0
4455
Газета Главная тема Печатная версия

05.02.2020 20:30:05

Муртка или выртка?

К 120-летию лингвиста и писателя Льва Успенского

Тэги: литература, юбилеи, филология, лингвистика, история, ленинград, лев успенский, гражданская война, академик щерба, фантастика, великая отечественная война, средняя азия, пастернак, чехов, грибоедов, айзек азимов, джеральд даррелл, илья муромец


литература, юбилеи, филология, лингвистика, история, ленинград, лев успенский, гражданская война, академик щерба, фантастика, великая отечественная война, средняя азия, пастернак, чехов, грибоедов, айзек азимов, джеральд даррелл, илья муромец Лингвист, фантаст, публицист, журналист Лев Успенский большую часть жизни посвятил словам. Фото © РИА Новости

Начало 2020 года оказалось богатым на литературные юбилеи. 2 января – 100-летие фантаста Айзека Азимова (1920–1992). 4 января – 235 лет старшему из братьев Гримм, филологу и сказочнику Якобу (1785–1863). В тот же день – 145 лет автору романов про Чингисхана и Батыя Василию Яну (Янчевецкому) (1875–1954). 5 и 7 января соответственно – 100-летие и 95-летие писателей-натуралистов Николая Сладкова (1920–1996) и Джералда Даррелла (1925–1995). 9 января – 130-летие Карела Чапека (1890–1938). 15-го – 225 лет Александру Грибоедову (1795–1829) и 95 лет Евгению Носову (1925–2002). 19 января – 120-летие Михаила Исаковского (1900–1973) и 145-летие детской писательницы Лидии Чарской (1875–1937)… Более того, памятные даты случились не только у писателей, но и у персонажей. Так, первый день года связан с героем былин (а также фильмов и мультфильмов) Ильей Муромцем. У которого, считается, имелись реальные прототипы: живший во времена Владимира Мономаха силач из Мурома по прозвищу Чоботок Илия Печерский и его земляк Илейко Муромец, он же Илья Коровин, он же Лжепетр – самозванец, в начале XVII века выдававший себя за никогда не существовавшего царевича Петра Федоровича.

4-9-1350.jpg
Слова бывают смешные и трогательные. 
Фото Евгения Никитина
А если ближе к сегодняшнему дню (сегодняшнему в буквальном смысле – к 6 февраля), то между такими именами, как Чехов (29 января – 160 лет) и Пастернак (10 февраля – 130 лет, читайте о Борисе Леонидовиче на стр. 15), расположилась еще одна круглая дата: 8 февраля исполняется 120 лет со дня рождения Льва Успенского. Писателя, лингвиста, филолога, публициста, переводчика, журналиста, военного корреспондента. Автора популярных книг «Слово о словах», «Ты и твое имя».

«Два столетия назад великий немецкий мастер слова и мыслитель Лессинг написал:

«Мне представляется странным уже то, что нам известны не только вещи, а и имена этих вещей. Тем не менее я хочу большего: не просто понимать смысл слов, но еще знать, почему они звучат так, а не иначе...»

Это мысль мудреца. Но тот же самый вопрос приходит иной раз в голову даже окончательному простаку.

– Интересно, откуда взялось на свете слово «куртка»? – внезапно, среди пустой болтовни, спотыкается о неожиданную загадку озадаченный мистер Арпад, далеко не мудрый герой современного английского писателя А. Коппарда.

– Ха-ха! – равнодушно пожимает плечами мистер Платнер, его собутыльник. – Вот уж шут его знает откуда! Кто может это сказать?

– Гм! – удивляется Арпад. – Такое простенькое словцо! Должно же было оно появиться откуда-нибудь.

Кое-кто из моих читателей присоединится, пожалуй, к мистеру Платнеру. В самом деле, я знаю вещь – одежду определенного покроя. Знаю я ее название: «куртка» (если называть эту «вещь» по-русски). Следовательно, значение слова мне совершенно понятно. Чего же еще желать?

Однако более живой ум не остановится на этом. Он согласится с Арпадом, а значит, и с Лессингом. Пусть известны и вещь, и название вещи; хочется все же знать: откуда оно взялось? По какой причине эту штуку назвали именно курткой, а не «мурткой», не «корткой», «вырткой» или еще как-нибудь? Можно до этого дознаться? »

4-9-02350.jpg
Бывают непонятные.  Фото Евгения Никитина
Так начинается книга «Ты и твое имя (Рассказы об именах)», написанная Львом Васильевичем в конце 1950-х и выпущенная в 1960-м издательством «Детгиз». Шестью годами раньше в том же издательстве вышло «Слово о словах (Очерки о языке)» – книга по языкознанию для широкого читателя. Читатель оказался действительно широким: автору и издательству после выхода книги прислали около 5 тысяч писем. А предваряет «Слово о словах» эпиграф из Ломоносова: «Блаженство рода человеческого коль много от слов зависит, всяк довольно усмотреть может. Собираться рассеянным народам в общежития, созидать грады, строить храмы и корабли, ополчаться против неприятеля и другие нужные, союзных сил требующие, дела производить как бы возможно было, если бы они способу не имели сообщить свои мысли друг другу?»

«Сообщать свои мысли» стало главным делом жизни Успенского. В воспоминаниях о Юрии Тынянове он признавался: «С самого нежного детства и сам не знаю почему, я дал себе слово – стать писателем. Именно этот род человеческой деятельности по причинам, которые я затрудняюсь объяснить, представлялся мне вершиной всякого благородства и блаженства. Но как добиться этого блаженства, я не только не знал, но, по правде сказать, в те годы даже мало и думал».

Лев Успенский родился в Ленинграде в 1900 году. Отец, инженер-геодезист, – из разночинцев, мать – из дворян. Пятилетним Лев научился читать и в 1906 году поступил в школу, в 1912 году – в гимназию. После революции отец работал под начальством Михаила Калинина, затем переехал в Москву и вместе с Михаилом Бонч-Бруевичем (братом того самого Бонч-Бруевича – верного соратника и помощника Ленина) организовал Главное геодезическое управление. Лев же с матерью и младшим братом жил в Псковской губернии, одно время работая землемером. Потом вернулся в Петроград, учился в Лесном институте, был мобилизован в трудовую армию, работал на лесозаготовках, участвовал в Гражданской, получил тяжелую контузию. Был помощником лесничего, снова учился в Лесном институте.

В 1925-м начался новый этап жизни: Успенский поступил на Высшие курсы искусствоведения при Государственном институте истории искусств и опубликовал первую научную работу о русском языке эпохи революции. А в 1928-м состоялся литературно-художественный дебют: в харьковском частном издательстве увидел свет фантастическо-приключенческий авантюрный роман «Запах лимона», написанный Успенским в соавторстве со Львом Рубиновым (Рубиновичем) под общим псевдонимом Лев Рубус. В этой книге несколько телеграфным стилем рассказывалось о напряженной борьбе международных сил добра и зла за революционит – мощное радиоактивное вещество метеоритного происхождения:

«Лондон. Туман. Огни. Бешеное движение замедлено. На Кетлер-стрит небольшой особняк спрятался в облезлый садик. «Роллс-ройс» в последний раз вздрогнул и бесшумно замер.

Свет от лампы на письменном столе очерчивает круг. Два кресла – глубоких, спокойных. Двое. Один – длинные ноги, гладко выбрит. Другой – плотный, в военной форме, черные усы. Почтительный, но уверенный голос. Сердитое, но напряженное внимание.

«Двадцать шестого аресты. Провал. ГПУ захватило одиннадцать. Засада в пункте № 5. За мной слежка. Мой частный адрес неизвестен, но кольцо сжато. Ничего не поделаешь. Граница. Финляндия. Здесь. Дешифрант и серия Н.Т.У. зашиты в чемоданчик. Чемоданчик остался в шкафу в комнате. Вернуться не имел возможности. Адрес этот никому из арестованных и другим неизвестен».

4-9-03250.jpg
А иногда все понятно и без слов.
Фото Евгения Никитина
Часы на столе: 18 час. 30 мин. Календарь – 7 февраля. Звонок. Почтительный пробор: – «Брук! Зашифруйте». Радио… Радио английской торговой делегации. Москва… Ряды четких цифр».

После окончания в 1929 году Института истории искусств Лев Васильевич работал редактором, аспирантом Государственного института речевой культуры, преподавателем русского языка в вузе. Учителями, а потом и коллегами Успенского стали многие выдающиеся лингвисты – академики Виктор Виноградов, Борис Ларин, автор знаменитой фразы про глокую куздру («глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка») Лев Щерба, член-корреспондент Степан Бархударов и другие.

В середине 1930-х Успенский был в числе организаторов и сотрудников Дома занимательной науки, автором журналов для детей «Чиж» и «Еж», издал книжку детских рассказов «Кот в самолете», заведовал научно-познавательным отделом журнала «Костер», работал над древнерусским словарем, написал две книги по древнегреческой мифологии. В 1939-м стал членом Союза писателей и выпустил совместно с военным историком Георгием Караевым роман «Пулковский меридиан» о событиях 1919 года.

На второй день Великой Отечественной был мобилизован, служил военкором газеты «Боевой залп». Стал очевидцем прорыва ленинградской блокады, побывал на Балканах, в Румынии, Болгарии и других странах. Награжден орденом Красной Звезды. Демобилизовался осенью 1945-го и вернулся в Ленинград к семье.

После войны путешествовал по стране, писал статьи и стихи о Средней Азии. А дальше были уже упомянутые популярные филологические книги, военный роман в соавторстве с Караевым «Шестидесятая параллель», археологические очерки «За семью печатями» в соавторстве с Ксенией Шнайдер. 70-летие Льва Васильевича отмечено орденом Трудового Красного Знамени и выходом автобиографической книги «Записки старого петербуржца». В последние годы писал фантастику.

Успенский умер в 1978-м там, где и родился, – в Ленинграде. Его могила на Богословском кладбище – напротив могилы Виктора Цоя, спустя годы сказавшего свое «слово о словах»: «…мне послышится слово: «Прощай!»// Но странный стук зовет: «В дорогу!»/ Может, сердца, а может, стук в дверь./ И, когда я обернусь на пороге,/ Я скажу одно лишь слово: «Верь!»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Египет допускает раздел Ливии на три части

Египет допускает раздел Ливии на три части

Игорь Субботин

Каир добивается устранения разногласий в лагере Хафтара

0
2996
Болдинское изобилие

Болдинское изобилие

Андрей Мирошкин

Чем знаменита старинная вотчина Пушкиных

0
861
Гербарий московского чудака

Гербарий московского чудака

Андрей Мирошкин

Андрей Белый собирал опавшие листья и требовал тишины под окнами

0
593
Блики, тень, вкус нахлынувших слез...

Блики, тень, вкус нахлынувших слез...

Елена Печерская

Полные поэзии очерки об истории России

0
213

Другие новости

Загрузка...