0
1871
Газета Культура Печатная версия

14.09.2004

«Олигарх» в «Матросской тишине»

Тэги: машков, папа


машков, папа В «Папе» мы видим непривычного Машкова.
Фото предоставлено кинопрокатной группой «Наше кино»

Владимир Машков – в роли мелкого местечкового коммерсанта Абрама Шварца, модный ныне Егор Бероев – в роли удачливого сына-музыканта. Впервые фильм показали в конкурсе последнего Московского кинофестиваля. Зал смущенно утирал слезы. Ничего удивительного – за душу моментами действительно хватает.

В 50-е Александр Галич написал пьесу «Матросская тишина», постановкой которой в 56-м должен был открыться «Современник». Не дали. Обвинения в адрес Галича были одно нелепее другого: и что, мол, по пьесе получается, будто евреи Великую Отечественную выиграли, и что зачем нам вообще столько обмусоливать еврейскую тему, и что почему нет жизнеутверждающего начала – для советского театра, между прочим, пишете и ставите... На самом же деле что в пьесе Галича, что в фильме Машкова одна-единственная тема – отцы и дети. Безмерная любовь отца и предательство сына. Гибель отца и запоздалое сыновнее раскаяние. Грех стеснения собственных родителей и невозможность его искупления.

Все это было в пьесе Галича. Всего этого гораздо меньше в фильме Машкова. «Матросская тишина» – трагедия, «Папа» – скорее мелодрама с печальным концом. Впрочем, в титрах указано, что фильм снят по мотивам пьесы «Матросская тишина», из-за чего возник скандал между Машковым и дочерью Галича Аленой. Дочь писателя покоробило, что Машков даже не удосужился поставить ее в известность о своих планах, и, само собой, никакого разрешения на «мотивы» и изменение названия она не давала. Впрочем, речь сейчас не о скандале, а о том, почему фильм, на наш взгляд, не получился, несмотря на слезы в зрительном зале и приз зрительских симпатий на Московском фестивале.

Итак, талантливый мальчик скрипач Давид, сын Абрама Шварца из местечка Тульчина, уезжает учиться в Москву, где быстро становится главной надеждой советского исполнительского искусства. У него красивая возлюбленная, масса друзей, всеобщее восхищение. На вопрос, кто его родители, он придумывает что-то несуразное, потому что отца хочет поскорее забыть, не то что на порог пускать. Папа – чудак, суетливый, обожающий сына, с немытой и нечесаной бородой, брызгает слюной. Когда это существо возникает на пороге общежития, Давиду кажется, что жизнь рухнула – имея такого отца, не только карьеру не сделаешь, но и всю жизнь будешь стесняться засветло из дому выходить. Во время войны Абрам гибнет в гетто, юноша заболевает, и в бреду к нему приходит отец – по-прежнему любящий и все простивший.

Есть прекрасное слово «театр». Есть похожее слово, но почти антипод – «театральщина». Там, где есть настоящий театр, театральщине места нет. А настоящее кино перестает быть настоящим, когда в него вторгается театральщина. То ли давний опыт Машкова в театре Табакова, где он по молодости играл того же самого Шварца, проснулся, то ли решил Машков показать, что умеет играть не только брутальных типов – Толяна в «Воре», Пугачева в «Русском бунте», Рогожина в «Идиоте», Платона Маковского в «Олигархе», – но на протяжении всего фильма он словно преследует одну-единственную задачу: показать, что любой киноимидж ему по плечу. Машков, кажется, собрал в образе Абрама все известные и когда-либо виданные им внешние признаки несчастных стариков: он грязен необычайно, головой трясет отчаянно, суетится сверх всякой меры, интонации выработал максимально придурочные. Кажется, все – режиссер, актеры, художники – только и работали на то, чтобы образ Абрама стал как можно более явным, что ли, театральным, бьющим в глаза. И правда, были моменты, когда становилось грустно, и можно понять тех, кто проливал искреннюю слезу. В конце концов у всех есть родители, и каждый чувствует вину перед ними. Грех не всплакнуть. Но – увы – все это в переложении режиссера и исполнителя главной роли настолько отдает мексиканским сериалом, что кажется, будто героев зовут не Абрам и Давид, а, скажем, Антонио и Хуан.

Роль Абрама Шварца у Табакова была первой настоящей ролью Машкова, все, что он вынес тогда из этого спектакля, он с легкой душой перенес в фильм, не особо даже удосужившись поменять театральное пространство на киношное. Перед нами, собственно, перенесенный на экран давнишний спектакль Табакова, и всех-то делов. Это, кстати, к вопросу об отцах и сыновьях. Практически нигде Машков не упомянул тот спектакль, который и стал впоследствии фильмом «Папа». Нигде он не поблагодарил Табакова – ну просто за то, что именно там он и сыграл Абрама Шварца, которого и перенес потом на пленку. Похоже, о проблеме отцов и детей Машков теперь знает не понаслышке. Кстати, по Данте, один из кругов ада специально предназначен для предателей своих благодетелей.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


"Сегодняшний Ватикан мало отличается от сталинского Кремля"

"Сегодняшний Ватикан мало отличается от сталинского Кремля"

Павел Скрыльников

Изгнанный мальтийский рыцарь – о том, как в понтификат Франциска прижился управленческий стиль латиноамериканских диктаторов

0
1905
Рыцарь брутального образа

Рыцарь брутального образа

Владимиру Машкову – 55

0
1016
Папа Франциск не дал американцам разобраться с педофилами

Папа Франциск не дал американцам разобраться с педофилами

Станислав Минин

Епископов США попросили не торопить события

0
3450
Назвавший Франциска антипапой священник отлучен от церкви

Назвавший Франциска антипапой священник отлучен от церкви

Павел Скрыльников

На Сицилии формируется консервативный раскол

0
1934

Другие новости

Загрузка...
24smi.org