0
6871
Газета Главная тема Печатная версия

28.11.2013 00:01:05

Лавры для «Лавра» и лайки для «Тети Моти»

В Москве подвели итоги восьмого сезона Национальной литературной премии «Большая книга»

Тэги: большая книга, награждение, водолазкин, лавр


большая книга, награждение, водолазкин, лавр А никто и не сомневался. Евгений Водолазкин.

Церемония награждения лауреатов Национальной литературной премии «Большая книга» традиционно прошла в Доме Пашкова – Российской государственной библиотеке. Напомним список финалистов восьмого сезона.

1. Сергей Беляков. «Гумилев сын Гумилева»
2. Юрий Буйда. «Вор, шпион и убийца»
3. Евгений Водолазкин. «Лавр»
4. Андрей Волос. «Возвращение в Панджруд»
5. Дмитрий Данилов. «Описание города»
6. Максим Кантор. «Красный свет»
7. Майя Кучерская. «Тетя Мотя»
8. Вадим Левенталь. «Маша Регина»
9. Анна Матвеева. «Подожди, я умру – и приду»           
10. Антон Понизовский. «Обращение в слух»
11. Александр Терехов. «Немцы»

Однако – опять же традиционно – называть имена победителей жюри не торопилось. Пока счетная комиссия подсчитывала голоса, ведущие церемонии актеры Дмитрий Назаров и Алиса Гребенщикова предложили узнать лауреата внеконкурсной номинации «За вклад в литературу», которого объявил руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский. Лучшим литературным «вкладчиком» стал празднующий второй год подряд свое 80-летие поэт Евгений Евтушенко. Лично Евгений Александрович не присутствовал – собравшиеся прослушали его монолог и посмотрели на большом экране фотографии поэта разных лет.

Затем премиальные статуэтки вручили победителям читательского (или, как называли его ведущие, «народного») интернет-голосования на сайте Bookmate через социальную сеть Facebook. Они стали известны за неделю до церемонии. Явный фаворит этого литературного года Евгений Водолазкин с «неисторическим» (так написано на обложке) романом «Лавр», попавшим в шорт-листы всех крупных премий и завоевавшим в октябре «Ясную Поляну», оказался на третьем месте. Кстати, «НГ-EL» отмечал «Лавра» как одну из пяти лучших прозаических книг 2012 года по версии нашей редакции. Роман о целителе XV–XVI веков, который проходит свой путь к Богу, несколько раз меняя имя и соответственно меняясь сам, – это, по сути, житие святого, праведника, но не в чистом виде: из-за постмодернистских приемов книгу можно назвать и средневековым фэнтези. В начале романа главный герой – мальчик, потом юноша – сирота Арсений, унаследовавший дар от деда Христофора, целителя-травника. Когда Арсений оказывается бессилен спасти свою возлюбленную Устину и их новорожденного сына, то воспринимает их смерть как наказание за грехи и начинает странствовать по Руси, помогая умирающим от эпидемии чумы. Далее он становится юродивым под именем Устин (в честь любимой) и вместе с приехавшим в Россию итальянцем Амброджо отправляется в Иерусалим: псковский посадник Гавриил поручает им в память умершей дочери доставить лампаду в храм Гроба Господня. Вернувшись на родину, герой селится в монастыре под именем Амвросий, а к концу жизни (и романа) понимает, что «долго познавал мир и накопил его в себе столько, что дальше могу познавать его внутри себя», и становится признанным праведником, схимником Лавром, которого почитают в народе. Проводя идею о нелинейности времени – и даже об отсутствии времени как такового вообще («мне все больше кажется, что времени нет. Все на свете существует вневременно, иначе как мог бы я знать небывшее будущее? Я думаю, время дано нам по милосердию Божию, чтобы мы не запутались, ибо не может сознание человека впустить в себя все события одновременно»), – автор смешивает разные языковые пласты: то персонажи используют современную им средневековую манеру изъясняться, то произносят фразы вроде «эту информацию я сообщу только тет-а-тет», «что ты знаешь об автоматизме, Амвросии»… Но эти постмодернистские приемы органично вплетены в ткань повествования, не оставляя ощущения нарочитости, искусственности. А если добавить к этому живую форму, свободную манеру изложения, отсутствие пафоса, многослойность...

премия
За вклад в литературу.
Михаил Сеславинский говорит о Евтушенко.


Тем не менее Водолазкин уступил читательское «серебро» Сергею Белякову – автору книги «Гумилев сын Гумилева». Это обстоятельнейшая, основанная на множестве источников и, видимо, действительно самая на сегодняшний день полная биография историка Льва Николаевича Гумилева (1912–1992). Автор при всем уважении к герою не ставит его на пьедестал, позволяя себе и критику (например, так и оставшейся недоказанной теории отрицания монголо-татарского ига), и в целом не согласен с тюркофильством Гумилева. Хотя не согласен и с некоторыми критиками своего персонажа, называющими его теорию «мрачной»: «Его взгляд на мир вовсе не мрачен. Да, межнациональные конфликты неизбежны. Да, народы не вечны. Зато вечно этническое разнообразие… Скука глобализации, растворение народов в едином человечестве – все это не только пошло, но и совершенно нереалистично. Мир, разделенный на этносы и цивилизации, жесток, зато это сложный, многоцветный, живой мир, полный творчества и жизни».

Читательское же «золото» досталось женскому роману о семье и об измене «Тетя Мотя» Майи Кучерской, который некоторые критики окрестили новой «Анной Карениной». 30-летняя героиня Марина (она же тетя Мотя) – в прошлом «училка», ныне корректор в издательстве (куда ж сегодня податься филологу?) – страдает в неравном браке с сисадмином (муж из простой семьи, Марина – профессорская дочка, отсюда разница в культурных, семейных и прочих приоритетах). И заводит роман с известным журналистом гораздо старше себя. Но возлюбленный, естественно, женат; жена, конечно же, больна; оставить ее прямо сейчас, разумеется, решительно невозможно… в общем, история, как и в «Анне Карениной», невеселая. Но не до такой степени – все заканчивается не прыжком под паровоз, а рождением ребенка. А поскольку, как известно, большинство современных читателей – это читательницы, то факт, что «Тетя Мотя» набрала в Интернете больше всего лайков, вполне закономерен.

премия
Красавцы-финалисты. Фото Екатерины Богдановой

В этом году впервые на итоговой церемонии «Большой книги» назвали победителей другой премии – «Книгуру», присуждаемой за лучшие произведения для детей и юношества. Поэтому Назарову и Гребенщиковой время от времени ассистировали соведущие-дети – бегали узнать, когда же наконец «большекнижное» жюри сочтет свои голоса; опрашивали зал, какие книги были любимыми в детстве (больно и обидно, что никто не вспомнил носовскую трилогию о Незнайке!). А еще перед собравшимися выступил детский песенно-плясовой ансамбль, исполнивший композицию на стихи Веры Полозковой. Ну а лучшими в «Книгуру» оказались Евгений Рудашевский, Станислав Востоков и Елена Ленковская, занявшие соответственно третье, второе и первое места.


Наконец настало время объявить лауреатов «Большой книги» по версии жюри. Начали, как обычно, с третьего места, доставшегося Юрию Буйде с художественно-автобиографическим романом «Вор, шпион и убийца», название которого объясняется репликой подруги главного героя: «Когда я открыл ей, что хочу стать писателем, она сказала:

– Это ремесло вора, шпиона и убийцы. Писатель подглядывает, подслушивает, крадет чужие черты и слова, а потом переносит все это на бумагу, останавливает мгновение, как говорил Гете, то есть убивает живое ради прекрасного…»

Что касается второго места, его, как и в читательском голосовании, занял Сергей Беляков. А главным победителем стал Евгений Водолазкин. После объявления итогов кое-кто в кулуарах сожалел об обойденном наградой романе Антона Понизовского «Обращение в слух», но в целом тройка призеров не вызвала ни особых нареканий, ни удивления. По крайней мере первое место было для многих ожидаемым – теперь Евгению Водолазкину для полного наградного комплекта осталось получить разве что «Русский Букер», результаты которого объявят совсем скоро. Конец литературного года не за горами.


Комментарии для элемента не найдены.

Читайте также


Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Вместо валютной "подушки безопасности" стране может понадобиться товарная

Анастасия Башкатова

Отечественная промышленность балансирует между двумя дефицитами – и сырья, и уже произведенной продукции

0
1620
Херсонщина минует стадию народной республики

Херсонщина минует стадию народной республики

Иван Родин

Пророссийские власти украинского региона обещают до конца года сменить государственную приписку без референдума

0
1766
Пацифисты распределились по трем группам риска

Пацифисты распределились по трем группам риска

Дарья Гармоненко

Противников спецоперации выявляют среди любых лидеров общественного мнения

0
1487
Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Зеленая повестка не выдерживает энергокризиса

Ольга Соловьева

Недостаток инвестиций в нефтегазовый сектор грозит новым дефицитом предложения

0
1282

Другие новости