникать везде: иглы в волосах, иглы в домашних туфлях, иглы в пижаме и даже, извините, в трусах тоже они.

Иглы на диване,

Иглы в волосах,

Иглы на пижаме,

И, пардон, в трусах.

Пока я выносила ель, сын закончил писать конспект по истории. Мораль: на что только не отваживается нетрезвая женщина, на что трезвая не отваживается в силу своей трезвости.

На другой день меня ждали чуть менее увлекательные дела: распихивание Морозов, Снегурок и шаров на антресоли, а также освобождение щелей в паркете и различных поверхностей от засохшей хвои.

Рахметов, как помнят бывшие учащиеся советских школ, конечно, спал на иголках. То бишь на гвоздях. Но я не он. А нынешние учащиеся вообще не знают, кто такой Рахметов.

За увлекательными занятиями незаметно и безвозвратно пролетел день.

Тема распиливания и отпиливания, таким образом, себя наконец исчерпала. Это я так думала. А судьба-злодейка и жизнь-индейка так не думали. Поздно вечером прорывается ко мне незнакомый номер, представляется соседкой по даче и – что бы вы думали? – предлагает мне... спилить березу.

Я начала истерически смеяться еще до того, как проникла в тему, – никакого упражнения против брылей не понадобилось. Только представьте: на одном канале у меня незнакомая соседка по даче с ее заманчивым предложением спилить березу, на другом – наша бабушка. Соседка говорит: береза может упасть. Вопрос в том, куда.

Тут возможны варианты: либо она упадет на наш дом, либо на соседский.

Бабушка комментирует: если на наш, то он просто сложится пополам.

С соседским опять-таки возможны варианты.

По дороге на помойку

Вышла на улицу с двумя зелененькими мешками по бокам: впору вводить рубрику «По дороге на помойку». Итак, вышла на улицу – выдающееся личное достижение.

Во дворе детский садик, оттуда молодой папа ведет маленького сына домой. Слышу:

– Посчитай до десяти, получишь конфету!

Сын в ответ выкрикивает что-то эмоционально-неразборчивое. Папа терпеливо уговаривает. Папа – высокий атлет, сын – гномик в забавной шапке с помпоном, держатся за руки, видно, что дружат. Думаю о том, что мне нравятся нынешние молодые папы, они включены в жизнь собственных детей. Стоит о чем-то подумать, тут же приходит подтверждение. Или не приходит. Сегодня приходит: сквер полон молодых пап с детьми. И это явно не воскресные выставочные образцы, хотя бы потому, что сегодня четверг – это папы на каждый день. И это очень хорошо. Слишком громкая тетка с цигаркой кричит в телефон про «понаехавших» выходцев из... Из разговора понятно, что они ей очень мешают. Прохожу мимо, и тут как раз тетка делает «пых» в мою сторону. Клуб вонючего дыма попадает мне в лицо. И не только мне: на сквере многолюдно. Дым вонючий, тетка курит какую-то дрянь. Решаю тогда ходить по дорожке вдоль проезжей части, там редко кого встретишь. Но на этот раз встретишь – навстречу идет женщина – по виду вышеупомянутый «выходец» – в рабочей одежде. Она углядела меня, руку опустила вдоль туловища и идет. И я иду. Расходимся, я оборачиваюсь и вижу, что в опущенной руке у нее зажата сигарета. Это она не курила, потому что выжидала, пока человек пройдет. Я прошла – и вот она снова подносит сигарету ко рту.

Для моциона мне полагается еще один круг по скверу, поэтому решаю провести еще одно собственное маленькое исследование. Результаты такие: ни один курящий человек, будь то мужчина, или женщина, или подросток, натянувший капюшон до самого носа, когда делает «пых», не смотрит, идет кто-то мимо или нет: попались под руку – получите свою дозу табачного дыма и можете не расписываться. Ни один, включая тех, кто курит на лавке у детской площадки. Ни один, кроме той самой «понаехавшей» женщины в рабочем комбинезоне.

Впрочем, мои исследования не релевантны и ни на что не претендуют – недаром же они называются «По дороге на помойку». 


Читайте также


Верка, выходи!

Верка, выходи!

Мария Давыдова

Тележка без колеса из бабушкиного детства

0
1964
"Ах, трубы медные гремят…"

"Ах, трубы медные гремят…"

Алексей Портанский

Для матери, не дождавшейся сына, война никак не может закончиться

0
5390
Дракон-амбидекстер

Дракон-амбидекстер

Мария Давыдова

Постмодернист Жуковский, съеденный натюрморт и другие семейные истории

0
7788

Другие новости