0
1537
Газета Культура Печатная версия

18.07.2014 00:01:00

Вечно серьезный шутник

К 80-летию Александра Анатольевича Ширвиндта

Тэги: театр, кино, александр ширвиндта


театр, кино, александр ширвиндта

Восьмидесятилетие – такой серьезный юбилей – не вяжется, не сопрягается с образом Ширвиндта. Что не мешает радоваться тому, что он с нами, – наоборот, хочется еще столько же ему пожелать. Ширвиндт – из тех, кого хочется чувствовать рядом, знать, что он к празднику появится на экране, скажет какие-то духоподъемные слова с печальной и все понимающей улыбкой, мол, живите долго – скажет он так, что понятно: в этой стране можно и долго, и коротко, а толку никакого. При этой его всегда спрятанной в кармане – а вернее, при его скрытой, недопроявленной улыбке – Ширвиндт не из тех, с кем борется власть. Наоборот, люди из властных коридоров с удовольствием спешат на премьеры в Театр сатиры, которым Ширвиндт руководит 14 лет. 

Власть с ним не борется, но и он не из тех, кого можно назвать ярым борцом с режимами. Он – из тех, кто борется молча. Он и не скажет ни слова, а все понятно. Мысли, как говорится, никуда не денешь. И мысли у него всегда имеются. Театр не всегда удается вести от победы к победе, а мыслей, остроумных, веселых, печальных, украшенных словечками, которые с 1 июля со сцены произносить нельзя, – этих мыслей у него не отнять, их у него есть. Как говорят в Одессе, хотя Ширвиндт – самый настоящий и коренной москвич.

Говоря о нем, редко почему-то вспоминают о школе, хотя его актерская манера, как говорится, обеими ногами стоит на вахтанговских принципах. Он много лет преподает в Щукинском училище, но главная школа, которую может дать большой актер, – его собственный пример. Ширвиндт – вахтанговец и по школе, и по духу праздничности, способности веселиться и веселить, пренебрегая тяготами и лишениями и смертельной опасностью. Он никогда, если память не изменяет, не играл героев Шолом-Алейхема, но даже в такой чисто британской истории, как «Трое в лодке, не считая собаки», был образцом не только британского юмора, но и гонцом из мира «нит гидайге» – тех героев, которые, как Тевье, не отчаиваются, даже когда все совсем плохо. На все происходящее, где бы ни оказывались его герои, он смотрит будто чуть-чуть со стороны, и эта позиция позволяет и ему самому точно оценивать ситуацию. И шутить даже тогда, когда, кажется, шутить уже поздно или еще рановато. С ним не страшно жить, поэтому и хочется, чтобы он как можно дольше был здоров. Из самых эгоистичных зрительских резонов.

«НГ»


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Сказка-балет  "Щелкунчик"

Сказка-балет "Щелкунчик"

0
377
Филипп Рейнхардт: "Меня здесь все зовут женихом"

Филипп Рейнхардт: "Меня здесь все зовут женихом"

Наталья Савицкая

Швейцарский актер о том, почему русские женщины очень сильные, но это им не вредит

1
1006
Бюджеты на детские театры и театры малых городов оставят автономными

Бюджеты на детские театры и театры малых городов оставят автономными

Елизавета Авдошина

Подведены итоги программы  "Большие гастроли"  за 2017 год

0
470
Спирт крепок, ягода отборна

Спирт крепок, ягода отборна

Елена Семенова

На 75-летии «Нового журнала» звучали стихи поэтов «Гудзонской ноты»

0
178

Другие новости

Загрузка...
24smi.org