0
1589
Газета Культура Печатная версия

28.11.2005

Страстные пятки Николая Цискаридзе

Тэги: театр, тень, цискаридзе, премьера

Смотреть спектакли театра «Тень» одновременно могут 4–5 человек, не больше. Потому что театр целиком помещается на столе, а театральное здание – размером с коробку из-под телевизора. Правда, в этом здании есть все нужные атрибуты – двухъярусный зрительный зал с нарядной публикой, оркестр с дирижером, сцена, кулисы и задники...

«Тень» – не простой театр, а королевский. У писателя Льва Кассиля была придуманная страна Швамбрания, у Толкиена – мир хоббитов Шир. Основатели «Тени» Илья Наппельбаум и Майя Краснопольская нашли на карте мира королевство Лиликанию. Коллектив Лиликанского Королевского театра драмы, оперы и балета приехал на гастроли в Россию, после чего театр задержался на несколько лет в Москве, чтобы осуществлять совместные проекты с иностранцами. Сначала это были Анатолий Васильев и Тонино Гуэрра, теперь – Николай Цискаридзе (на пресс-конференции он, смеясь, изменил фразу Наппельбаума «российско-лиликанский проект». «Российско-лиликанско-грузинский», – добавил Цискаридзе).

Премьер Большого театра сыграл главную роль в кукольном балете «Смерть Полифема». Это смешная семейная сказка про танец и про радость скоморошества. И замечательный способ пропаганды искусства. После «Тени» детям обязательно захочется пойти на какое-нибудь представление еще раз, а взрослым – посмотреть настоящий балет. И вообще сходить в театр.

Кроме слегка безумной (как все удачные театральные проекты) идеи скрестить кукол с «живым» классическим танцем, в спектакле устроили коллективное музыкальное хулиганство. Пригласили нескольких композиторов – с условием, что их музыка будет подвергаться переделкам без согласия автора. Каждый написал кусок партитуры, потом все вместе оркестровали друг друга, а окончательную правку («рирайт») делал еще один человек, но лишь после того, как режиссер слушал варианты и вносил свои пожелания. В общем, автор музыки к «Смерти Полифема» – не один творец, а бригада, названная в программке «творческо-производственное объединение «Композитор».

Идею создать спектакль подал сам Цискаридзе, когда несколько лет назад впервые познакомился с театром: «Тень» получила «Золотую маску», а танцовщик был в составе присудившего награду фестивального жюри. «Жаль, что в вашем театре нельзя поставить балет», – вздохнул Цискаридзе. «Почему это нельзя?» – возразили ему. И пригласили Николая исполнить главную роль – циклопа из античных мифов.

Это была не синекура. Для того чтобы сыграть великана в обычном театре, артисту надо становиться на подпорки. В кукольном театре «Тень» ему лишь надо быть самим собой. Остальное сделает контекст. Но, если вы попробуете просто встать в таком узком пространстве, вам уже будет неудобно. А если танцевать и при этом не разрушить кукольную хореографию, не задеть крошечных, с палец, движущихся кукол вместе с картонным синим морем (величиной с компьютерную клавиатуру) и восходящим солнцем (размером с кофейное блюдце). И при этом творить пальцами ног гамму чувств – кроме голых ступней, на сцене ничего от Цискаридзе нет.

Циклоп одними только ногами страстно влюблялся в нимфу, яростно сражался с воинами, а потом ослеп на единственный глаз от стрелы, выпущенной из засадного троянского коня (в этом эпизоде Цискаридзе пришлось свернуться клубком на сцене, единственный раз показав торс). Выворачивая ступни в идеальную пятую позицию – пятка одной ноги к носку другой, Полифем вдобавок работал кукловодом: выводил на сцену летящих чаек, морской корабль и двигающегося слона, обрушивал на врагов скалы и в сердцах ломал большое розовое сердце, символизирующее победу человеческого соперника над сердцем нимфы. В финале, перевоплотившись обратно в самого себя, премьер дал урок классического танца лиликанским исполнителям, как и положено, на французском языке: «Мадам, месье, кудепье, релеве┘» Куклы, прокрутившие все положенные в классике пируэты и фуэте, благодарно внимали аплодисментам публики. Стоявшие за спичечными фигурками ноги Полифема сделали гигантский, но очень элегантный поклон.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


На дуроге дымовозы

На дуроге дымовозы

Елена Семенова

Юрий Орлицкий о Генрихе Сапгире, его стихах-кентаврах и «полусловах», которые нужно додумывать

0
636
У нас

У нас

НГ-EL

0
166
65–75–85: галопом по поэту

65–75–85: галопом по поэту

Юрий Кувалдин

К юбилею Александра Тимофеевского

0
662
Смело, товарищ, в бой

Смело, товарищ, в бой

Надежда Травина

В Москве впервые представили кантату Эйслера «Высшая мера» по пьесе Брехта

0
734

Другие новости

Загрузка...
24smi.org